ГЛАВА «МОССАД...

ГЛАВА «МОССАДА» ЙОСИ КОЭН

15
0
ПОДЕЛИТЬСЯ

Недавно в израильских СМИ появилось сообщение о том, что глава «Моссада» Йоси Коэн требует от правительства многомиллионных вливаний в бюджет его организации – как в связи с резким ростом количества спецопераций, так и в связи с увеличением штатного расписания. Как и ожидалось, это требование вызвало противоречивые оценки у обозревателей, занимающихся проблемами спецслужб. Одни поспешили объявить его «наглостью и вымогательством», основанным на особых отношениях, сложившихся между Коэном и Биньямином Нетаниягу. Другие напомнили, что в последнее время «Моссад» и в самом деле активизировал свою деятельность по всем направлениям, значительно усилил свое киберподразделение, а общее число его сотрудников превысило 7000 человек, что превратило израильскую внешнюю разведку в одну из самых больших спецслужб мира. В проекте госбюджета на 2019 год предусмотрено увеличение расходов «Моссада» на 10 млрд. шекелей, но Коэн настаивает на том, чтобы на 2020 год к этой сумме добавили еще 2 млрд. шекелей.

Незадолго до этой публикации «Маарив» объявил Йоси Коэна «человеком года» – прежде всего, за проведенную под его руководством операцию по похищению иранского ядерного архива. Один из ведущих журналистов газеты Бен Каспит посвятил Йоси Коэну пространную статью, в которой комплименты сочетаются с острой критикой, так что невозможно понять, кем же он на самом деле является – героем или антигероем современного Израиля.

В этом номере мы решили предложить читателю краткое изложение этой статьи, а уж выводы пусть он делает сам.

Никогда не говори «никогда»

Само назначение Йоси Коэна на пост главы «Моссада», напоминает Бен Каспит, стало одной из сенсаций 2016 года и многих застало врасплох. В том числе и самого Коэна.

Бывший глава «Моссада» Тамир Пардо никогда не скрывал своей антипатии к Йоси Коэну, и не раз открыто заявлял, что тот не заслуживает доверия. Эта антипатия отчасти объяснялась тем, что оба изначально делали карьеру в двух всегда соперничавших между собой подразделениях этой спецслужбы: Пардо работал в отделе «Кейсария», занимающемся осуществлением самых рискованных операций по всему миру, а Йоси Коэн изначально числился в «Цомете» – департаменте, отвечающем за добычу развединформации, аналитику и оперативное планирование. И все же дело было не только в этом – на каком-то этапе жизни между двумя разведчиками возникла стойкая личная неприязнь, если не сказать больше.

Так что не удивительно, что вскоре после назначения Тамира Пардо главой «Моссада» Йоси Коэн воспользовался подвернувшейся возможностью и перешел с поста заместителя этой спецслужбы на пост начальника Штаба по национальной безопасности. Как считается, именно в этот период он сближается с Биньямином Нетаниягу. Да и не только с Нетаниягу, но и со всей его семьей, и завоевывает симпатию первой леди, «гверет», что, по мнению Бена Каспита, даже поважнее, чем доверительные отношения с премьером.

Впрочем, не исключено, что Йоси Коэн был знаком с Нетаниягу задолго до этого. Они не раз встречались, в том числе и на различных неформальных мероприятиях для очень узкого круга лиц – и это как раз и обеспечило Коэну место главы Штаба национальной безопасности.

Как бы то ни было, когда встал вопрос о преемнике Тамира Пардо, Йоси Коэн предъявил претензии на этот пост. Послужной список вполне ему это позволял, но Пардо прочил на него своего заместителя Н., и не хотел даже слышать имя Йоси Коэна.

В ноябре 2015 года, когда отмечалась 20-я годовщина со дня убийства Ицхака Рабина, Тамир Пардо находился в ложе для почетных гостей вместе с Билом Клинтоном, Хаимом Сабаном, Дуби Вайсгласом и Алоном Пинкасом, и один из собеседников спросил его, каковы шансы на то, что следующим главой «Моссада» станет Йоси Коэн? «Этого не будет никогда в жизни! Это просто невозможно!» – ответил Прадо.

И отчасти он был совершенно прав: это было невозможно. Но это произошло.

К декабрю 2015 года Прадо был окончательно уверен, что ему удалось снять фигуру Коэна с доски политических назначений, и вопрос о том, что он передаст дела Н., является решенным. Похоже, в это поверил и сам Йоси Коэн, начавший подумывать о том, чтобы уйти в частный бизнес.

День, когда премьер должен был огласить имя нового главы «Моссада», Йоси Коэн провел дома – он зализывал раны и подводил итоги своей карьеры на службе у государства. За полчаса до выступления Нетаниягу он уселся перед телевизором и плеснул себе в стакан виски. Настроение у него было хуже некуда.

Но вот на экране появился премьер-министр, сделал короткое вступление, поблагодарил Тамира Пардо за отличную работу на посту главы внешней разведки и затем в качестве его преемника назвал имя… Йоси Коэна.

Это заявление прозвучало, как раскат грома с последующей вспышкой молнии – и для самого Коэна, и для высокопоставленных сотрудников «Моссада» и других спецслужб, и для журналистов.

«Сегодня, – пишет Бен Каспит, – мало кто берется отрицать, что это было одно из самых удачных назначений Биньямина Нетаниягу. Йоси Коэн стал той самой курицей, которая начала нести нынешнему премьеру поистине золотые яйца. Сегодня, но не тогда…»

А тогда, в первые месяцы после вступления Йоси Коэна в новую должность, все и в самом деле было очень плохо. Информированные источники немедленно связали решение премьера с его дружескими отношениями с Сарой Нетаниягу, и поспешили заявить, что именно она убедила мужа пренебречь профессиональными соображениями и отдать предпочтение Коэну, а значит, законность назначения еще стоит проверить. Это было как раз время, когда только-только начали раскручиваться уголовные дела против Нетаниягу, и мгновенно всплыли близкие отношения Коэна с бизнесменом Джеймсом Паркером и тот факт, что Йоси Коэн, наряду с супругами Нетаниягу, получил от Паркера «взятку» – бесплатные билеты на концерт тогдашней пассии бизнесмена певицы Мэри Керри.

Припомнили ему и любовь к красивой жизни, стремление одеваться в сшитые с иголочки костюмы и самые дорогие европейские бренды, за что к нему приклеилось прозвище «Красавчик».

Коэн, кстати, факт получения билетов отрицать не стал, а поспешил выразить сожаление о том, что принял такой подарок.

Словом, многие сходились во мнении, что Коэн занял свою должность незаконно, кружным путем. Или, как с сарказмом заметил один из бывших сотрудников «Моссада», «путем адюльтера и внематочной беременности». И теперь ему во что бы то ни стало надо было доказать, что он вполне соответствует этой должности.

Обыкновенный волшебник

Если вы заглянете в «Википедию», то не найдете в ней никаких подробностей биографии Йоси Коэна – лишь несколько строк о том, том, что он родился в Иерусалиме, у него четверо детей и что с января 2016 года он занимает пост главы внешней разведки Израиля.

Между тем, его биография заслуживает того, чтобы рассказать о ней более подробно.

Йоси Коэн родился в сентябре 1961 года в именитой ультраортодоксальной семье. Предки его отца переселилась в Эрец-Исраэль десять поколений назад, предки матери – семь. Отец будущего главы «Моссада» Лео Коэн был одним из основателей иерусалимского квартала «Меа Шеарим» и активным членом организации ЭЦЕЛ, а затем работал высокопоставленным сотрудником банка «Мизрахи». Мать была директором школы и впоследствии получила звание почетной жительницы Иерусалима.

Словом, Йоси Коэн вырос во вполне обеспеченной семье, никаких лишений в детстве не знал, учился поначалу в «харедимной» школе, но в подростковом возрасте неожиданно сменил черную кипу на вязаную и по собственной инициативе перешел учиться в иешиву «Ор Эцион». Ту самую, которая считается одной из главных оплотов религиозных сионистов в Иерусалиме. Кстати, классом ниже в той же иешиве учился и нынешний генинспектор полиции Рони Альшейх.

Став приверженцем религиозного сионизма, Йоси Коэн начал постоянно посещать собрания молодежного движения «Бней-Акивы», которое давно уже в шутку называют «главной свахой страны». Здесь он и познакомился со своей Айей – дочерью известного журналиста Шломо Шамира. Брату Айи Шамир еще предстояло тогда стать гендиректором компании «Дан энд Бредстрит», а также мужем гендиректора фонда АЙПАКа, и злые языки утверждают, что Коэн использовал для своей карьеры и эти семейные связи.

На службу в «Моссад» Йоси Коэн поступил в 1982 году, уже будучи женатым, и был он на тот момент единственным сотрудником этой организации, носившим кипу. В его задачу входила вербовка новых агентов, и в этом качестве Йоси Коэн проявил себя как подлинный гений, если не сказать больше – волшебник.

Разумеется, эти страницы его биографии засекречены, и еще долго останутся таковыми, но известно, что он работал в самых различных странах мира, и в этом ему в немалой степени помогало владение арабским на уровне родного языка.

«Он совершал вещи, которые многим казались немыслимыми, – вспоминает один из бывших сотрудников «Моссада». – В значительной степени ему помогал в этом огромный интеллект и не меньшая интуиция. Йоси читает каждого человека как открытую книгу. Мгновенно улавливая его мысли и желания, он подбирает к нему ключи и затем начинает этим человеком манипулировать, добиваясь своего. Так что я не удивлюсь, если он и в самом деле сумел подобрать ключи к Саре Нетаниягу.

Противостоять ему практически невозможно. Многие не раз готовились к беседе с Йоси, собираясь высказать ему в лицо все, что они о нем думают, но в итоге в ходе разговора он “размазывал их по тарелке”, и они соглашались делать то, что ему было от них нужно. Не скажу, что при вербовке агентов самого высокого уровня он всегда пользовался моральными методами, но ничего не поделаешь – такая это работа…»

На каком-то этапе своей биографии Йоси Коэн снял кипу, перестал соблюдать субботу и кашрут, но каким-то еврейским традициям он все же следовал – иначе, как говорят друзья, Айа просто выкинула бы его из дома. «Вернулся к ответу» и снова надел кипу Йоси Коэн лишь несколько лет назад.

Его брак с Айей Шамир, вне сомнения, оказался счастливым, и драматическая судьба их среднего сына Йегонатана лишь укрепила его.

Отец и сын

История эта, в общем-то, известна в Израиле, но все же заслуживает того, чтобы напомнить ее читателям.

Последние роды Айи затянулись, врачи не спешили сделать кесарево сечение, и в результате Йонатан родился в состоянии тяжелой асфиксии, следствием которой стал церебральный паралич. Мальчик был практически обездвижен.

Когда Йонатану было 10 лет, Коэн работал под чужим именем, перемещаясь оттуда по всему миру, а Айа с детьми ждала его на конспиративной квартире в одной из европейских стран. Как-то она рассказала ему, что в Европе появился некий светило медицины, который творит настоящие чудеса с детьми, пораженными ДЦП. Услышав об этом, Йоси не раздумывал ни минуты. Он тут же запросил в «Моссаде» отпуск на три месяца, и на следующее утро сел с сыном в машину под вымышленным именем, а через несколько часов приземлился уже под своим настоящим именем на другом конце Европы и явился в клинику «светила».

Коэн отказался снять номер в гостинице, и все три месяца прожил в одной палате с сыном, проходя с ним все необходимые процедуры. Надо заметить, что новомодный курс лечения мало чем помог мальчику, но за эти три месяца произошло необычайное сближение отца и сына, и Йоси заразил сына своей верой в него, сумел убедить Йегонатана, что, несмотря на недуг, тот в итоге сможет вернуться к нормальной жизни.

Потом он брал еще один отпуск – длиной в три года, и вот за это время и в самом деле в буквальном смысле слова поставил Йегонатана на ноги.

В итоге Йонатан Коэн был призван в армию, приступил к службе в разведподразделении, дорос до капитана, а недавно женился. И это была еще одна победа Йоси Коэна.

Новая метла по-старому не метет

Карьера Йоси Коэна внутри «Моссада» отнюдь не была стремительной, но год от года он продвигался вверх по служебной лестнице, и, как это часто бывает, нажил на этом пути немало не только верных друзей, но и откровенных недоброжелателей, если не сказать больше – врагов.

Последние утверждают, что ради карьеры Коэн не раз интриговал и играл в грязные игры, чтобы обойти по службе более достойных конкурентов. Но даже они признают, что он оказался не только гениальным вербовщиком агентов, но и хорошим разработчиком операций. Будучи педантом по натуре, Коэн учитывал каждую мелочь, любые варианты развития ситуаций, и эта его предусмотрительность не раз спасала агентов «Моссада» от провала, а то и от гибели.

Сам умевший «ходить по жердочке», он научился проводить по ней и других, и те, кто находился в его подчинении, знали, что в случае чего они могут полностью положиться на командира.

Бен Каспит пишет, что всех нынешних сотрудников «Моссада» можно четко разделить на две группы – тех, кто фанатично предан Йоси Коэну и считают его гением разведки, и тех, кто его втайне ненавидит. Третьего не дано.

«Проблема с назначением Коэна заключается в том, что он, по сути дела, разрушил моральные устои «Моссада», – сказал в беседе с Беном Каспитом один из сотрудников этой службы. Никто в «Моссаде» никогда не работал только за деньги, все мы верим, что служим государству. Но Коэн обдернул все так, что сегодня «Моссад» обслуживает интересы Нетаниягу и его семьи; а также работает на свою личную рекламу. В результате происходит то, чего никогда не было раньше.

К примеру, никогда прежде глава «Моссада» не позволил бы растрезвонить на весь мир о похищении иранского ядерного архива, и не дал бы сделать это премьеру для укрепления политических позиций последнего. Эта информация была бы доведена до сведения тех, кому нужно – и на этом бы все кончилось. То, что произошло – нарушение всех правил и норм!».

«Йоси Коэн принял «Моссад» от Прадо в неплохом состоянии, но за два года своего пребывания в должности сумел вывести его на совершенно иной уровень, – считает другой сотрудник. – Это все равно как если бы вы купили обычную квартиру, надстроили над ней один, а то и два новых этажа и превратили бы ее в роскошный пентхауз. Ну, а операция по похищению архива – это вообще самая грандиозная операция не только в истории «Моссада», но и всей истории мировых спецслужб. Это все равно, что проникнуть ночью в спальню аятолы Рухани и украсть из-под него кровать. И, безусловно, придание ее гласности было необходимым и крайне важным шагом со всех точек зрения».

Две эти оценки, безусловно, крайне показательны – без них просто не понять того, что сегодня творится внутри «Моссада». Ну, а операция с похищением иранского компьютера, само собой, заслуживает отдельного разговора.

«Приятно иногда что-то украсть у персов!»

Так ответил Йоси Коэн журналистам, когда его спросили об этой операции, и только израильтянин, знакомый с местными стереотипами о выходцах из разных стран, включая Иран, может оценить всю остроту этой шутки.

Но дело не только в самой операции. Те, кто утверждает, что вновь сделав «иранское направление» одним из главных в работе «Моссада», Коэн просто в очередной раз подыграл Нетаниягу, просто многое не хотят помнить.

В частности то, что после подписания пресловутого соглашения с Тегераном экс-глава «Мосада» Тамир Пардо практически «слез» с «иранской темы», заявив, что полностью полагается на это достижение президента Барака Обамы. Но Йоси Коэн в последние годы своей работы в «Цомете» по поручению тогдашнего главы «Моссада» Йоси Дагана занимался именно Ираном, был хорошо осведомлен о том, что там происходит, руководил операциями по ликвидации иранской ядерной программы. Так что неудивительно, что он ни на минуту не верил официальным заявлениям Тегерана.

Вот почему, став главой «Моссада», он вновь сделал иранское направление главным, и неизвестно, кто кого в данном вопросе «подначивал» – Нетаниягу Коэна или Коэн – Нетаниягу. Ну а операция с похищением ядерного архива была нужна прежде всего Коэну, чтобы доказать свою правоту.

Вне сомнения, он понимал, с каким огромным риском она связана, какими последствиями может обернуться ее провал и захват агентов «Моссада» на месте похищения, а потому с самого начала заявил, что берет всю ответственность на себя и не попытается свалить даже малую часть ее на кого-то другого. Затем Йоси Коэн участвовал в разработке операции, а потом и следил за ней в режиме он-лайн с помощью камер, которыми были оснащены ее участники.

Начавшись в 22.30, операция завершилась в 4.59 – ровно за минуту до назначенного времени. Но мало было извлечь и погрузить 500 кг секретных документов – надо было еще довезти их домой, уйдя от начатой иранцами погони. И за этой частью операции Йоси Коэн тоже следил, что называется, в прямом эфире, время от времени пригубляя виски из стоявшего перед ним стакана.

«Безусловно, – заметил один из сотрудников «Моссада», – успех операции был обусловлен в первую очередь предварительно проделанной работой и тщательным планированием. Но немалую роль здесь сыграло и везение. Коэну вообще всегда, тьфу-тьфу-тьфу, сказочно везло!»

Сегодня злопыхатели говорят, что эта операция была излишней – похищенные документы не содержат в себе никакой информации, которая не была бы известна ранее. Но, пишет Бен Каспит, на самом деле это, конечно, не так. Значение операции и в самом деле огромно. Одно дело, когда «Моссад» передавал своим зарубежным коллегам и европейским политикам добытую им информацию из Ирана. В ответ те могли кривить носом и говорить: «А почему, собственно говоря, мы должны верить вам, а не Тегерану?! Вы ведь – явные интересанты!». И совсем другое – когда этим людям сунули под нос документы, заверенные печатями и подписями высших руководителей Ирана, доказывающие, что те все это время беззастенчиво лгали европейцам и американцам.

Сегодня европейцы уже не могут отрицать данные израильской разведки, как бы им это не хотелось.

И ведь ценность похищенных документов заключается не только в этом. Специалисты утверждают, что даже сама бумага, на которой составлялись архивные документы, предоставила им немало новых сведений, значение которых трудно переоценить.

Но, безусловно, только похищением архива успехи «Моссада» последних лет не исчерпываются. Многие обратили внимание на то, что в последние годы тех, кто связан с разработкой и производством оружия для Ирана, Сирии, ХАМАСа и «Хизбаллы» преследует вереница странных смертей, настигающих их, то в той же Сирии, то в Майзии, то в Тунисе, то в других отдаленных точках планеты. И зарубежные СМИ однозначно связывают гибели этих людей с «Моссадом».

Кроме того, в последнее время «Моссад» помог предотвратить целый ряд терактов в различных странах Европы – и эта информация также была предана гласности. Были у него и другие успехи – например, возвращение семье часов великого израильского разведчика Эли Коэна.

И вновь находятся те, кто утверждает, что Йоси Коэн намеренно проводит такие операции и предает их гласности, чтобы укрепить пошатнувшиеся позиции Биньямина Нетаниягу, а значит, служит в первую очередь не стране, а «Биби и Саре». Но даже Бен Каспит, известный своей неприязнью к нынешнему премьеру, признает нелепость таких высказываний.

Решение о ликвидации того или иного высокопоставленного террориста, поясняет он, сначала принимается на совещании глав «Моссада», ШАБАКа и АМАНА, причем оно должно быть единогласным. И лишь после того, как оно принято, его подают на утверждение премьер-министру. Смешно даже представить ситуацию, при которой премьер звонит главе «Моссада» и говорит что-то вроде: «Слушай, у меня тут опять неприятности с полицией. Замочи для меня кого-нибудь в Тунисе или устрой небольшой бомбей в Сирии».

Вот и получается, что Йоси Коэн и в самом деле вывел «Моссад» на новый уровень, превратив его из «одной из лучших» в лучшую спецслужбу мира, высший авторитет которой безоговорочно признается аналогичными структурами всех стран, с которыми у Израиля есть дипотношения. Да и некоторыми из тех, с которыми таких отношений пока нет, но наметилось определенное сотрудничество.

Что дальше?

Нет никакого сомнения, пишет Бен Каспит, что как бы ни была значительна роль главы «Моссада», роль Йоси Коэна в руководстве страной сегодня еще значительнее.

По сути, именно он сегодня является личным советником премьер-министра по вопросам национальной безопасности. При этом он откровенно пользуется тем, что официально занимающий пост такого советника бывший сотрудник ШАБАКа Меир Бен-Шабат почти не знает английского и проводит вместо него все встречи с зарубежными гостями, причастными к работе спецслужб. Бен-Шабату это в последнее время явно не нравится, но куда денешься, если в свое время ты так увлеченно учил арабский, что тебе было не до английского?!

После ухода в отставку адвоката Ицхака Молхо Коэн взял на себя и функции спецпосланника премьера и «главного переговорщика» с руководством ПА и лидерами арабского мира.

Безусловно, говорит Бен Каспит, Йоси Коэн у многих вызывает антипатию – и своей близостью к премьеру и его семье, и любовью к красивой жизни, и тем, что слишком часто «светится» в прессе. Но, добавляет Каспит, следует понимать, что только постом главы «Моссада» Коэн не ограничится. По окончании каденции он спустя некоторое время, безусловно, пойдет в политику. И тем, кто не был готов принять его как начальника внешней разведки, возможно, в итоге придется получить его в качестве премьер-министра.

БЕЗ КОМЕНТАРИЕВ

ОСТАВИТЬ ОТВЕТ