«АТОМНЫЙ ИВАН...

«АТОМНЫЙ ИВАН»

531
0
ПОДЕЛИТЬСЯ

Россия, 2012, 90 мин., PG. Реж. Василий Бархатов (дебют); в ролях: Юлия Снигирь (Таня), Григорий Добрыгин (Ваня), Екатерина Васильева (бабушка Вани), Евгения Дмитриева (мама Вани), Алексей Горбунов (папа Вани), Денис Суханов (Аркадий Маркуша), Алексей Колубков (Станислав), Марина Голуб (соседка), Юрий Внуков, Борис Эстрин (начальник АЭС)

Жанр. Ироническая мелодрама с производственными мотивами.

Атомная энергетика. Это озорное и оптимистичное кино напрямую связано с атомной энергетикой, отраслью, которая у множества людей мира вызывает опасения, и даже неприязнь. Недавно я представлял в рамках «Кинопанорамы» американскую картину «Запретная зона», повествующую о последствиях Чернобыльской катастрофы, а в прошлом году мир сильно напугала японская АЭС в Фукусиме, после аварии на которой, стало невозможно списывать риски на фирменную советскую расхлябанность. Дошло до того, что некоторые страны, включая Германию, несмотря на колоссальные финансовые потери (и наличие чужих АЭС возле собственных границ), стали стремительно закрывать атомные станции. Хотя согласия в этом вопросе в мире нет. Многие государства, включая и тоталитарные режимы (даже обладающие огромными запасами нефти), наоборот, стали спешно строить АЭС. Часто на помощь им с удовольствием приходит могучая корпорация «Росатом», которая управляет всеми ядерными активами России, включая как гражданскую часть, так и ядерный оружейный комплекс. Именно она финансировала создание «Атомного Ивана».

Пиар. Конечно же, атомщики желали, чтобы благодаря фильму, зрители лучше относились к их деятельности. И поэтому пустили киношников в свои вотчины в Удомле (Тверская область) и Сосновом боре (Ленинградская область). И действительно, из ткани «Атомного Ивана» можно вычленить фактически рекламу АЭС, но, к счастью, она не доминирует, даже не напрягает. К примеру, в фильме напрямую говорится, что при сгорании угля на тепловых электростанциях в атмосферу попадает в 100 раз больше урана, чем выпускают АЭС мира. Однако, не просто так, а в рамках творческого дискурса о том, что факт и факт искусства – вещи принципиально разные. Даже сам по себе безупречный вид белоснежной спецодежды сотрудников АЭС и веселые экскурсии детей по станции подталкивают вспомнить о ведомственных «заказухах», но ведь действительно красиво получилось. Зато столовая на АЭС визуально разочаровывает, а если бы режиссер фильма был бы всерьез озабочен рекламой – он бы такой промашки не допустил. Зато не режет слух мнение, что лучше города атомщиков – только Венеция, потому что там еще и каналы есть. Сие сравнение направлено на тех, кто способен оценить тонкость юмора…

Традиции. Сценарий модного, а иногда и провокативного украинского драматурга Максима Курочкина («Черчилль») ассоциативно связан с каноном советской оттепели 60-х, как раз, когда в моде было противопоставление физиков и лириков. И вновь первые выглядят убедительнее. Они увлечены большим реальным делом, а не мучаются мало кому нужной ерундой. Тем более что экранная богема действительно далека от гениальности. Включая и амбициозного театрального режиссера Аркадия Маркуши, который, не сумев закрепиться в столичных и областных театрах, соглашается поставить спектакль на сцене Дома культуры города атомщиков. Важно отметить, что культура здесь в почете. Репетиции театральной студии часто прекращаются потому, что наступает время, то студии бальных танцев, то народного хора «Грустиночка», то детских коллективов. Так что приходится продолжать на улице, но никто из самодеятельных артистов не ропщет, их больше интересуют собственные роли, к которым они нередко сами же пишут монологи. Уделяют они время и теории, изучению системы Станиславского. А вот талант тут не обязателен, что подчеркивается, – достаточно желания.

Апокалипсис. Официально ставится музыкально-разговорное шоу к юбилею АЭС под названием «Атом завтрашнего дня» со светомузыкой и лазерами. Однако руководитель ДК Станислав, пригласивший Аркадия, знает: у того непременно получится нечто апокалипсическое. Но подобного исхода не боится, наоборот, хочется скандала как своеобразного катарсиса. Тем более что идея апокалипсиса на самом деле хороша. Согласно ей, после того, как Землю постигнет глобальная катастрофа, именно АЭС останутся островками чистоты.

Любовь и разлука. Мы знакомимся с Таней и Ваней как с участниками театральной студии. Они – пара со второго курса, а сейчас инженеры АЭС. Логичным развитием их отношений станет женитьба. Тем более что, во-первых, их связывает наука, а во-вторых, Таня – беременна. Но именно сие обстоятельство заставляет девушку всерьез задуматься. «Ваня, ты еще мальчик, ты не можешь быть отцом», – сообщает она. Он ошеломлен, однако понимает: так уж сложилось в его семье, что отцы получаются неважные. Дед был атомщиком, бомбу делал, погиб от радиации, отца он не помнит по той же причине. Вот Ваня и нажил комплексов, одним из которых являются постоянные, навязчивые мысли о станции, ядерной энергетике. Они достают его и во время любовных утех, и по ходу обеда. «Почему же нельзя только работать на АЭС, а остальное время жить, как нормальный человек?», – изводит Ваня себя, понимая, что личная жизнь рушится.

Ностальгия. По ходу фильма довольно часто вспоминаются те времена, когда атом был главным делом страны, а погибнуть «в борьбе за это» считалось романтичным. Отсюда всемерное уважение к фильму «Девять дней одного года» (1962), просмотр которого является коллективным ритуалом. Именно в такой обстановке вырос нашедшийся уже в ходе фильма отец Вани, который ушел от беременной невесты прямиком в горящий Чернобыль. Для него дело, долг были выше, чем семейные ценности, за что и пострадал.

Настроения. Много внимания в фильме уделено фактору паники, до которой столь падки массы. Уж на что, казалось бы, психологически закаленным должно быть население атомного городка, а не поверило сообщению о том, что задымление на АЭС – следствие пожара в строительной бытовке. Такова уж репутация руководителей отрасли, что вместо того, чтобы их послушать, да и успокоиться, население, как минимум скупает воду и продукты, а как максимум, разбегается, создавая пробки.

Фактор Бархатова. Одна из главных интриг «Атомного Ивана», как проявит себя в кино Василий Бархатов (род. 29.7.1983 г.), который, несмотря на молодость, является корифеем театральной режиссуры, прежде всего, музыкальной. Его постановки на сцене Мариинского театра, а затем и в Большом, принесли ряд наград, включая «Золотую Маску». Василий давно является медийным лицом, членом Общественной палаты РФ, лауреатом президентской премии «Прорыв», режиссером громких развлекательных телепроектов. Как у него получилось в «Иване»? На мой взгляд, чересчур тонко. Желание и заказчика порадовать, и кукиш в кармане сохранить присутствует, но реализация не выглядит убедительной. И несмотря даже на участие в проекте ряда звезд и закадычного друга Сергея Шнурова в качестве композитора. Даже его музыка здесь пресновата. Хотя и то, что «Атомный Иван» – кино, а не сериальный поток – режет глаз.

Звезды фильма. 25-летний Г.Добрыгин («Как я провел этим летом») – актер элитный, обладатель премии Берлинского МКФ, ряда других наград. И персона прелюбопытнейшая. В его биографии много любопытного, начиная с рождения на Камчатке. Григорий учился в Академии хореографии при Большом театре, протестантской семинарии, Школе-студии МХАТ и РАТИ. Позировал для гей-журнала. Является колумнистом. Его 28-летняя партнерша Ю.Снигирь («Обитаемый остров»), кстати, профессиональный учитель английского, пока более всего известна модельной внешностью, но многое в ее карьере может изменить участие в «Крепком орешке 5».

Прочая информация. В фильме много настоящей рыбы и творческих фишек, близких аудитории кинофестивалей (эпизод с умыванием сладкой газировкой, под Мэрилин Монро и т.д.). Бюджет $1,5 млн.

БЕЗ КОМЕНТАРИЕВ

ОСТАВИТЬ ОТВЕТ