БУНТ НА КОРАБ...

БУНТ НА КОРАБЛЕ

335
0
ПОДЕЛИТЬСЯ

Евроазиатский экономический союз просуществовал не так уж много времени, но среди его членов уже успел созреть первый серьезный конфликт. Причина – желание России ввести таможенные санкции против Украины.

В принципе, в этом нет ничего нового: год за годом, стоило украинским властям сделать очередной, хоть малейший шаг в сторону Евросоюза, как Россия немедленно начинала новую торговую войну: то «трубопрокатную», то «газовую», а то – «конфетно-шоколадную». Причем имя действующего президента или премьер-министра Украины не имело значения: подобное было при Ющенко и Тимошенко, подобное же случалось и при Януковиче. Любой шаг на Запад расценивается Кремлем, как попытка к бегству – с соответствующими последствиями.

Так что и нынешние заявления России о принятии «защитных мер» против украинских товаров вызывают у многих чувство некоего дежа-вю: все это уже было, и не раз. Стоило украинскому правительству подписать с ЕС соглашение об ассоциации – «защитные меры» не заставили себя ждать. В принципе, определенная логика в этом имеется: теперь, когда Украина может торговать с Европой беспошлинно, Россия, у которой с Украиной также беспошлинная торговля (по крайней мере, в основном), по словам Владимира Путина, опасается наплыва дешевой и качественной европейской продукции на российский рынок, где она вытеснит дорогой и некачественный, но близкий и отечественный продукт. Тем не менее, удар Кремля, как повелось, оказался направлен не против гипотетических европейских производителей, а против вполне конкретных украинских экспортеров. Так уже было – осенью 2013, так повторяется и теперь.

Правда, в данном случае есть парочка весьма важных отличий. В октябре минувшего года Янукович «прогнулся» и в последний момент не подписал Соглашение об ассоциации с ЕС. В июне нынешнего – Порошенко подписал ассоциацию в полном объеме. Результат – Кремль объявил, что «защитные меры» вступят в силу, как только договор с ЕС будет ратифицирован – будут введены таможенные пошлины, целый ряд иных ограничительных мер, а пока что Россия «разминается» тем, что то и дело запрещает ввоз из Украины тех или иных отдельных товаров. Делает она это, правда, с переменным успехом: скажем, запрет на ввоз украинских продуктов питания в оккупированный Крым не просуществовал и двух месяцев – его пришлось отменить, так как захваченному полуострову стал грозить если не голод, то уж во всяком случае – весьма серьезное недоедание. Правда, украинские экспортеры, выбитые с крымского рынка «зелеными человечками», не слишком торопятся теперь, воспользовавшись милостивым разрешением оккупантов, туда возвращаться – так что все-таки непонятно, что теперь получится с наполнением полок крымских супермаркетов. Но подобное проходит, очевидно, под грифом «лес рубят – щепки летят», а тем временем российские власти готовят новые запреты. Так же, как и полгода назад, создается устойчивое впечатление, что экономическая защита имеет, в первую очередь, политические причины: наказать Украину за ее европейский выбор.

Россия и компания

И тут вступает в силу второе отличие от октября 2013 года, а именно – на этот раз не кто-нибудь, а предположительно вернейшие и преданнейшие союзники Кремля по Таможенному союзу, сооснователи ЕврАзЭС, Беларусь и Казахстан, вдруг решили устроить тихий бунт. Обе эти страны отказались подписывать соответствующую резолюцию Совета Евроазиатского экономического союза о «новом торговом режиме» для Украины. Россия может действовать, как ей заблагорассудится – но в одиночку. А это означает, в частности, что любые российские санкции и таможенные барьеры на границе с Украиной могут быть спокойно обойдены – украинские экспортеры могут поставлять свои товары на российский рынок через соседнюю Белоруссию или через более далекий, но столь же открытый для них Казахстан. Вряд ли Москве придет в голову «опускать шлагбаум» еще и на этих границах – иначе в чем тогда вообще смысл как Таможенного, так и Евроазиатского союзов?

Сопротивление Казахстана и Беларуси наносит весьма ощутимый удар российской интеграционной политике. Оба государства, как члены ТС, вообще-то обязались проводить совместную с Россией торговую политику относительно третьих стран. Минск и Астана, кроме того – «несущие опоры» ЕврАзЭС, организации уже гораздо более политизированной. По большому счету, «прекрасное далеко» этого союза, которое должно наступить уже в 2015 году – внутренний рынок «мощностью» в 170 млн. потребителей, свободное передвижение людей, товаров, услуг и капитала – оказалось под вопросом. Уже хотя бы потому, что, в отличие от Евросоюза, Евроазиатский союз построен не по принципу принятия решений «либо единогласно – либо никак», а по принципу «Россия и компания»: в этом образовании Кремлю заранее была отведена доминирующая роль. И вдруг «компания» отказывается брать под козырек и выполнять то, что приказал «доминант»? Как же быть с «мощным противовесом Евросоюзу» и «собиранием земель советских»?

Получается, что российско-украинский конфликт, вроде бы, не затрагивающий напрямую союзников России, на самом деле, раскалывает ЕврАзЭС изнутри. Президент Белоруссии Александр Лукашенко, недавно благополучно отпраздновавший двадцатилетие своего «восхождения на престол», обычно не устает восславлять славянское братство с россиянами, вдруг опять развернулся к братьям, мягко говоря, спиной: критикует Украину не за то, что она, скажем, не желает радостно вливаться в общий хор под управлением заслуженного деятеля всего на свете, Владимира Владимировича, а за то, что «без сопротивления отдала Крым». В интервью российскому телеканалу «Дождь» Лукашенко (как ранее сообщалось в газете «Каскад» – прим.ред.) , в частности, заявил: «Кто бы ни позарился на белорусскую землю – я буду драться. Даже, если это будет Путин». На самом деле, это, конечно, такая красивая поза – уже хотя бы потому, что Путин присутствует на белорусской земле давно и прочно, и что сам Лукашенко, скорее всего, вряд ли пробыл в своем кресле столь долгий срок, если бы не гигантская, прямая и косвенная, поддержка Кремля. Тем не менее, это уже не первый раз, когда «бацька» вдруг вспоминает «славное партизанское прошлое» своего народа и устраивает «диверсии на дорогах»: достаточно вспомнить, как в конце июня он распорядился на время закрутить кран на транзитной газовой трубе из России в Европу, так как «Газпром» недодал Белоруссии газу. Тогда «Газпром» срочно «додал» – и Лукашенко успокоился. Так что нынешний отказ возводить перед украинскими товарами таможенные барьеры – уже не первый раз, когда Минск подобным давлением на Москву добивается своего.

Казахстан, подобно Беларуси, также сопротивляется любым попыткам России превратить ЕврАзЭС из экономического союза в союз политический. И так же демонстративно не желает поддерживать российскую «таможенную войну» – как и Беларусь, в прошлом году подчеркнуто разрешил ввоз в Казахстан украинских шоколадных изделий фирмы «Рошен», которая, как известно, принадлежит нынешнему украинскому президенту и оказалась в России под запретом из-за неких вредных веществ, оперативно найденных Роспотребнадзором. И так же, как Лукашенко, Назарбаев не спешит становиться в строй и поддерживать нынешние российские «защитные меры». Себе дороже?

Когда в товарищах согласья нет…

Александр КнобельВпрочем, Россия, Беларусь и Казахстан не только далеки от пресловутой «общей торговой политики по отношению к третьим странам» – торговля между ними страдает и сама по себе. «До общего рынка еще далеко. Не существует даже совершенно свободного передвижения товаров» – критикует московский экономист Александр Кнобель из Института экономической политики Егора Гайдара. Торговые отношения усложняются многочисленными препятствиями. ЕврАзЭС, по его мнению – это всего лишь смена вывески: «До сих пор изменилось лишь название союза, а проблемы остались теми же. Попытки участников их решить пока не увенчались успехом».

По мнению Кнобеля, вместо способствования развитию экономики, в ТС (пардон – уже в ЕврАзЭС) занимаются всего-навсего перераспределением ресурсной базы – и в этом состоит главная его проблема. К примеру, Беларусь получает порядка $6 млрд. в год за счет беспошлинного ввоза российских нефти и газа – это примерно 10% белорусского ВВП. Это цена, которую платит Кремль за участие белорусов в его престижном геополитическом проекте. Проблема с предположительным переполнением российского рынка европейской продукцией – на самом деле надумана, считает эксперт, так как при пересечении границы с ЕврАзЭС пошлины взимаются со страны-производителя. Если Россия теперь, как запланировала, введет защитные пошлины для украинских товаров – потеряет не только Украина, но и Россия. На примере того же Крыма можно видеть, как исчезновение украинских конкурентов неминуемо приводит сразу к двум негативным последствиям: к удорожанию российских продуктов и к нехватке продуктов, как таковых. Теперь Россия пытается распространить этот «крымский опыт» на всю торговлю с Украиной – и совершенно неудивительно, что партнеры не хотят ее в этом поддерживать. Ведь речь идет об их собственных карманах…

БЕЗ КОМЕНТАРИЕВ

ОСТАВИТЬ ОТВЕТ