ВЕНЕСУЭЛА: «Н...

ВЕНЕСУЭЛА: «НЕФТЬЮ СЫТ НЕ БУДЕШЬ!»

35
0
ПОДЕЛИТЬСЯ

Привязывать свою экономику к добыче полезных ископаемых – это в современном мире является прямым путем к катастрофе. Лучший пример тому – Венесуэла, страна с крупнейшими в мире разведанными запасами нефти. Все эти запасы, вместе взятые, не спасли это «социалистическое» государство от страшного кризиса. Миллионы венесуэльцев пытаются теперь покинуть страну, где в прямом смысле стало нечего есть.

Венесуэльская экономика долгие десятилетия была полностью привязанной к нефтедобыче – конечно же, были и некоторые другие отрасли, не без того – но основное благосостояние венесуэльцы имели именно от нее, нефтюшки-матушки. Она была «первым», «вторым» и «третьим» за обедом, она освещала дома и лечила жителей «социалистического рая», вооружала армию и полицию и затыкала глотки недовольным.

Сейчас все это – уже в прошлом. Покойный «безальтернативный» президент Венесуэлы Уго Чавес мог позволить себе любые выходки: рыночная цена на нефть значительно превышала отметку в $100 за баррель, и ему было чем платить за свои прихоти и за «светлый путь к коммунизму». У его преемника Николаса Мадуро такой возможности уже не было: он пришел к власти в 2013 году – том самом, когда началось стремительное падение цены на нефть. Кризис, придавивший Венесуэлу из-за этого (и из-за американских санкций), углублялся год за годом, пока не привел к нынешнему состоянию.

Боливар не выдерживает

Сегодня, когда цена на нефть немного увеличилась – Венесуэлу это уже не может спасти. Санкции и крайне неэффективная экономическая система довели ее до фактического банкротства. Экономику не перезапустить, посадив в тюрьму политических противников. Экономику не поднять, не имея возможности получить кредиты на мировом рынке. Недавно в Каракасе, столице Венесуэлы, были отменены билеты на проезд в метро – не потому, что государство так богато, что может позволить себе подобную роскошь, а потому, что печатать эти билеты стало слишком дорого, дороже, чем пассажиры платят за них. И машинистам поездов тоже нечем платить. Курс венесуэльского боливара упал так, что счет пошел на миллионы. Правительство провозгласило «валютную реформу», выпустив «новый боливар», на котором зачеркнуто целых шесть нулей, но это не помогло, так как и новый боливар стремительно полетел вниз, набирая эти самые нули просто из воздуха…

«Сырьевая» экономика и несколько лет под санкциями – не напоминает ли этот сценарий какую-то другую страну? Страну, которая развязывает «гибридные» войны против соседей, которая до сих пор удерживает оккупированной часть украинской, грузинской, молдавской территорий и которая тоже долгие годы считала себя достаточно богатой и мощной, чтобы диктовать свою волю соседям, ближним и дальним? Ну, да – эта страна побольше, продает она не одну лишь нефть, но экономика ее до сих пор остается сырьевой – недаром ее президент в свое время гордо называл ее «сырьевой сверхдержавой». В этой стране еще не кипит столь же страшный кризис, как в Венесуэле. Рубль не набирает нулей, никто не торопится проводить девальвацию, зачеркивая эти нули… но первые признаки падения уже можно увидеть невооруженным глазом.

Ограбление пенсионеров, отказ от «витринных» военных проектов, сокращение государственных расходов на ключевые отрасли общественной жизни – все это громко говорит любому экономисту о подступающей беде.

Именно поэтому, наверное, есть прямой смысл внимательнее присмотреться к тому, что происходит с Венесуэлой – ведь она, кажется, просто оказалась на несколько шагов впереди России, поэтому, глядя на нее, можно представить себе, что может произойти и чем может грозить не только самой России, но и ее соседям.

Открытый миру Эквадор

Сейчас из Венесуэлы, общая численность населения которой составляет 31,5 миллиона жителей, в соседние страны сбежало уже более двух миллионов. В течение последних трех лет Венесуэлу покинули около 1.600.000 человек, а в течение всего нынешнего августа – 700 000. И это – лишь первые ласточки, поскольку кризис в Венесуэле не только усугубляется, но и ускоряется. Большая часть отправилась в соседнюю Колумбию, где уже успела вызвать «перенаселение» – этих людей некуда селить и нечем кормить. Колумбийское правительство 30 августа, официально обратилось к ООН за помощью. «Количество венесуэльцев, убежавших со своей Родины, уже сейчас можно сравнить с тем, что происходит в Сирии», – заявил министр иностранных дел Колумбии Карлос Холмес Трухильо – «Кризис может достичь небывалых размеров».

Колумбия также обращалась за помощью к соседним государствам, но те ответили отказом: их самих также штурмуют сотни тысяч венесуэльских беженцев. На бразильской границе испуганные бразильцы даже начали настоящую охоту на венесуэльцев: беженцев останавливают, бьют и заставляют вернуться на территорию Венесуэлы. Президент Бразилии Михель Тэмер заявил, что намерен внедрить «верхнюю планку» количества венесуэльцев, готовых перебраться в Бразилию, и выдавать беженцам что-то вроде «входных билетов».

Другой сосед Колумбии, Эквадор, относится к странам, обладающим наиболее  прогрессивной в целом мире политикой в ​​отношении беженцев и соискателей убежища. Десять лет назад там был введен так называемый принцип «ciudadania universal» – то есть, в переводе с испанского, «гражданства мира». Этот принцип был даже закреплен в Конституции: Основной закон Эквадора признает право любого человека на миграцию и на жизнь там, где ему хочется – то есть, и в Эквадоре тоже. Это благородная идея о мире, где никто не становится вдруг «нелегалом» просто потому, что пересек чью-то  границу … особенно благородно она звучит теперь, когда Эквадору пришлось ввести чрезвычайное положение из-за тех же венесуэльских беженцев.

Вообще-то, следует отметить, что до сих пор Эквадор мог позволять себе подобную открытость еще и потому, что жить в нем почти никто из иностранцев просто не хотел. Но сейчас эта ситуация катастрофическим образом изменилась: по данным ООН, которая, кстати, назвала венесуэльский беженский кризис «одним из самых массовых беспорядков в истории Латинской Америки», миллион из 2.300.000 венесуэльцев, сбежавших из своей страны, отправился именно в Эквадор – страну с 17 миллионами жителей. Поэтому, вопреки своей открытости миру, местное правительство вынуждено было заявить, что отныне будет требовать от мигрантов из Венесуэлы предъявления действующих загранпаспортов. Де-факто – это запрет на въезд для венесуэльцев, потому что получить сейчас в Венесуэле загранпаспорт – по крайней мере, так же трудно, как получить там еду или медикаменты. А в самом Эквадоре из-за этого начался конституционный кризис: местный конституционный суд отменил распоряжение правительства и обязал его принять всех венесуэльцев, которые прибудут в эту страну. Пока что правительство придумало так называемые «гуманитарные коридоры»: венесуэльцев принимают на границе, кормят, сажают в автобусы… да и везут через всю страну до границы с Перу – мол, идите, добрые люди, дальше, а у нас не оставайтесь… 

Какая, к черту, солидарность?!

Поэтому, если кто-то считает, что наибольший поток беженцев бурлит сейчас в Средиземноморье – тот ошибается. Венесуэльцы, которые могут себе это позволить – скажем, у кого есть родственники за границей, имеющие возможность отправить им немного валюты – живо разбирают билеты на немногочисленные самолеты, еще прилетающие в аэропорт Каракаса. Самыми популярными маршрутами для них стали Майами и Мадрид. Начиная с 2016 года, наибольшее количество просьб о предоставлении убежища в Испании подают не африканцы, а именно венесуэльцы. Но у большинства этих несчастных нет денег на билет в Европу или в США. Они оставляют Венесуэлу в автобусах, автомобилях или даже пешком – направляясь в Колумбию, в Бразилию, в Эквадор, в Перу, в Чили…

В одной только Колумбии, по данным местных властей, пока получили ограниченное разрешение на проживание почти 900 000 венесуэльцев – и столько же ожидается в скором времени. Для страны, в которой насчитывается 7.000.000 собственных «внутренне перемещенных лиц» – это не игрушки. Колумбия едва выбралась из гражданской войны, у нее своих забот – полон рот…

Перуанское правительство провозгласило, что намерено оставлять у себя лишь некоторых венесуэльцев, на гуманитарных основаниях: беременных женщин, стариков, детей… Сейчас в этой стране находится около 400.000 беженцев из Венесуэлы, но остаться там им вряд ли позволят. Большинство венесуэльцев объясняют необходимость бежать из дома куда глаза глядят, просто: «Дома уже нечего есть». И действительно – по данным ООН, более половины этих беженцев демонстрируют явные признаки голода. «Социалистическое» правление Николаса Мадуро превратило страну в «нищенский приют Южной Америки», а международные наблюдатели говорят о «сложном гуманитарном кризисе» – нечто похожее наблюдали до сих пор разве что в Сирии и в Южном Судане.

Так как в лучшие времена Венесуэла сама служила убежищем для многих граждан других латиноамериканских стран, то сначала по всему континенту прокатилась волна солидарности с несчастными венесуэльцами. Но солидарность эта быстро исчезает – слишком большая волна тех беженцев поднялась навстречу. Соседние страны чувствуют себя просто затопленными, а это только начало…

То же самое можно сказать и о самом венесуэльском кризисе, как таковом: это – только начало, только наглядный пример того, что может произойти со страной, которая слишком завязана на сырьевую экономику, да еще и попала под международные санкции за свои преступления против международных законов. И далеко ли от нас тот день, когда из другой такой «сырьевой сверхдержавы» хлынут беженцы, да не миллионами, а десятками миллионов? Что тогда делать придется?

БЕЗ КОМЕНТАРИЕВ

ОСТАВИТЬ ОТВЕТ