ГРАФ КЕЛЛЕР –...

ГРАФ КЕЛЛЕР – НОВОРУССКИЙ ГЕРОЙ ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ

17
0
ПОДЕЛИТЬСЯ

Зачем понадобился граф Келлер? Как оказалось, большинство легендарных героев Гражданской войны были, как бы это помягче сказать, не без греха. Корнилов – царскую семью арестовывал, Ленин, Краснов и Шкуро – работали на немцев. Тухачевский и Колчак – зверствовали против русского народа, и никто из них не пытался восстановить святого православной церкви московского патриархата Николая II на престоле.

А были ли такие попытки? Генерал Деникин писал: «Мне известны только три эпизода резкого протеста: движение отряда генерала Иванова на Царское Село и две телеграммы, посланные Государю командирами 3-го конного и гвардейского корпусов, графом Келлером и ханом Нахичеванским. Оба они предлагали себя и свои войска в распоряжение Государя для подавления мятежа».

Из этих 3-х только граф Келлер в дальнейшем пытался восстановить монархию. Может быть, это про него поется в песне Самуила Покрасса на стихи П. Григорьева (Горинштейна)

“Белая армия, чёрный барон

Снова готовят нам царский трон”?

Правда Келлер не барон, а граф и не черный, а белый, но благословлённый самим московским  Патриархом Тихоном.

«Патриарх Тихон передавал свое благословение … графу Келлеру, который был, пожалуй, одним из наиболее последовательных монархистов в то время. Он не изменил ни Царю, ни данной ему присяге, отказавшись присягать Временному правительству, за что был уволен из армии», – пишет 24 октября этого года протоиерей Александр Малых в статье «Тихон и Белое движение» опубликованый на сайте русских националистов. Там же Александр Малых упоминает, что Деникину в подобном благословении Патриарх Тихон отказал.

Первые годы

Граф Фёдор Артурович Келлер родился 24 октября 1857 года в Курске, в семье генерала Артура Фёдоровича Келлера.

Едва окончив приготовительный пансион Николаевского кавалерийского училища, он сбежал на русско-турецкую войну. 31 августа 1877 года вольноопределяющийся Фёдор Келлер был зачислен в 1-й лейб-драгунский Московский Его Величества полк. Командованием сын генерала был награждён знаками отличия военного ордена (Георгиевскими крестами) 4-й и 3-й степеней.

Об этом своем награждении Фёдор Келлер рассказывал так: «Первый крест получил по своей неопытности: ординарцем вез приказание и вместо штаба наскочил на турецкий окоп. Турки обстреляли меня, а начальство увидало и наградило. А второй крест за то, что проскакал горящий мост. Вот и все!..»

Да нет, не всё. Георгиевский кавалер, сын генерала Артура Фёдоровича Келлера в 1878 году сдаёт офицерский экзамен при Тверском кавалерийском юнкерском училище и производится в прапорщика. То есть становится офицером, практически не получив среднего образования, которое в царской России давало юнкерское училище. Для тех, кто не помнит – среднее образование в Российской империи можно было получить разными путями, в том числе и окончив гимназию, семинарию и юнкерское училище.

Впрочем, чему удивляться – наставник Пушкина Карамзин считал, что русскому офицеру образование ни к чему, достаточно внутреннего благородства.

Тут нужно уточнение. До 1878 года приготовительный пансион Николаевского кавалерийского училища приравнивался к 4-м классам. В обычной гимназии было 7 классов. Это было платное военное обучение для не бедных дворянских сынков. Воспитанники имели лакеев для чистки сапог и других «неблагородных» превратностей военной службы.

В 1880 году Фёдор Келлер переведён в 6-й гусарский Клястицкий полк, в котором прослужил 14 лет. 3 марта 1886 года назначен командиром эскадрона, в 1887 году произведён в ротмистры. Но все ж образования ему не хватает, и в 1888-1889 годах Фёдор Келлер проходит курс обучения в Офицерской кавалерийской школе.

26 февраля 1894 года «за отличия по службе» произведён в подполковники. 2 мая 1901 года произведён в полковники.

Келлер в Польше

16 февраля 1904 года Фёдор Келлер был назначен командиром 15-го драгунского Александрийского полка, расквартированного в оккупированном Россией польском городе Калише.

В 1905 году временно исполнял обязанности Калишского генерал-губернатора, и приказал высечь «за попытку бунта» польских политических заключённых, арестовал прокурора, отпустившего арестованного Келлером польского патриота. Ксенофоб и самодур – таким предстаёт перед нами герой современных русских националистов.

Действия Келлера вызвали возмущение жителей Калиша. На демонстрантов он повел эскадроны вверенного ему полка.

Мне не известно, что он там еще вытворял, но Польской партией социалистов Фёдор Келлер был приговорён к смерти.

Первое покушение на него было 19 апреля 1906 года. По официальной версии выбежавший из мебельного магазина Шипермана польский социалист бросил в коляску русского оккупанта, завёрнутую в газету бомбу. Келлер поймал бомбу на лету, предупредив этим взрыв, положил её на сиденье коляски, а сам с револьвером бросился в магазин преследовать убегавшего польского патриота.

8 мая 1906 года бомба была брошена под ноги коня Келлера. Келлер был тяжело контужен, ранена нога. До конца жизни он будет хромать.

Н. Л. Калиткина в статье «Генерал-от-кавалерии граф Ф. А. Келлер» пишет «граф не потерял в эту минуту присущего ему хладнокровия и, несмотря на нестерпимую боль, продолжал спокойно отдавать приказания, что предотвратило разгром еврейского квартала солдатами, возмущёнными этим покушением».

Это неуклюжая попытка приукрасить ксенофоба вполне в духе современных малограмотных русских историков-националистов.

Если бомбу бросали поляки, зачем солдатам громить евреев? Но Калиткину это не смущает. Она, скорее всего, считает, что евреи виноваты во всем, и только в ногу раненный контуженый граф-садист по своей доброте и благородству спасает их от справедливого погрома, на который “все как один” собрались солдаты полковника Келлера.

«Кто в русской кавалерии не знал графа Келлера?! От Российской Императорской Армии, в последние десятилетия её истории, неотделима была его высокая фигура, до старости сохранившая юношескую худобу и гибкость, лицо с внушительными «кавалерийскими» усами, громовой командный голос, репутация сурового и требовательного, но и заботливого начальника», – с восторгом пишет Н. Л. Калиткина в той же статье.

Каратели в Росси всегда были в чести: и Малюта Скуратов и Александр Суворов и Николай Тухачевский и Георгий Жуков! Графа Келлера, конечно, нельзя ставить с ними в один ряд. Заслуг по сравнению с вышеназванными на ниве картельной деятельности маловато, но и тех, что были – оценили по достоинству.

После выздоровления, 6 ноября 1906 года Келлер был назначен командующим лейб-гвардии Драгунским полком. В 1907 году пожалован в звание флигель-адъютанта и в том же году, 30 июля, произведён в генерал-майоры с зачислением в Свиту Его Императорского Величества и утверждением в должности командира полка.

Вот так Федор Келлер в мирное время без академии генерального штаба стал генерал-майором. Всем высшим офицерам везде нет карьеры без академии генерального штаба, а графу Келлеру – пожалуйста. За что? Так бомбу польскую, можно сказать, голыми руками поймал. Другие офицеры русско-японскую войну прошли, а у графа – только неофицерские подвиги 30-летней давности.

Через 3 года после производства в генерал-майоры, 1910 году, в труде «Несколько кавалерийских вопросов» Келлер рассказывает, что, по его мнению, должен делать военачальник:

«Ознакомившись близко с нашим солдатом, прозаведывав пять лет новобранцами, прокомандовав более десяти лет эскадронами и девять лет отдельными частями, я убедился в том, что всё зависит от воспитания и обучения нашего солдата… Если дать нашему солдату поуправлять самостоятельно конем, требовать сознательной езды, сознательного исполнения всякой команды и приема, если похвалить и поощрить его за сметку, находчивость и самостоятельность решения в дозоре или разъезде, которое он при обыкновенном воспитании боится проявить, то получится рассуждающий, находчивый, умный человек, интересующийся конным делом и легко схватывающий даже сложную обстановку». Мол пусть солдат сам воюет и если победит, то можно его похвалить.

Так нигде и не повоевав, и нигде больше не учась, 31 мая 1913 года генерал-майор Фёдор Келлер стал генерал-лейтенантом!

1-я мировая

В начале войны Фёдору Келлеру было уже 56 лет. Он выступил на фронт во главе 10-й кавалерийской дивизии, и 21 августа 1914 года в бою у Ярославиц разбил 4-ю австро-венгерскую кавалерийскую дивизию. В ходе Галицийской битвы организовал преследование неприятеля, и 13 сентября взял у Яворова 500 пленных и 6 орудий.

– Молодец!!! – кричат поклонники графа.

Вот так: ни опыта боев, ни должного образования. А громит врагов, Фёдор Келлер так, что опытным и обученным и не снилось!

Бой вблизи селения Ярославице стал последним кавалерийским сражением в истории, считает автор статьи «1914. Бой у Ярославиц», опубликованной на сайте «Военное обозрение» 10 мая 2016. Там же пишется что бойцы 10-й кавалерийской дивизии приказов не получили, «так как командир дивизии, оба командира бригад и штабы сами ринулись в атаку. Генерал Келлер со своими бойцами также покинул поле боя, но, узнав о захвате орудий, вернулся для сбора трофеев».

Австрийская артиллерия – все 8 пушек застряла в грязи, где была настигнута российскими казаками. У Келлера было 18 пушек, которые с переменным успехом стреляли по чужим и своим.

В статьие«1914. Бой у Ярославиц» пишется, что дивизия была близка к разгрому, но граф спас ее, поведя в бой штабных офицеров.

Считается так же что: «17 марта 1915 года граф Келлер  атаковал в конном и пешем строю в районе деревень Рухотин, Полянка, Шиловцы, Малинцы 42-ю гонведскую пехотную дивизию и бригаду гусар 5-й гонведской кавалерийской дивизии, наступавших на г. Хотин, разбив и частью уничтожив их, взял в плен 33 офицера, 2100 нижних чинов, захватил 40 походных кухонь и 8 телеграфных вьюков». Судя по добыче граф воевал с обозом, а, следовательно, с нестроевыми частями. И тут как поется: “Мы смело в бой пойдем за суп с картошкой”.

Насчёт походных кухонь понятно. Русских солдат всегда недокармливали, и за чужую еду они были готовы драться отчаянно.

С 3 апреля 1915 года граф командовал 3-м конным корпусом. 10 мая 1915 года Келлер провёл фантастическую конную атаку у Баламутовки и Ржавенцев. Историками это описывается так: “Силой 90 сотен и эскадронов в конном строю, граф выбив противника из тройного ряда окопов с проволочными заграждениями у деревни Гремешти на берегу Днестра, прорвался в тыл австрийцев и овладел высотами правого берега ручья Онут, при этом захватил в плен 23 офицера, 2000 нижних чинов, 6 орудий, 34 зарядных ящика”.

Опыт Келлера больше никогда и нигде в мировой практике не применялся ни другими военачальниками, ни им самим. Прорвать в конном строю тройной ряд окопов с проволочными заграждениями можно только в мечтах или, если не считаться с потерями среди своих бойцов.

15 января 1917 года накануне февральской революции Келлер достиг высшего чина – произведён в генералы от кавалерии.

Нельзя сказать, что граф Келлер во всем плох. Были у него и светлые стороны. А.Г. Шкуро вспоминал (в последствии бригаденфюрер СС):

«Граф Келлер был чрезвычайно заботлив о подчиненных; особое внимание он обращал на то, чтобы люди были всегда хорошо накормлены, а также на постановку дела ухода за ранеными, которое, несмотря на трудные условия войны, было поставлено образцово. Встречая раненых, выносимых из боя, каждого расспрашивал, успокаивал и умел обласкать. С маленькими людьми был ровен в обращении и в высшей степени вежлив и деликатен; со старшими начальниками несколько суховат».

Кстати, часть подвигов корпуса Келлера, принадлежит служившему в нём А.Г. Шкуро со своей «волчьей сотней», совершавшей рейды по тылам противника.

Генерал А.И. Деникин, писал, что Келлер водил в бой свои войска «эффектно и красиво, как на батальных полотнах старой школы».

“Жизнь за царя

3 марта в штабе 3-го корпуса генерала Келлера была получена телеграмма из Ставки об отречении Императора от Престола. 4 марта граф построил корпус в каре и заявил:

«Я получил депешу об отречении Государя и о каком-то там Временном правительстве. Я, ваш старый командир, деливший с вами и лишения, и горести, и радости, не верю, чтобы Государь Император в такой момент мог добровольно бросить армию и Россию».

6 марта граф Келлер отправил телеграмму на имя Николая II: «Третий конный корпус не верит, что Ты, Государь, добровольно отрекся от престола. Прикажи, Царь, придем и защитим Тебя».

Перехваченная верноподданническая телеграмма графа привела к прибытию вскоре в штаб 3-го корпуса генерала Маннергейма, попытавшегося уговорить Келлера подчиниться Временному правительству. На что граф ответил: «Я христианин, и думаю, что грешно менять присягу».

Генерал Келлер заявил, что отказывается приводить свой корпус к присяге, так как не понимает, как можно присягать повиноваться Львову, Керенскому и другим, которые могут быть переизбраны.

При этом уходить в отставку по собственному желанию генерал Ф. А. Келлер совершенно не собирался.

Он не хотел иметь дело с Временным правительством, но и Временное правительство тоже не особенно в нём нуждалось.

16 марта 1917 года генерал Келлер отдал последний приказ полкам 3-го конного корпуса за № 28:

«Сегодняшним приказом я отчислен от командования славным 3-м кавалерийским корпусом. Прощайте же все дорогие боевые товарищи, господа генералы, офицеры, казаки, драгуны, уланы, гусары, артиллеристы, самокатчики, стрелки и все служащие в рядах этого доблестного боевого корпуса! Переживали мы с Вами вместе и горе, и радости, хоронили наших дорогих покойников, положивших жизнь свою за Веру, Царя и Отечество, радовались достигнутыми с БОЖЬЕЙ помощью неоднократным успехам над врагами. Не один раз бывали сами ранены и страдали от ран. Сроднились мы с Вами. Горячее же спасибо всем Вам за Ваше доверие ко мне, за Вашу любовь, за Вашу всегдашнюю отвагу и слепое послушание в трудные минуты боя. Дай Вам Господи силы и дальше служить также честно и верно своей Родине, всегдашней удачи и счастья. Не забывайте своего старого и крепко любящего Вас командира корпуса. Помните то, чему он Вас учил. Бог Вам в помощь».

Сдав корпус генералу Крымову, генерал Келлер уехал из армии в Харьков, где проживала в это время его семья.

Келлер в Харькове

Сайт «Белая Гвардия» в статье «Граф Келлер Федор Артурович» пишет о последних годах генерала:

«На его глазах происходила «украинизация» малороссийских губерний, большевистский мятеж после октябрьского переворота в столице и последовавшее за этим занятие Украины германскими и австрийскими войсками. В ту пору Федор Артурович участвовал в деятельности тайной монархической организации, ставившей целью освобождение Царской Семьи из тобольского заточения.

В апреле 1918 г. при поддержке немцев была провозглашена Украинская держава во главе с гетманом Скоропадским, ставшая первым крепким островком среди моря всеобщей анархии».

Удивительна узколобость этих блогеров «белогвардейцев». «Украинизация» малороссийских губерний» это как латинизация античных римлян или иудаизация евреев. Для тех кто, как и блогеры сайта «Белая Гвардия» не в курсе, поясняю – Малороссией – до революции называли Украину и все знали, что в Малороссии живут украинцы. Если кто не помнит, ещё А.С. Пушкин в поэме Полтава писал «тиха украинская ночь». Сейчас патриоты «русского мира» упорно считают, что Украину и украинцев придумали в США русофобы, чтобы отторгнуть от Великой России Малую Россию.

Граф Келлер, как и руководство Добровольческой армии не признавал за народами бывшей Российской империи право на самоопределение. Он хотел повернуть время вспять и вернуть к власти императора. Только поддержки отставной генерал нигде не находил.

Летом 1918 года в Харькове генерал Борис Ильич Казанович предлагал оставшемуся не у дел графу уехать на Дон, в Добровольческую армию. Келлер отказался, и заявил Казановичу: «Пусть подождут, когда настанет время провозгласить Царя, тогда мы все выступим».

«Объединение России великое дело, – писал граф Келлер верховному руководителю Добровольческой армии генералу Алексееву в июне 1918 года, – но такой лозунг слишком неопределенный, и каждый даже Ваш доброволец чувствует в нем что-то недосказанное, так как каждый человек понимает, что собрать и объединить рассыпавшихся можно только к одному определенному месту или лицу. Вы же об этом лице, которым может быть только прирожденный, законный Государь, умалчиваете…».

С Корниловым Келлер вообще не хотел знаться.

«Корнилов – революционный генерал… пускай пытается спасать российскую демократию… Я же могу повести армию только с Богом в сердце и с царем в душе. Только вера в Бога и мощь царя могут спасти нас, только старая армия и всенародное раскаяние могут спасти Россию, а не демократическая армия и «свободный» народ. Мы видим, к чему привела нас свобода: к позору и невиданному унижению», – считал отставной генерал.

Наивная вера в императора как Келлера, так и ему подобных монархистов, оказавшихся во время правления гетмана Скоропадского в Украине, хорошо показана в первом романе Булгакова Белая Гвардия:

«После того как император Вильгельм милостиво поговорил со свитой, он сказал: «Теперь я с вами прощаюсь, господа, а о дальнейшем с вами будет говорить…». Портьера раздвинулась, и в зал вошел наш государь. Он сказал: «Поезжайте, господа офицеры, на Украину и формируйте ваши части. Когда же настанет момент, я лично стану во главе армии и поведу ее в сердце России – в Москву», – и прослезился.

Шервинский светло обвел глазами все общество, залпом глотнул стакан вина и зажмурился. Десять глаз уставились на него, и молчание царствовало до тех пор, пока он не сел и не закусил ветчиной».

В то время в Украину подальше от большевиков съехались правые деятели. Но Келлера никто не устраивал.

«Здесь, – отмечал он, – часть интеллигенции держится союзнической ориентации, другая, большая часть – приверженцы немецкой ориентации, но те и другие забыли о своей русской ориентации».

Немцы планировали создать из бывших русских подданных 3 армии: Астраханскую (из астраханских казаков и калмыков), Южную (в Украине) и Северную (в оккупированных Германией районах Псковской и Новгородской губерний).

В конце сентября, с целью переговоров с Келлером, в Харьков приехала миссия в составе гусарского ротмистра А. К. Гершельмана (русского) и обер-лейтенанта фон Гаммерштейна (немца). Но граф выжидал.

4 октября 1918 года правительство Германии, после капитуляция Болгарии обратилось к правительству США, с предложением о начале мирных переговоров. Начался обмен мирными нотами.

В конце октября в Харьков к Келлеру приехали члены Государственной Думы Дерюгин, Лавриновский, Горский, сенатор Туган-Барановский и Ветчинкин, именовавшие себя «Советом обороны Северо-Западной Области». Рассказав Келлеру об организации белых отрядов в районе Пскова. Они предложили ему возглавить «Северную армию», независимую от германского командования и монархическую по своей идеологии.

По их словам в полках вводились старые уставы и прежняя униформа с добавлением нашивки – белого креста на левом рукаве; в Пскове развешивались плакаты с именами известных генералов – Юденича, Гурко и Келлера как вероятных вождей.

Келлер ответил согласием, обещав «через два месяца поднять Императорский штандарт над священным Кремлем». В Киеве при новом командующем был образован монархический Совет обороны во главе с графом Безаком. В «Призыве старого солдата» Келлер обратился к своим боевым товарищам: «Настала пора, когда я вновь зову вас за собою. Вспомните и прочтите молитву перед боем – ту молитву, которую мы читали перед славными нашими победами, осените себя крестным знамением и с Божией помощью вперед за Веру, за Царя и за неделимую нашу родину Россию!»

«Патриарх Тихон прислал тогда через епископа Нестора Камчатского графу Келлеру шейную иконочку Державной Богоматери и просфору, когда он должен был возглавить Северную армию», – вспоминала жена Безака.

30 октября капитулирует Турция, подписав Мудросское перемирие.

3 ноября в Падуе капитулирует Австро-Венгрия.

На следующий день 4 ноября начинается революция в Германии.

8 ноября в Компьенский лес под Парижем прибыла германская делегация для переговоров о перемирии. Перемирие было подписано 11 ноября уже с представителями республиканского правительства Германии. Фактически оно означало капитуляцию Германии.

Келлер в Киеве

12 ноября Келлер приехал в Киев, а 15 ноября отправил Деникину телеграмму следующего содержания: «Признаете ли вы меня командующим Северной Псковской монархической армией, или мне следует сдать эту должность? Если признаете, то, с какими полномочиями? Необходимо разрешение принять меры к охране разграбляемых в Малороссии военных складов, воспользоваться украинскими кадрами и продолжать формирование, для чего необходим немедленный отпуск денег, которые можно добыть в украинском правительстве». Деникин дал согласие.

Одним из первых действий Келлера в качестве командующего была отправка своего родственника генерала А. Н. Розеншильд фон Паулина в Яссы с просьбой представителям Антанты о занятии союзными флотами Ревеля и Либавы (для обеспечения тыла Северной армии), отпуске широких кредитов и передаче немцами Северной армии русских складов в Пскове, Двинске, Вильне и других городах.

В Украине активизировались военные силы свернутого Скоропадским с помощью немцев правительства Центральной Рады Украины. Возглавлял их военный министр правительства Центральной Рады Украины Симон Петлюра.

Почувствовав всю опасность своего положения, Скоропадский провозгласил создание Всероссийской федерации с включением в нее Украинской державы. Знакомый с Келлером еще по службе в Царской свите, гетман просил его помощи в организации армии, для чего вручил ему «всю полноту военной и гражданской власти».

Именуя себя Главнокомандующим Украинской и Северной армиями, Федор Артурович подчеркивал, что «может приложить силы и положить голову только для создания великой, единой России, а не за отделение от нее федеративного государства».

Но русские офицеры Киева не рвались на поля сражения с ведомыми Петлюрой бойцами Центральной Рады Украины.

«До сведения моего дошло, – пишет он в одном из первых своих приказов, – что некоторые из призванных, как офицеры, так и унтер-офицеры, отказываются принимать участие в подавлении настоящего восстания мотивируя это тем, что они считают себя в составе Добровольческой армии и желают драться только с большевиками, а не подавлять внутренние беспорядки на Украине.

Объявляю, что в настоящее время идет работа по воссозданию России, к чему стремятся: Добровольческая, Донская, Южная, Северная и Астраханская армии, а ныне принимают участие и все вооруженные силы на территории Украины под моим начальством.

На основании этого все работающие против единения России почитаются внутренними врагами, борьба с которыми для всех обязательна, а не желающие бороться будут предаваться военно-полевому суду как за неисполнение моих приказов».

Приказ русские белогвардейцы Киева восприняли, как хотели, и стали бороться с независимостью Украины не отлучаясь далеко от дома. В Киеве они срывали желто-голубые флаги, заменяя их русскими, и разбивали бюсты Шевченко. Келлер был счастлив. К протестам не прислушивался. «Они думают, что я буду слушать все их глупости»,– презрительно говорил он об украинских министрах гетмана Скоропадского. Келлер требовал перехода всей власти к нему.

На новой должности Келлер продержался не более недели, так как был за свои действия отправлен гетманом в отставку.

Но когда Скоропадский бежал, Келлер вновь взял руководство на себя. Но его белогвардейцы – кадровые офицеры – были хороши в репрессиях, а не в бою. Уж не знаю, какие мерзости они вытворяли с украинцами, но ворвавшиеся в Киев петлюровцы, наверное, знали и потому предавали мучительной смерти пойманных на улицах офицеров Келлера.

Говорят, что Келлер был 2-х метрового роста и потому верил в свою непобедимость. Был уверен, что петлюровцы его испугаются, сдадутся и пойдут под его началом в бой «за Русь святую».

Он открыто поселился в Михайловском монастыре с двумя находившимися при нем адъютантами. Когда петлюровцы явились туда с обыском, монахи предложили ему уйти потайным ходом, но он через адъютанта сообщил о себе пришедшим. Патруль объявил всех троих арестованными.

В ночь на 8 декабря 1918 г. был получен приказ об их переводе в Лукьяновскую тюрьму. Они шли вдоль стен Софийского собора, мимо памятника Богдану Хмельницкому, когда из ближайшего сквера раздался залп по арестованным. Стрельба была продолжена патрульными, добивавшими раненых выстрелами и ударами штыков в спины. По легенде генерал Келлер пал, сраженный одиннадцатью пулями.

БЕЗ КОМЕНТАРИЕВ

ОСТАВИТЬ ОТВЕТ