ДАЛЬНЕВОСТОЧН...

ДАЛЬНЕВОСТОЧНЫЙ ГЕКТАР ГОД СПУСТЯ

44
0
ПОДЕЛИТЬСЯ

Правительственная акция «Дальневосточный гектар», которой исполнился год, при наличии в европейской части страны миллионов заброшенных земель бывших колхозов и совхозов выглядит странно. Однако путинский режим рассматривает переселенца, наделенного бесплатным гектаром, как человека, готового вкладывать в обработку ныне бесперспективной земли собственные деньги, а затем и расстаться с результатами своих трудов.

На чем основана идея «Дальневосточного гектара»?

Во-первых, в регион никто с Большой земли не приезжает и не собирается приезжать. Оттуда только уезжают. Если кто и появляется, то гонцы и коммерсанты из Поднебесной. Китайская проблема на Дальнем Востоке с каждым годом нарастает.

На Дальнем Востоке проживает всего 5% российского населения. Ими освоено лишь 0,3% этой земли.

Во-вторых, «Дальневосточный гектар» – пробный шар. Если все будет так, как задумал Путин, можно будет повторить идею в других регионах страны, и далеко и близко от центра. Но поскольку Министерство развития Дальнего Востока отделывается романтическими фразами «У нас можно построить дом мечты, посадить дерево. Да хоть шалаш поставить и приезжать в отпуск. Одним словом – что душе угодно», понятно, что идея означает: приехать в никуда и заниматься неизвестно чем.

Прыгайте, а бассейн мы заполним водой чуть позже

По этой формуле развивается ситуация. Раздача бесплатных «дальневосточных гектаров» началась 1 февраля 2017. Переселенцам забытая богом и людьми земля будет принадлежать 5 лет, в течение которых они на основании договора о безвозмездном пользовании освобождены от налогов, а затем – если захотят – возьмут ее в аренду или либо получат в собственность.

Сколько желающих получить персональный гектар в любом из девяти субъектов Дальневосточного федерального округа, сказать сложно. Кремль дает свою цифру: до 30 миллионов человек. К моменту начала раздачи гектара Минвостокразвития зарегистрировало около 49 тысяч заявок. Охотников за персональным гектаром больше всего из Приморья и Хабаровского края, что означает просто приращивание к своим угодьям дополнительной площади, а также из Москвы и Санкт-Петербурга – из числа тех, кого столичная жизнь основательно утомила своей суетой и разочаровала бесперспективностью.

Охотники различаются мотивацией. Одно дело, когда местные князьки нарежут себе энное количество участков на самых лакомых территориях и понастроят дачных поселков и охотничьих домиков. Другое дело – столичные, которые ни к сельскому укладу не приспособлены, ни к остальным занятиям, где требуется сноровка и крепкое здоровье. На что они рассчитывают?

Охотников объединяет то, что ясно ни те, ни другие не представляют, что они приобретают и на что могут рассчитывать в перспективе. Потому что этой перспективы не видит и Москва. Ни на одном из сайтов правительств РФ и Дальневосточного округа не указано, на сколько лет рассчитана программа, какие органы власти отвечают, содействуют переселенцам в разъяснении особенностей документации и вообще – сколько она, эта программа, стоит.

Вопросы без ответов

Может ли Дальний Восток с его непахаными просторами стать новой житницей России? Будет ли большинство переселенцев заниматься сельским хозяйством?

Каковы особые, в связи с уникальным значением региона для России, условия кредитования? Учитывая, что многие охотники за гектарами – не селяне, им нужны механические мастерские (типа совковых МТС) и консультанты из числа агрономов, зоотехников, бухгалтеров. В какие школы и детские сады ходить детям, которые появятся в неизвестно где расположенных роддомах? Как будут организованы торговля, общественное питание, медицинское обслуживание? Какой транспорт предусмотрен в условиях тотального бездорожья?

Происходит то, что происходит. Местная власть выделяет переселенцам участки в десятках километров от железных и шоссейных дорог, на болотах, в оврагах и старых кладбищах, где нет коммуникаций, электроэнергии, газоснабжения и водопроводов. Когда новобранцы начинают возмущаться и ходить по инстанциям, им отвечают: «Хотели гектар? Получите и распишитесь. Все остальное – ваша забота».

Программа «Дальневосточный гектар» адресована романтикам и экстремалам, людям, любящим риск. А попросту – авантюристам, жаждущим адреналинчика. Лето здесь тяжелое: +33-36 градусов, влажность: 80-90%. Не редкость засухи, пожары, наводнения. Да и зима не проще. Расти может все угодно. Только сил на это положить надо ВТРОЕ больше, чем в том же Подмосковье. Без техники не обойтись. Но какой трактор на одном гектаре развернется? И накладно будет. Выход – объединяться в кооперативы. Иными словами, на глазах происходит возрождение колхозов.

Представители власти сравнивают новое переселение народа с реформой Петра Столыпина – в 1906-1911 годах в Сибири и на Дальнем Востоке крестьянам выделялось по 50 десятин земли на семью (примерно 50 гектаров). Нынешние бесплатные гектары – римейк столыпинской реформы. При Столыпине новоселам давали не только намного больше земли, но и обеспечивали провоз семян, инвентаря, скота. Если средств производства не было, выдавали пять рублей, корову, лошадей. Результат: юг Дальнего Востока освоен переселенцами.

Кому повезло, кому не очень

Сегодня переселенцы – люди, которые должны обеспечивать себя сами и которые встречают на новых землях не самые лучшие чувства у местных. И последних понять можно. В их глазах пришельцы прибыли как бы на все готовенькое, хотя им уготованы бесконечные хождения по официальным инстанциям, согласования и уговоры. Для местных это – чужаки. Рабочих мест они не отнимут, потому что промышленные предприятия стоят. О занятости на Дальнем Востоке мечтают, поэтому уносят ноги куда придется. Оставшимся – а это в основном, пенсионеры и инвалиды – приходится только одно – завидовать и по возможности осложнять жизнь переселенцам.

– Чему завидовать? – порой отгрызаются новоприбывшие. – Мы за 9 тысяч верст приехали и получили гектар. У нас же нет жилья, которое еще предстоит возвести. Чтобы его получить, нужны средства, которые никто не выдает. Значит, самим заработать надо. Чем? Собиранием грибов и ягод, ловлей рыбы?

– Так какого вы сюда приехали? – резонно вопрошают местные. – Без рубля в кармане, без гарантий и поддержки власти, без сельских профессий. Это вам не дома хомячка держать или попугайчика. Если тянет на романтику сельской жизни, попробуйте для начала дома «потяпать» хотя бы 10 соток картошки, окучить ее, полечить от колорадского жука, выкопать. А потом найти, где все это хранить.

Хорошо семье Томаровых, которой повезло. Она оформила три гектара (по числу членов семьи) в 20 километрах от Хабаровска, а это соседние участки в поле (значит, не надо корчевать деревья) по соседству с дорогой и ЛЭП (а это решение проблем с транспортом и электроэнергией). А еще подфартило тем, что главе семьи Александру крестьянский труд с детства знаком и он точно представляет себе, чем будет заниматься – выращивать картофель и другие овощи, разводить скотину – для себя и для прибыли.

Но таких томаровых доля процента гектарообладателей. В основном, потомки тех, кто родом из СССР. Потому-то в очередях к местным чиновникам идет дружное ностальгирование по совковым временам, по постановлениям Совмина СССР и Правительства Российской Федерации. В каждом таком документе были контрольные цифры: чего надо достичь, за какой период, кто за это отвечает, сколько на это выделяется, из каких фондов, какие виды людских ресурсов (молодежь, специалисты, студенты) подключать.

Сегодня ничего этого нет. В связи с этим есть сомневающиеся: «Зачем человеку, получающему, например, в Курской области зарплату в 10 тысяч рублей, надел на краю света, если он даже не в состоянии слетать туда и посмотреть своими глазами, как обстоит дело: билет в один конец стоит гораздо дороже». Находятся здравомыслящие, которые предлагают: «Прежде чем приглашать людей из других регионов страны, создайте условия жизни тем, кто там уже проживает. Это ведь не так накладно для государства, да и менее хлопотно».

Почему власть избирает самый сложный и затратный путь? Проект таит в себе массу лазеек для того, чтобы побыстрее растащить государственные деньги.

А почему раздают земли только на Дальнем Востоке, наивно спрашивает Александр Лазуткин, летчик-космонавт, Герой России. Господин Лазуткин, спуститесь с небес на землю. Вы бы, к примеру, согласились получить гектар на берегу моря или в Подмосковье. «Построил бы теплицу, выращивал огурцы, помидоры и даже ананасы». «Нигде бы не хотел получать бесплатный гектар, – откровенничает иной. – Земля – это большая ответственность. И надо понимать, зачем нужна земля. Ведь главное – это работа на ней». Юморист Геннадий Ветров способен весьма серьезно оценивать проблему: «Я не привык, что наше государство что-то раздает на халяву. Боюсь подвоха. Еще обложат гектар налогом. Взял бы пару соток. И застолбил бы участочек в Москве. На Сходне…».

Из первых уст

– Здесь действительно классная природа, все растет, цветет и пахнет, зверье бегает, рыба плавает, да и люди получше, чем в Москве, – отвечает своему московскому приятелю Андрюхе житель Дальнего Востока. – Но если ты умеешь только ремонтировать кондиционеры или стричь собачек, то на кой хрен тебе этот гектар? Андрюха не обижайся, но сам знаешь, у тебя даже гвозди в стену плашмя забиваются и топор от любого дерева отскакивает в сторону твоих ног. Это – в доме. А на земле? На этом гектаре нужно что-то выращивать, а это значит вспахать, посеять, прополоть, жуков и гусениц уговорить не жрать урожай, собрать то, что вырастил и попробовать все это съесть, потому что продать проблематично. Еще желательно отличать гречку от овса не по надписи на упаковке, знать, с какой стороны запихивать еду в поросенка и за что именно дергать корову, чтобы получить молоко. Дороги, даже если они есть на карте, зимой никто, я подчеркиваю, НИКТО чистить не будет, а так как ближе 20 км от любого города землю тебе с мамой не дадут (есть, конечно, варианты, но вы от них сами откажетесь), то без трактора… ну ты понял. Так что подумай. Поостерегись продавать квартиру в Москве, чтобы вложить средства в «дальневосточный гектар».

– Едешь в никуда, – продолжает московско-дальневосточную тему другой блогер. – А работ, которые нужно провести новоселу, и в самом деле – через край. Построить дом: а это – стройматериалы, электричество, бурение скважины/колодец/септик/, аренда элементарной техники. Все вместе 1,2 миллиона рублей. Стройка теплицы и птичника, других хозяйственных помещений сожрет еще десятки тысяч рублей. И заначку делать надо: через 5 лет тебе придется платить налоги и на дом и на гектар (а через 5 лет эти налоги подрастут). Так что хотя бы полмиллиона подъемных… Но ничего от государства не жди. Да и надо ли? Вон друг из Краснодарского края мне пишет: 1 га стоит в пределах 120-250 тысяч рублей. А в аренду (на сельхознужды, на 49 лет с пролонгацией) 8-16 тысяч в год. Ну и вопрос, зачем ему Дальний Восток, где ни дорог, ни коммуникаций, и где в этот гектар надо вложить не меньше 1 миллиона рублей, чтобы что-то начать делать.

– В Амурскую область с Украины и Краснодарья мои прадеды перебрались в 1913 году, – встревает еще один, который в теме. – Царь дал земли не по гектару (юг Амурской области, растет все!), лес на строительство, деньги на коров и лошадей. Безвозмездно. И землю подняли, и грунтовки проложили, и дети выросли и поженились. Наступила коллективизация, забрали все! Теперь там растут березки с осинками, все заброшено. Ни я, ни мои дети эти гектары не возьмут, мы здесь живем, и знаем, как сложно по нашим лугам-лесам даже ходить за грибами-ягодами, а вы же проехать на машине захотите, скарб свой привезти?!

По криминальным принципам

«Дальневосточный гектар» попахивает крупной аферой со стороны государства, уточняют эксперты. Если точнее, очень похоже на тактику подсаживания на иглу, когда человеку сначала бесплатно дают наркотики, а когда тот «подсядет», то с него начинают за «кайф» снимать деньги. Здесь картина аналогичная. Сначала дают возможность 5 лет бесплатно пользоваться землей, человек вкладывает в развитие этой территории свои средства, строит на ней, обустраивается, почву облагораживает, а потом ему говорят: ну, хватит, хочешь использовать это все дальше, будь любезен, заплати.

Власть действует по бандитской схеме, комментируют знатоки вопроса. Берется пустующая земля, в самых захолустных медвежьих углах Дальнего Востока. Раздается как бы бесплатно. Через пару лет к дурачку с сошкой заявляются семеро с ложкой (неважно, отпетых уголовников или чинуш), и требуют свою долю за пользование землей. В случае отказа освоенная, удобренная и ухоженная земля отбирается.

С одной стороны, социальная инициатива «Дальневосточный гектар» при наличии в европейской части страны миллионов заброшенных и потерявших плодородие земель бывших колхозов и совхозов выглядит странно. В принципе, гораздо продуктивней возродить к жизни хорошо забытое и поросшее репейником старое. С другой стороны, откат к средневековой России, где каждый житель полагался на собственные силы, опыт и сообразительность, рассматривается путинским режимом как возвращение к народным истокам, в числе которых рабский труд, терпение и покорность.

Но есть и еще одна сверхзадача в кремлевском творчестве: это благополучно растащить выделенные на «Дальневосточный гектар» средства.

БЕЗ КОМЕНТАРИЕВ

ОСТАВИТЬ ОТВЕТ