ВЕЛИЧАЙШЕЕ СВ...

ВЕЛИЧАЙШЕЕ СВИНСТВО В МИРЕ

591
0
ПОДЕЛИТЬСЯ

Это определение, прозвучавшее в одной из оперетт с преамбулой «если к вашим свиньям прибавить наших…», реализовано в Германии. Здесь собрана  коллекция из 45 тысяч экспонатов,  имеющих  к хрюшам самое непосредственное отношение. Если учесть, что годовое число посетителей такое же – 45 тысяч, получается, что каждому из них подложили свинью. От чего он, как предполагается,  стал чуточку счастливей.

Русский менталитет выражение «поступить по-свински» расценивает как предательство, жульничество, мошенничество. В любом случае, действие непорядочное.

Для немцев  свинья – символ достатка и удачи. Поэтому уснащают фигурками, рисунками и прочими изображениями свиньи помещения в доме, самые, пардон, неожиданные. Разумеется, когда ими усеяны стены и полки туалета, воспринимаешь этот факт как особенность менталитета, который нельзя не запечатлеть. Даже литература, которую ты, возможно, захочешь освоить, оседлав унитаз, исключительно свинского наполнения.

Что подтверждаю фоторепортажем из дома своих знакомых, который по собственному проекту построил архитектор из Мюльхайма-на-Руре Фридель В. Я не спрашивал хозяина, зачем он развел дома cвинарник. Мне показалось это некорректным: такой вопрос из серии «А сколько ты зарабатываешь?», который не принято в стране задавать никому.  Важен факт парадоксальности: свинарник – в туалете, где  совсем чистое вполне уживается с не совсем чистым. Что, опять же, странным в Германии не кажется. Понятия «свинья» и «чистота» в немецком языке однокоренные – Sau.

Cтало быть, свинье в туалете самое место.

Но одно дело – комната в 5 квадратных метров. Другое – выставочное помещение в 600 квадратных метров. Здесь, в Штутгарте, свинья застыла если не на века, то на десятилетия –  в камне, пластике, картоне и прочих материалах. Кто-то воспринимает это как гимн свинье, из мяса которого, как правило, изготовляются  любимые немцами сосиски. Тут же, на первом этаже, поедаемые, ибо и музей и ресторан совмещены. Другие считают: в том,  чтобы сожрать с потрохами животное, которое  рядом деталей напоминает физиологию хозяина, есть что-то от каннибализма.

Пока вы размышляете над этими нюансами, сообщу вам, что экспозиция  в Штутгарте занесена в Книгу рекордов Гиннеса как крупнейший в мире музей свиньи. Он появился давно, но справил новоселье лишь в мае 2010-го, причем, в здании бывшей скотобойни. Немцы, не приученные что-либо утаивать, так и назвали ресторан-отель-музей – по первоначальному предназначению здания –  Schlachthof (Скотобойня).  Превращение бывшего помещения офиса, имеющего отношение к  убою,  в цивильное заведение обошлось в 3,2 миллиона евро. Зато и эффект получен соответственно ожиданиям:  25 экспозиционных залов, уставленных чучелами домашних свиней и диких кабанов, талисманы, игрушки, а также образцы знаменитой немецкой корейки.

«Сало представлено, конечно, тоже, но знатоки уверяют, что украинское лучше», подчеркивает корреспондент «Немецкой волны». Речь об украинских знатоках, естественно. В сетевом магазине Netto я покупаю брусок сала в 300 граммов и, уснащая его чесночком, гвоздикой, лаврушкой, молотой кинзой, зрой  и ароматным черным перцем, получаю через денек-другой продукт, ничуть не уступающий изделиям, которые предлагаются в русских магазинах Германии.

Поверьте на слово, дело не в сале, а в том, как оно обработано.

– Сало, надеюсь, кошерное? – строго спрашивает меня приятель, час назад отслушавший  в синагоге комментарий к недельной главе Торы и теперь твердой дланью разливающий  водку на шелухе кедрового орешка  по  граненным 100-граммовым стакашкам с рисочками  «За Родину» (10 г), «За партию» (50 г), «За коммунизм» (100 г).

– А то! – честно отвечаю я, выбирая промежность. Ну, за партию, в которой никогда не состоял, но под руководством которой провел лучшие годы жизни, включая счастливое детство и другие приключения.

Сало, как и водка и капустка, – это не продукты, а три источника для  раздумий над русским вопросом «Что делать?», отвечать на который пару веков в России пробуют евреи, за что и бывают многократно биты. Потому что каждый раз ответ неверен.

Но вернемся в немецкие реалии. Здесь евреев ни за сало, ни за неправильные ответы, ни за партийную принадлежность  не бьют. Тут их, как повсюду в мире, просто тихо ненавидят, как много веков до того.

А сало продолжают истово славить и производить. Немцы – они какие? Кого сильно любят, того в первую очередь и съедают.

Нормальное, вполне свинское отношение. Оно очень ярко проявилось в 1918 году, когда в Рульсдорфе, небольшом городке близ Потсдама, открылся на базе, говоря сегодняшним языком,  учебно-исследовательского центра свиноводства первый в Германии музей, который по праву первенца экспозиций подобного рода до сей поры носит имя Deutsches Schweinemuseum – Германский музей свиней. Здесь  показано, каковы современные методы разведения и лечения животных, особенности их физиологии и поведения, а заодно и виды продукции из них. Основная идея музея – убедить, насколько выгодно свиноводство, что, собственно, и хотел доказать экспозицией живший более двух веков назад один из родоначальников музея профессор Карл Штурм, бывший эксперт в области камералистики, отрасли экономики, изучающей соотношение расходов и доходов от вложенных капиталов.

А вот идея музея в Штутгарте – показать свинство во всей красе и масштабности. Показ обошелся владельцам музея, Михаэлю Вильгермеру и его маме фрау Эрике, как уже говорилось,  в круглую сумму, на которую они, реконструировав обветшалое столетней давности здание, открыли в мае 2010 года представительную экспозицию. Если говорить коротко, то концепция музея такова: свинство в нашей жизни. Перед нами предстают художественные произведения: картины, скульптуры, игрушки с главным героем – свиньей в номинациях «хряк», «хрюня», «поросенок», «кабан».

– Свинский баланс полностью соблюден, – рассказывает Михаэль, сын страстной, по его словам, коллекционерки всякой свинячины. В ее активе 68 собраний. – Свинья в курьезных и трагических обстоятельствах, как предмет искусства и китча, история свиньи, запечатленная в зажигалках, на штопорах, на постельном белье, на бокалах, подставках под пивные стаканы, спичечных этикетках, в детских играх. Ну и, разумеется, в виде копилок.

Свинья на шестистах квадратных метрах – такого выпаса под крышей не придумать.  Всего в здании в стиле Jugendstilbau (в России известном как «модерн») 800 «квадратов» полезной площади, если приплюсовать ресторан, комнаты для постояльцев и подсобные помещения. Порой его называют Музей счастливой свинки, поскольку свинья, по немецким поверьям, приносит удачу. Правда, первое же помещение музея для самой свиньи  не слишком настраивающее на веселый лад: разделочная. Дальше комнаты с названиями повеселей – «Кабан». «Охота», «Лаборатория», «Свинья в мире». Любопытна экспозиция комната «Свиньи – вип-персоны». На банковский лад настраивает комната «Свинья – домашний сейф». Полны визга (ребятишек) «Комната поросят», свинячий бассейн под названием Sau-na, в котором обыгрывается имя свиньи в немецком написании,  и «Свинская арена».

Хряк, образно говоря,  шагнул через столетия, народы и сказания, – от спутников Одиссея, превращенных в свиней, и жителей Бали, с удовольствием рядящихся в свинские маски во время ритуальных танцев, до наших современниц, которые с удовольствием надевают броши и браслеты с поросячьим изображением.

Ну, если человек готов превратиться в свинью, то это, как говорится, его личный выбор.

В таком случае не надо удивляться тому, что свинья хочет походить на человека. Правда, происходит это с переменным успехом, поскольку многочисленные словосочетания  с упоминанием  свинячьей породы носят чаще ругательный оттенок. Не только в английском и итальянском, но даже и в немецком. Русский «колотун» по-немецки  saukalt (свински холодно). Русское «дьявольски повезло» по-немецки  Schwein gehabt.

Так какая же ты, свинья, для немца? Счастливая или не очень? Нет ответа, как говорил русский классик. Давайте довольствоваться объяснением основательницы Музея свиней Эрики Вильхельмер: «Ни об одном другом животном мы так часто не вспоминаем, как о свинье». Ну впору ей памятник ставить. В Музее в одном из помещений он уже установлен, так и называется «Золотая свинья».

Так и хочется воскликнуть: «Ах, ты, моя дорогая…»

Кстати, насчет дорогой. Не все знают, что таковой может именоваться только одна свинья с немецкой родословной.

Дело было во время официального визита президента Дж.Буша в ФРГ летом 2006-го. Сегодня есть возможность огласить подробности этой поездки.

… Говорят, хряк не хрюкнул даже. Не успел. Олаф Михель, который выслеживал его несколько часов подряд, мягко надавил на спусковой крючок, и крепенький, с рыжеватой полуторагодовалой щетиной кабан беззвучно рухнул в траву. Это уже потом журналистская братия расписала подробности охоты, а канал ZDF — тот поиграл словами, озаглавив сообщение Im Busch fuer Bush (В кустах для Буша).

Остальное было делом техники. Олаф самолично разделал кабана, нашпиговал его  лучком-чесночком, всякими маринадными штучками-специями и оставил на сутки «дозревать». Чтобы назавтра в полдень распалить жаровню и шесть часов кряду вертеть тушу близ своей гостиницы с ресторанчиком «К липам», что близ  деревушки Тринвиллерсхаген. Жареная кабанятина — почетная миссия, возложенная на него канцлером Ангелой Меркель. Где-то даже партийное поручение. Очень уж хотелось ей удивить заокеанского гостя в своем избирательном округе. Это был третий визит президента Джоржа Буша в Германию. И первый — на ее север.

Ровно в 18 часов начался ужин. Grillfest — в буквальном переводе с немецкого «праздник гриля». Хотя уместней русский текст: «Люблю повеселиться, особенно пожрать». Немцы! Великие мастера придумывать разного рода сборища с непременным услаждением желудка. Кабан на вертеле в исполнении Олафа — вещь совершенно особенная. Кстати, ни у кого не возникло вопроса: почему именно ему было поручено столь деликатное дело? А тут есть свой «хинтергрунд» (задний фон, подоплека), хотя по-русски можно переделать его в «хитрогрунд».

Дело в том, что Ангелу Меркель Олаф потчевал уже дважды, и оба раза весьма удачно. Но, понятно, что принимать сразу двух высоких персон, одна из которых президент США, для него —  вершина карьеры. И Олаф, и кабан — оба-двое были на высоте. Это отметили пятьдесят участников пикника в узком кругу. Ну а журналисты подсчитали стоимость поездки в гости к Олафу и принародно вывели цифру: за каждый съеденный килограмм кабана весом 30 кг. немецкий налогоплательщик выложил более 2,7 тыс. евро. Дороже свиньи нет зверя!

В Штутгарте слово «свинья»  встречается на всех языках планеты. И хотя в русском оно носит пренебрежительный или оскорбительный оттенок, в мировом хоре он едва ли различим.  Любят люди свинью, – в праздник и будни, в музее и на картинке. И она на протяжении веков отвечает им преданной свинской любовью.

БЕЗ КОМЕНТАРИЕВ

ОСТАВИТЬ ОТВЕТ