«ЖИЗНЬ, ПОСТА...

«ЖИЗНЬ, ПОСТАВЛЕННАЯ НА ПЕРФОКАРТУ» ИЛИ «ТАЙНА ОРДЕНА ОРЛА»

ПОДЕЛИТЬСЯ

Главы из книги

«Ибо всякое дело Бог приведет на суд, и все тайное, хорошо ли оно, или худо».

Екклезиаст, ХII

Пролог – 31 июля 1941

Этот день, 31 июля 1941 года, должен быть помечен в календаре черной краской, хотя немногие сегодня знают почему. А знать необходимо: ведь именно в этот день написано было то небольшое письмо-предписание, которое стало символом самого чудовищного, самого варварского преступления ХХ века. Одно обычное слово на немецком языке: «ENDLOSUNG», или два в переводе на русский: «ОКОНЧАТЕЛЬНОЕ РЕШЕНИЕ» – пятном кровавым остались в памяти человечества. А само предписание затерялось – пеплом рассыпалось по дорогам истории, черным дымом в небо ушло из труб крематориев.

Но правда ведь в том, что в нем, в предписании этом, в рутинной этой, вроде бы, канцелярской бумажке, существенно все: и адресат, и отправитель, и дата отправки, и, может быть, самое главное – расшифровка странного этого на первый взгляд слова – «ENDLOSUNG».

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

АДРЕСАТ, ОТПРАВИТЕЛЬ И… ЯБЛОЧНЫЙ ПИРОГ

1. Адресат

Предписание адресовано главе РСХА – Главного управления имперской безопасности – обергруппенфюреру СС Рейнхарду Гейдриху – и это понятно: ну, кто, как не Гейдрих должен был завершить начатое нацистами еще в 1933-м «решение еврейского вопроса»?

Рейнхард Гейдрих уже не первый год занимается этим «вопросом» – в Германии, в Австрии, в Чехословакии. В сентябре 1939-го он создает первое еврейское гетто в Польше, а в 1941-м, перед началом вторжения в Большевистскую Россию, организует печально известные Эйнзатцгруппе СС – отряды убийц, чье назначение «решить еврейский вопрос» на территории Советского Союза. И хотя делает он все это, так сказать, «подолгу службы», но есть здесь, несомненно, и какая-то личная заинтересованность, некое садистское удовольствие, нечто первертное, варварское, близкое к удовольствию каннибала, пожирающего себе подобных. Этот «гейдриховский феномен» хорошо известен, но объясняем обычно достаточно странным образом. Впрочем, немало странного в этом, таком одаренном от природы, человеке, принесшем за свою короткую 38-летнюю жизнь так много зла человечеству (Хайнц Хёне «Черный орден СС», ОЛМА-ПРЕСС, М., 2003).

Рейнхард Гейдрих всегда и во всем стремился быть первым. Он был прекрасным скрипачом, отличным летчиком-истребителем, автогонщиком, лыжником, он гордился своими успехами в фехтовании, стрельбе, конном спорте и даже своими «достижениями» в борделе. Но предметом особой гордости Гейдриха была его «арийская внешность» – высокий рост, белокурые с рыжинкой волосы, хищный нос и холодные, голубые до белесости косящие глаза. И как же обидно было, как нестерпимо больно, что все это «великолепие» портили непропорционально широкие (ну, прямо, женские!) бедра и голос – странный для такого крупного тела: высокий и какой-то блеющий фальцет. Гейдрих тяжело переживал свое несоответствие «эталону нордической расы» и, что особенно удивительно, каким-то непостижимым образом связывал это с евреями, или, точнее, с еврейской кровью, текущей в его жилах.

Еврейская кровь? Страшное обвинение!

Особенно для эсэсовца, обязанного представить неопровержимые доказательства, что ни он, ни его жена не имели в своем роду евреев, по крайней мере, лет двести, с 1750 года. Особенно для человека, стоящего на самой вершине власти нацистского Рейха, рядом с такими «чистыми арийцами», как Адольф Гитлер и Генрих Гиммлер.

Еврейская кровь? Страшное обвинение!

Тем более что оно, видимо, было основано на реальных фактах. Говорили, что и со стороны матери – актрисы Элизабет Гейдрих (урожденной Крантц), и со стороны отца – оперного певца и директора консерватории в Галле-на-Заале – Бруно Гейдриха (настоящая фамилия которого Зюсс) – Рейнхард Гейдрих был евреем.

Факты эти были достаточно широко известны, поскольку до прихода Гитлера к власти и не особенно скрывались. Во всяком случае, различные клички, имеющие «еврейскую коннотацию», преследовали Гейдриха всю его жизнь. И в школе, и в военно-морском училище, и даже в СС в начале карьеры, его называли «Коза» или «Иза» (что удивительно, поскольку на древнем языке «иврит» слово «Иза» – с ударением на первой букве – как раз козу и означает!). И чем выше поднимался он по карьерной лестнице, тем упорнее становились слухи о его еврейском происхождении.

Гейдрих прилагал большие усилия для того, чтобы разыскать и уничтожить не только компрометирующие его документы, но и компрометирующих его свидетелей. С этой «благородной» целью он даже разрушил памятник на могиле своей бабушки Сарры на еврейском кладбище в Лейпциге, заменив его скромным надгробным камнем с выбитыми на нем инициалами «S.G.». С этой целью он запасался различными справками, в которых бесчисленные расовые комиссии подтверждали отсутствие в его роду еврейской крови.

Но в данном конкретном случае более правдивыми кажутся не справки расовых комиссий, а непредвзятые свидетельства информированных людей. Так, например, обергруппенфюрер СС доктор Вильгельм Штуккарт (занимавший, кстати, пост председателя одной из комиссий по защите немецкой крови) утверждал, что в «их кругах» Гейдрих считался евреем, или, в крайнем случае, «частичным евреем». Того же мнения придерживался известный доктор Феликс Керстен – массажист рейхсфюрера СС Генриха Гиммлера, который «своими ушами» слышал, как о еврействе Гейдриха говорил Гиммлер. Многие сотрудники Абвера знали о том, что глава Германской военной разведки адмирал Вильгельм Канарис, желая уберечь от смерти участников немецкого Сопротивления, хранил в своем сейфе документы, свидетельствующие о еврейском происхождении Гейдриха. И именно этим можно объяснить многолетнюю безнаказанность «Черной Капеллы» (Яков Верховский, Валентина Тырмос «Сталин. Тайный «Сценарий» начала войны», ОЛМА-ПРЕСС, М., 2005.

Есть и другие улики подобного рода. Такой густой дым явно не без огня. И современная политкорректность здесь неуместна: жестокая правда заключается в том, что «еврейский вопрос» во всех его нацистских патологических проявлениях был для Гейдриха главным в жизни. Чего только стоит такое свидетельство очевидцев: возвращаясь обычно домой среди ночи в сильном подпитии, Гейдрих имел привычку входить в ванную комнату и, заглядывая в висящее над умывальником зеркало, выискивать в своем отражении «черты еврея». При этом он непристойно ругался, а иногда, выхватив из кобуры на поясе тяжелый «парабеллум», палил в это, ненавистное ему, отражение.

Уничтожая миллионы людей еврейской крови, Гейдрих, прежде всего, убивал еврея в себе. И, возможно, что именно поэтому Гиммлер, всегда настороженно относившийся к возможным соперникам, не опасался Гейдриха, и часто в кругу доверенных лиц витийствовал: «Гейдрих – человек с внутренней раздвоенностью, характерной для людей смешанной крови».

А Гитлер, учуяв эту его патологическую раздвоенность, это садистское удовольствие Гейдриха от убийства евреев, благоволил к нему и называл «человеком с железным сердцем».

Так что пришедшее сегодня письмо-предписание «об окончательном решении еврейского вопроса», об «ENDLOSUNG», не могло найти более «достойного» адресата, чем обергруппенфюрер СС Рейнхард Гейдрих.

Именно так считал и хорошо его знавший Гиммлер: «Для выполнения задачи, поставленной перед нами нацистской партией, фюреру трудно было бы найти более подходящего человека, чем Гейдрих. По отношению к евреям он действует беспощадно и без малейшей жалости даже к детям».

2. Отправитель

Отправителем был Геринг. Именно он, рейхсмаршал Герман Геринг, подмахнул это письмо, и рядом с его, всем знакомым факсимиле не было даже необходимости указывать ранг и фамилию отправителя.

Но почему именно Геринг? А не Гиммлер, например, в ведении которого, находится весь «еврейский вопрос»?

Ну, хорошо, если отправитель Геринг, то почему он адресуется напрямую к Гейдриху через голову его прямого начальника Гиммлера?

Странным выглядит это нарушение субординации.

Герман Геринг…

Расфранченный, надушенный и, чего греха таить, выгодно отличавшийся от всех мрачных фигур гитлеровского паноптикума.

Говорят, что Геринг был чужд идеологии нацизма и даже публично называл ее «чепухой». Но, кто, как не Геринг, проложил Гитлеру путь к власти? Кто всегда стоял рядом с «обожаемым Ади» и жертвовал ему всем, даже своей легендарной женой Карин? И разве не друга-Германа за день до нападения на Польшу, 31 августа 1939 года, Гитлер назначил своим преемником?

Говорят, что Геринг был славным малым, веселым и остроумным.

Говорят, что был жизнелюбом. Но ведь именно он, Герман Геринг, в 1933-м создал ГЕСТАПО – ставшее черным символом нацистского террора, символом смерти. Говорят, что Геринг не был антисемитом. Возможно. Тем более что в его жизни, как и в жизни его адресата – Рейнхарда Гейдриха, как то странно прослеживается «еврейский след» (Вилли Фришауэр «Взлет и падение Геринга», ЦЕНТРПОЛИГРАФ, М., 2000).

В давние времена, где-то в конце ХIХ века, овдовевший отец Геринга – Генрих – женился вторично – на молодой пышущей здоровьем баварской девушке по имени Фанни. Эта не знающая страха деваха, часто, будучи на сносях, или после родов, с грудным младенцем на руках, мчалась, сломя голову, вслед за мужем – и в Черную Африку, и на остров Гаити, куда только не забрасывала его судьба в лице тогдашнего германского МИДа. И очень странно, что лишь одного из своих пятерых детей – Германа – мама Фанни, родив, оставила в Германии на попечении чужой женщины, которую Герман, научившись говорить, стал называть «мамой».

Герман Геринг встретился со своей настоящей матерью только через шесть лет, что совсем уже невероятно для чадолюбивой Фанни. Эта встреча произошла в 1899-м, когда старший Геринг, выйдя в отставку, вернулся с семьей в Германию, где у него не было ни крыши над головой, ни средств к существованию. И трудно, наверное, пришлось бы этой многодетной семье, если бы на помощь Герингам не пришел некий Герман Эпштейн, врач гинеколог, с которым Фанни познакомилась еще в Африке, во время одной из своих частых беременностей. Этот самый Эпштейн не только предоставил Герингам под жилье один из принадлежавших ему старинных замков (замок Фельдштейн, близ Нюрнберга), но и взял всю семью на многие годы на свое полное иждивение.

Чем же могла объясняться такая щедрость? А вот чем: Герман Эпштейн – еврей по национальности – оказывается, был крестным отцом (?) Германа Геринга, и мальчик даже имя получил в его честь. Эпштейн не только позаботился о содержании всей семьи, он оплатил и весьма дорогостоящее образование Германа, и именно ему – «крестному отцу» – Герман был обязан и своим дальнейшим материальным благополучием и своим высоким положением в обществе.

Вот такая странная история о «еврейском крестном отце» (или о настоящем еврейском отце?) Германа Геринга.

3. «Выродки рода человеческого»

Итак «ENDLOSUNG» – «окончательное решение еврейского вопроса» – самое варварское преступление ХХ века – было связано напрямую с двумя людьми, двумя «выродками» рода человеческого, каждый из которых предположительно имел еврейские корни. Впрочем, вполне возможно, что все эти предположения просто паранойя ревнителей «чистоты арийской расы», не устававших подозревать «в еврействе» каждого из своих товарищей, в том числе, и себя лично. Вот ведь, как говорят, даже Гитлер, мучаясь по ночам сомнениями, однажды поручил Гиммлеру провести тайное расследование и выяснить (раз и навсегда!) нет ли в нем, в фюрере Великого Рейха, еврейской крови. Гиммлер провел расследование и почтительно доложил фюреру, что у него нет оснований сомневаться в чистоте своего арийского происхождения (Леонид Млечин «Самая большая тайна Фюрера», ЦЕНТРПОЛИГРАФ, М., 2008).

К счастью для Гитлера и к счастью для нас! Страшно было бы знать, что человек, что еврей, может стать предателем, может стать убийцей собственного народа. Правда были уже, да были за 5000 лет истории евреев, и предатели, и убийцы.

Создается даже какое-то странное ощущение, что преступник Рейнхард Гейдрих через 500 с лишним лет стал реинкарнацией (если, конечно, верить в существовании реинкарнации!) создателя испанской инквизиции и первого Великого инквизитора Томазо де Торквемады. Бабушка Торквемады (также как Сарра – бабушка Гейдриха) была правоверной еврейкой, и, несмотря на это (а, может быть, именно поэтому!), главным полем деятельности Торквемады (также как впоследствии, и Гейдриха!) было уничтожение «врагов веры». С особенным удовольствием этот жестокий и фанатичный человек преследовал (на удивление!) себе подобных – иудеев, которых принудили принять христианство. На иврите их называют «анусим» – «принужденные», а на испанском – «мараны».

Продолжение следует…

БЕЗ КОМЕНТАРИЕВ

ОСТАВИТЬ ОТВЕТ