ДЕЛО СКРИПАЛЯ...

ДЕЛО СКРИПАЛЯ

64
0
ПОДЕЛИТЬСЯ

Террористическое нападение на экс-шпиона Сергея Скрипаля и его дочь Юлию, произошедшее в британском Солсбери, породило мощную волну антироссийских мер, принятых странами Запада. В ответ Кремль вновь запустил отлаженную машину лжи: в Европе и Америке наперебой выступают различные «эксперты», вбрасывающие одну за другой множество самых разных, совершенно абсурдных версий произошедшего – с общим утверждением «это не русские».

Подобное поведение стало в последние годы характерным для Кремля: каждый раз, когда против него выдвигается очередное обвинение, он плодит и множит варианты версий – не для того даже, чтобы отвлечь внимание мира на одну из мало-мальски правдоподобных, но для того лишь, чтобы похоронить правду в информационном «белом шуме». Так было с газовыми атаками в Сирии (в частности, с последней из них, произошедшей в пасхальное воскресенье в сирийской Думе) – российские представители забросали мир вариантами обвинений: от «не было никакого газа» до «виноваты американцы, европейцы, израильтяне, украинцы, ИГИЛ, сами сирийские повстанцы». Так было со сбитым в небе над Украиной малазийским «Боингом»: свидетельства «испанского диспетчера киевского аэропорта», рассказы о пятикилометровом украинском истребителе и об «уже мертвых пассажирах», показания неизвестного авиатехника, перебежавшего в Россию и немедленно после этого растворившегося в воздухе… Все это было нацелено на одно: чтобы российские представители, в конце концов, могли сказать – мол, видите, как много возможных вариантов. Увы, истину мы никогда не узнаем, так что не надо никаких расследований, просто смиритесь…

Заболтать и забыть

Впрочем, в «деле Скрипаля» Кремль и его пропагандистская машина поступили несколько иначе. Обусловлено это быстрой и жесткой реакцией Запада, которой не наблюдалось в предыдущих случаях. Теперь все рассказы об «украинском, чешском или американском» происхождении пресловутого нервнопаралитического газа «Новичок», которым атаковали Сергея Скрипаля с дочерью (а также с десятками окружающих британцев), о «провокации американских спецслужб» и о том, что газа «Новичок» вообще не существует в природе, нацелены на иное – а именно, на попытку оспорить саму возможность обвинить Россию. Мол, «следует применять принцип презумпции невиновности» и считать Москву ни в чем не виноватой, пока идет следствие. А результаты этого следствия можно и не признать. Российские представители потребовали допустить их к расследованию – получив издевательский ответ британцев о том, что «это все равно, что Скотлэнд-Ярду привлекать к следствию профессора Мориарти».

Тем не менее, в европейских странах находится достаточно «экспертов», требующих применения этой самой презумпции невиновности. Один немецкий бауэр из бывшей ГДР даже демонстративно поднял над своим домом российский флаг, удостоившись интервью телеканала Russia Today, в котором заявил, что «не спустит знамени, пока Россию не оправдают и санкции не снимут». Чего же они добиваются?

Представьте себе, что британское правительство вдруг ввело в Соединенном Королевстве такую отвратительную, драконовскую меру: человек, считающийся до суда невиновным, оказывается заключен в тюрьму. И называется это лживым, преуменьшительным термином «предварительное заключение»… Ой, простите… Совсем забыл – это же нормальная практика в любой демократической стране, более того – предварительное заключение известно с античных времен, а цивилизованную форму оно приобрело где-то с XIX века. На сегодняшний день правила предварительного заключения урегулированы отдельным соглашением ООН. То есть – норма вполне демократичная. Тем не менее, факт остается фактом: любой человек может быть взят под стражу, не будучи обвинен по суду – то есть, формально оставаясь невиновным. Для этого достаточно обоснованного подозрения, а целью такого ареста является облегчение проведения следствия. Чтобы подозреваемый своими действиями ему не помешал, а если, в самом деле, виновен – не сбежал. Логично? Логично. Сообразуется с правовыми демократическими нормами? Вне всяких сомнений.

«А где доказательство, что это доказательство?»

Однако кремлевские фокусники теперь «вынимают из цилиндра» презумпцию невиновности для целого государства российского, которое является подозреваемым в попытке убийства Сергея Скрипаля и его дочери Юлии. Мол, нельзя, невозможно просто так вот взять и обвинить путинский режим, вышвырнуть дипломатов (точнее, шпионов под личиной дипломатов) и, возможно, еще и ввести санкции. Нет-нет, сначала следует полностью расследовать все дело, отсеять все вброшенные Россией же многочисленные версии произошедшего – версии абсурдные, но требующие, по мнению российских представителей, к себе самого пристального внимания следователей. Теоретически, их можно выдумывать до бесконечности, затягивая и затягивая расследование, как говорится по-русски, до морковкина заговенья. И лишь после суда, который в этом случае никогда не состоится, можно обвинять Россию… которая от этих обвинений просто отмахнется и подбросит десяток-другой новых версий. Вот это, мол – демократично. Вы же цивилизованные господа, вы же должны следовать правилам, не так ли, джентльмены? Это мы – медведи неотесанные, какой с нас спрос? А вам – ай-яй-яй. У вас там что, лихие девяностые?

В этой логике, правда, имеются некоторые пробелы: к примеру, тот факт, что политика и право – это, как говорят в Одессе, две большие разницы. Государство – это не личность, а значит – его невозможно привлечь к суду, как личность или группу личностей.

Политика старается решить проблемы, создавая правовое поле. Юстиция же применяет правовые установления, созданные политикой. При необходимости, она может подвергнуть проверке существующие правовые нормы – для этого в демократических странах действуют конституционные суды. Если эти нормы не соответствуют основополагающим – их можно изменить, создавая новые правовые рамки.

Общественное право – это право всеобщее, действительное именно для подобных проблематичных ситуаций; закон, направленный против одного-единственного человека либо группы, в правовом государстве не может существовать. С другой же стороны – юстиция имеет право на основании законодательства наказывать лишь отдельные личности или группы, а не целое общество. В самом деле, юстиция обязана в каждом отдельном случае следовать принципу презумпции невиновности – но это правило не относится ни к политике, ни к прессе, ни к общественности, которые имеют право требовать принятия превентивных мер еще до того, как будет завершено следствие. Уже хотя бы для того, чтобы предотвратить возможное повторение тех или иных преступлений. Именно поэтому, в частности, в британских аэропортах теперь ввели таможенную проверку частных самолетов российских олигархов, а их пассажиры вынуждены подвергаться стандартному обыску так же, как «чернь», летающая в рейсовых самолетах. Их, олигархов, это, кстати, страшно возмутило…

Теракт с предысторией

Именно о подобных превентивных мерах Соединенного Королевства и его союзников против России и идет теперь речь. В минувшие годы в одной лишь Великобритании при невыясненных обстоятельствах погибли как минимум 14 человек – в основном, граждан Российской Федерации. Это дает вполне серьезный повод предположить, что их убили российские спецслужбы; британскому правительству все эти случаи были, очевидно, слишком неудобны и поэтому они «заметались под ковер», получая определения вроде «самоубийство» или «несчастный случай». Теперь же, похоже, у британских лидеров кончилось терпение – в особенности, потому, что вконец обнаглевшие российские «суперагенты» не погнушались вместе с «целью» отравить еще и обычных, ничем не примечательных, но крайне важных для любого политика подданных Ее Величества: полицейских, медиков, случайных прохожих – иначе говоря, избирателей. И теперь, после покушения на убийство Сергея Скрипаля, все эти забытые преступления оказались вновь вытащены на свет Божий.

Через восемь дней после покушения на убийство Скрипаля, в Лондоне погиб российский олигарх Николай Глушков – и вот, удивительное дело: Скотлэнд-Ярд не объявляет более ни о самоубийстве, ни о несчастном случае. Следствие открыто по подозрению в убийстве.

Напомним, что еще в феврале 2006 года Госдума Российской Федерации приняла закон «О противодействии терроризму», согласно которому российский президент единоличным решением имеет право приказать уничтожить «экстремистов» за пределами России. А «экстремистами» он может назвать кого угодно: оппозиционеров, бывших шпионов-перебежчиков, да хоть не понравившегося прохожего на улице, почему бы и нет?

В ноябре того же 2006 года немецкий журналист Флориан Хассель писал в своей статье «Традиция убийств перебежчиков» для газеты Kоlner Stadzanzeiger: «Новый закон позволяет использовать киллеров ФСБ для убийств за границей, по прямому указанию Путина – официально для «борьбы с терроризмом». Анонимный британский чиновник заявил в интервью газете Sunday Telegraph, что ФСБ уже в этом (то есть, 2006-м – Б.Н.) году совершила подобное убийство в Эстонии. Также и в «деле Литвиненко» имеющиеся косвенные доказательства указывают на участие ФСБ в этом организованном российским государством убийстве».

Оба официально разыскиваемых в Великобритании убийц Литвиненко, Андрей Луговой и Дмитрий Ковтун, сегодня разыгрывают из себя «экспертов» на российском телевидении и рассказывают о «презумпции невиновности» в отношении покушения на убийство Сергея и Юлии Скрипалей. Луговой при этом – депутат Госдумы РФ от праворадикальной партии Жириновского, имеющей наглость называть себя «либерально-демократической», да еще и кавалер ордена «За заслуги», полученного лично из рук Путина.

То есть, подозреваемые в убийстве персонажи не предстают перед судом, а получают награды – как в случае с убийством Литвиненко. А что с российским государством? Его как, можно отдать под суд?

Для государств-убийц не существует суда, только для отдельных лиц. Нюрнбергский трибунал, расследовавший дела военных преступников-нацистов, судил отдельных людей, не организации. Международный трибунал в Гааге обвинял глав государств, как личностей. Да и то – в обоих случаях суд мог состояться только над теми, кто оказывался в его руках, в камерах. Не над теми, кто был в бегах, кончал самоубийством либо, как Путин – оставался в своем уютном кресле.

КПЗ для государства?

Вот так и Россию, как государство, ни один суд в мире не может ни обвинить, ни заключить под стражу, чтобы можно было без помех проводить расследование. Поэтому презумпция невиновности этого государства может быть использована лишь в том случае, если само оно согласится отправиться в своего рода «международную камеру предварительного заключения» и предстать перед международным судом – так, в принципе, было сделано во время Нюрнбергского процесса.

Западу известно о российских государственных убийцах за рубежом, об их методах и об их жертвах вот уже 12 лет подряд. Но до сих пор он, по тем или иным причинам, предпочитал об этом не говорить и даже покрывать эти убийства. Теперь ситуация меняется на глазах, но сейчас, в данный момент, нет возможности отправить под суд ни убийц, как отдельных лиц, ни российское государство, как заказчика убийств. Так что волей-неволей, а приходится применять иные меры, политические – чтобы заставить Россию отказаться от практики убийств. Не уговорить, упросить – а заставить. Чтобы Кремль научился бояться подобных действий.

А требование применить презумпцию невиновности для кремлевских ассасинов и их заказчиков – это пропагандистский трюк, впрочем, следует признать – весьма технично исполненный. Тем не менее – безуспешный. Профессор Мориарти не будет консультировать Скотлэнд-Ярд в расследовании против самого себя.

БЕЗ КОМЕНТАРИЕВ

ОСТАВИТЬ ОТВЕТ