ВНЕОЧЕРЕДНОЕ ...

ВНЕОЧЕРЕДНОЕ ЗАСЕДАНИЕ OPCW

22
0
ПОДЕЛИТЬСЯ

В Гааге состоялось внеочередное заседание представителей 30 стран, принадлежащих к Организации по запрету химического оружия (OPCW). Они должны были рассмотреть один-единственный вопрос: разрешение экспертам этой организации не только проводить технические исследования в местах, где были использованы боевые отравляющие вещества, но и называть виновников этого применения. До сих пор у них не было подобного права, что привело к тому, что отравляющие вещества начали использовать в мире все чаще и чаще, невзирая ни на какие запреты.

Следует заметить, что в некоторых аспектах химическое оружие гораздо опаснее ядерного – в первую очереди, из-за своей «анонимности». Ядерную боеголовку, ядерную ракету или бомбу сложно спрятать: страны, ими обладающие, известны всем, их можно посчитать на пальцах, и в страшном случае, если подобное оружие будет против кого-либо использовано – всему миру сразу станет понятно, кто именно его применил.

Боевые отравляющие вещества – дело иное. Во-первых, их видов – гораздо больше, они разнообразнее как по своему воздействию, так и по способам применения. Кроме того, химическим оружием владеет гораздо больше стран мира и даже, как говорят – некоторые «организации» вроде незаконных частных военных компаний или же мафиозных структур. Да и создать отравляющее вещество гораздо проще, чем атомную бомбу – и с технической точки зрения, и с экономической: оно дешевле. Именно поэтому, невзирая на запрет, действующий во всем мире, химическим оружием все чаще пользуются сторонники «гибридной войны»: они высоко ценят трудности, с которыми сталкиваются эксперты OPCW в своей работе по определению виновников той или иной химической атаки, а более всего – запрет этим экспертам называть виновников этих атак.

Заседание OPCW

Учитывая то, что химическое оружие за последние несколько лет переживает настоящий, страшный ренессанс, а также то, что случаи его использования происходят все чаще, США и страны Евросоюза и созвали это заседание OPCW, на котором выдвинули одно-единственное предложение: позволить специалистам этой организации, занятым в расследовании тех или иных случаев применения боевых отравляющих веществ, сообщать не только о том – было ли применено химическое оружие, каким образом и с каким результатом, но и открыто называть виновников этого применения. То есть, выяснять и сообщать миру о том, кто создал смертельный газ, и кто его использовал.

После последних химических атак в Сирии и Ираке, после нападения в британском Солсбери на советского экс-шпиона Сергея Скрипаля и его дочь Юлию, авторами этой инициативы стали британцы. Их поддержали почти 30 стран мира, а вот государств, которые выступили категорически против расширения прав экспертов OPCW, оказалось лишь два. Вряд ли кого-либо удивит, что ими стали Сирия и Россия. Представители обеих стран в один голос заявили, что подобные решения «не ко времени» и что они приведут к «политически мотивированным фальшивым обвинениям». Российская делегация настаивала, что OPCW обязательно должна сохранять нейтральность.

Что ж, удивляться и впрямь нечему: эта самая хваленая нейтральность международных экспертов до сих пор весьма выручала именно Россию. Когда специалисты OPCW провели свои исследования в Солсбери – они сообщили: для нападения на Скрипалей использовался газ «Новичок», производимый в России. «Ничего подобного, – сразу ответили из Кремля, – он производится еще и в Чехии, а еще он мог попасть в США и вообще – к кому угодно». Эксперты, скованные обязательством оставаться нейтральными, в ответ на это сообщили точный адрес военного производства на российской территории, которое создало данный конкретный газ. «Ну и что? – продолжали издеваться в Кремле, – а откуда мы знаем, в какую страну этот произведенный у нас газ мог попасть и кто его использовал?».

Та же ситуация раз за разом складывалась и в Сирии, где местный людоедский режим уже не впервые применяет ядовитые газы против собственного мирного населения. И опять – международные эксперты каждый раз точно знают, кто именно создал и применил эти газы, а вот наказать виновника, по правилам, не могли. Так чему удивляться, когда виновники этих преступлений теперь так решительно возражают против предоставления следователям права их обвинить напрямую?

«Тут вам не Совбез!»

Впрочем, их возражения не убедили никого: лидеры стран OPCW проголосовали за расширение прав экспертных групп этой организации. В отличие от Совета Безопасности ООН, в Организации по запрету химического оружия ни одна страна-участница не имеет права вето, решения принимаются простым большинством голосов. Так что Россия не смогла собственноручно запретить его принять, ее просто никто, кроме той же Сирии, не поддержал. Отныне следователи организации имеют право, грубо говоря, указать пальцем на любого виновника.

Напомним, что в 2017 году Россия воспользовалась в Совбезе ООН своим правом вето и запретила действия совместной следственной комиссии OPCW и ООН в Сирии, которые могли привести к тому, что Организация Объединенных Наций, не скованная правилами OPCW, могла бы назвать прямых виновников химических нападений – сирийское правительство Асада и, возможно, даже его «патрона» из Кремля.

Следует заметить, что нынешнее решение вступает в действие очень вовремя: через несколько дней OPCW должна опубликовать доклад следственной группы, проводившей экспертизу на месте химической атаки в сирийском городе Дума, которая произошла, напомним, в апреле этого года. По данным спасателей, от газа (скорее всего, от зарина) там погибли 40 человек. Россия, как и Сирия, отвергают любые обвинения в том, что эту атаку провел режим Башара Асада – так же, как и четыре предыдущие атаки с применением химического оружия, произошедшие на протяжении последних двух лет. До сих пор OPCW не могла «указать пальцем» – теперь интересно, что скажут эксперты.

«Тихий ужас»

Более того: британское правительство, опираясь на сообщение Скотлэнд-Ярда о том, что от «Новичка» в Солсбери погибла супружеская пара, оказавшаяся поблизости от места атаки на Скрипалей, сообщило, что намерено обратиться в OPCW с просьбой о повторном расследовании этого нападения. Не потому, что сомневается в предыдущих результатах, а потому, что закон, как известно, не имеет обратной силы – поэтому эксперты, работавшие тогда на месте событий и уже опубликовавшие свои выводы, все еще не имеют права добавить к ним слова о виновниках нападения. Но повторная экспертиза может развязать им руки.

«На протяжении последних лет мы переживаем ужасное возрождение химического оружия» – заявил перед конференцией в Гааге министр иностранных дел Германии Хайко Маас в интервью газете Suddeutsche Zeitung. «Несмотря на то, что после завершения Холодной войны почти все страны мира договорились о запрете этого вида оружия, теперь опять сотни людей гибнут из-за него – не только в Сирии». По его словам, для того, чтобы запрет на применение химических отравляющих веществ не был полностью ослаблен и сведен “на нет” «гибридными методами» – следует прямо указывать на виновников и принимать против них соответствующие меры. «Мы должны дать четкий сигнал: кто использует химическое оружие – должен рассчитывать на соответствующие последствия в свой адрес» – подчеркнул немецкий министр.

 

БЕЗ КОМЕНТАРИЕВ

ОСТАВИТЬ ОТВЕТ