ДЕНЬ НЕМЕЦКОГ...

ДЕНЬ НЕМЕЦКОГО ЕДИНСТВА

13
0
ПОДЕЛИТЬСЯ

В нынешнем году Tag der Deutschen Einheit (День немецкого единства) отмечаемый уже в 28-й раз принес непростые размышления.

Вопросы и ответ в номинации «цена воссоединения»

Избавилась ли страна от немецко-немецкого противостояния, или стена, некогда разделяющая ее, как два полушария мозга, все еще не дает возможности старым и новым землям постичь ментальность друг друга? Если это праздник, что называется, со слезами на глазах, то какие это слезы – радости или горечи? Воссоединение – повод для оптимизма?

Оно обошлось немцам в 2 триллиона евро. Сумма приличная. Как оценивают ее немцы? Главное, что это произошло, независимо от того, сколько это стоило, говорят одни. Почти половина опрошенных думают, что это – непомерно высокая цена. На Востоке так полагает лишь треть жителей: они согласны с тем, что наступил черед Запада раскошеливаться – ему должно быть стыдно за уровень жизни, в котором десятилетия прозябали они. Будто это была его воля… Двое из пяти жителей Запада считают, что объединение произошло не до конца. В Восточной Германии так думают более 70%.

Германия с американским акцентом

Вспоминают 13 августа 1961 года, когда было начато строительство стены, которое проходило под надзором вооруженных солдат – а вдруг каменщик надумает рвануть в Западный Берлин?! Так Бранденбургские ворота оказались на запретной полосе между Востоком и Западом. Стена проходила прямо перед ними. Доступ сюда имели только восточногерманские пограничники, которые отстреливали тех, кто пытался одолеть стену (им посвящены экспозиции на улицах Берлина), а сами исторические ворота стали символом раздела Германии.

Речь, которую 12 июня 1987 года произнес здесь 40-й президент США Рональд Рейган, вошла в историю. «Господин Горбачев, снесите эту Стену! – призвал он. – Откройте эти ворота!» Слова Рейгана, усиленные мощными динамиками, услышал Восточный Берлин. Тогда никто не подозревал, что Стена рухнет всего через два года. Сразу после падения Берлинской стены 9 ноября 1989 года тысячи людей отправились к Бранденбургским воротам, чтобы отпраздновать это событие. Символ раздела Германии стал символом воссоединения страны.

Отметим, что задолго до Рейгана свою солидарность с жителями Западной Германии ясно обозначил 35-й президент США Джон Кеннеди. «Две тысячи лет крылатой фразой было «Я – гражданин Рима». Сегодня, в свободном мире, это должно звучать так: «Я – Берлинец», – сказал он 26 июня 1963 года, выступая перед жителями Западного Берлина.

Карьера Меркель в формате праздника

С воссоединения двух частей Германии (3 октября 1990 года) начиналась политическая карьера нынешнего немецкого канцлера. Этот день она встретила пресс-секретарем правительства ГДР, и назавтра уже была советником в Федеральном ведомстве печати и информации ФРГ.

Она, вчерашняя жительница ГДР, принимала участие в выборах в первый общегерманский Бундестаг, состоявшихся через несколько недель после воссоединения. Меркель победила, набрав 48,5% голосов в одном из округов Мекленбурга – Передней Померании.

В 2005 она стала канцлером ФРГ.

Попробуем теперь, основываясь на моментах биографии Меркель, ответить на серию вышеприведенных вопросов. Ангеле Меркель ее знание восточногерманской ментальности помогает в общении с российскими лидерами. Далее – опыт постижения ею западных политических курсов и практическое их освоение в должностях министра по делам женщин и молодежи, министра окружающей среды, лидера парламентской оппозиции.

С исторической точки зрения Меркель – политическая внучка Конрада Аденауэра и Людвига Эрхарда, ставших творцами «экономического чуда», и политическая дочь Гельмута Коля, объединившего Западную и Восточную Германию.

Экономика Германии: достижения и слабые звенья

Экономика уверенно растет (плюс 1,9% в 2016 году), безработица находится на самом низком уровне за несколько десятилетий, налоговые выплаты льются рекой. Закрепив за собой звание локомотива Евросоюза, ФРГ при Меркель уступает соседям по ЕС по ряду важнейших позиций. 23% всех наемных работников в Германии занимаются низкооплачиваемым трудом, это один из самых печальных показателей в Евросоюзе. В Италии, Франции, Дании и Финляндии он менее 10%, а в Бельгии и Швеции – меньше пяти. ФРГ гораздо меньше других стран Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР, куда входят 35 стран с развитой экономикой) выделяет средств на образование (4,3% от ВВП) по сравнению с 5,2% от ВВП в среднем в ОЭСР. Для каждого десятого ребенка не находится места в детском саду, несмотря на законодательное право родителей на это место.

Наиболее сложное положение в этих сферах на Востоке где неонацистская партия «Альтернатива для Германии», созданная всего около 4,5 лет назад активно набирает политические очки. Начав как евроскептики, они закончили правыми экстремистами и неофашистами, особенно на фоне потока беженцев.

Как отличаются Запад и Восток Германии?

Национальный праздник – День германского единства – немцы встречают в различных землях по-разному. Многие восточные немцы чувствуют себя незаслуженными обделенными на празднике жизни: считают, что их вывели за скобки экономического процветания на Западе. Ситуацию осложняет и то, что хозяйкой праздника каждый год по очереди становится столица одной из федеральных земель Германии (напомним: всего их 16), но вот столица Тюрингии Эрфурт и одна из самых ярких культурных звезд ФРГ Дрезден в Саксонии, за 28 лет удостоились стать ей лишь однажды.

Состояние ущемленности и второсортности, в котором пребывают жители Востока, не убывает. Поэтому они как насмешку воспринимают «Вместе мы – Германия» – лозунг нынешнего празднования Дня германского единства в Майнце, столице земли Рейнланд-Пфальц. Вместе-то вместе, но денежки врозь. К примеру, согласно плану реформ, озвученных министром труда Андреа Налес, только через 36 лет после воссоединения, к 2025 году пенсии жителей западной и восточной Германии станут равными.

В чем отличие, легко заметить, изучая фотографию Берлина, сделанную летом 2012 года нидерландским астронавтом Андре Кейперсом, с борта Международной космической станции. Любопытно: желтые огни находятся преимущественно в восточном Берлине, зеленые обозначают западную часть. На фотографии отчетливо видно цветовое различие, сохраняющееся и поныне. Как пояснила Даниэла Аугенштайн, пресс-секретарь берлинского отдела городского развития, этот сохраняющийся и поныне цветовой раздел – следствие различного отношения к экологии. Фонари в Западной Германии были экологически чистыми, что отражает мощь экологического движения 1970-1980-х годов. В то время Восточная Германия в значительной степени зависела от угля. Сегодня Восток переориентирован на возобновляемые источники энергии в стране. Но ночной облик Восточного Берлина говорит о том, что он еще пребывает в социализме.

Западных и восточных немцев можно отличить не только по снимку, сделанному из космоса. Если сравнить путешествующих по Европе немцев, то легко заметить, что восточные обычно довольствуются палатками, а западные предпочитают путешествовать с домиками-прицепами. До сих пор многие восточные немцы, включая молодое поколение, не могли себе позволить приобретение автомобиля, довольствуясь «Трабантом». Это автомобильное послание из времен немецкого социализма сегодня – раритет.

На Западе ситуация с уровнем занятости благополучней. Это потому, что больше молодых людей переехали на Запад, что снизило число немцев Востока, ищущих работу из сельских восточных районов.

После падения Берлинской стены бывшие коммунистические восточногерманские предприятия оказались в непривычной ситуации – им пришлось конкурировать со своими западными коллегами, которые на рынке оказались более эффективны. Капитализм, внезапно обрушившийся на Восток, привел к тому, что многие компании обанкротились, другие не оправились от шока и поныне. Неспособность действовать не по указке райкома партии, а по ситуации, привела к тому, что уровни доходов занятых в общественном производстве до сих пор гораздо ниже, чем на западе. Казалось бы, жителям Востока самое время применить предприимчивость. Вместо этого они жалуются на приход «проклятых акул империализма» и собираются на сходки к памятнику Карла Маркса в Хемнице. При этом самые продвинутые из них едут за заработной платой и перспективным трудоустройством. Их путь лежит не только на Запад, но и на Восток – в Польшу и Чехию.

Понаехали тут…

Зная эту ситуацию, беженцы предпочитают селиться не на нищем Востоке, а в западных районах Германии. Отношение властей к ним, обосновавшимся в Северном Рейне-Вестфалии и других благополучных землях, примерно такое, как в Израиле к пришельцам из Эфиопии. Отсюда рост на Востоке правых и неонацистских настроений, которыми охвачены бывшие коммунисты ГДР. Виной этому, как они считают, стало падение Берлинской стены. Когда восточники поняли, что при капитализме надо работать в полную силу, а не по-советски, с перекурами, правые политики увидели идеологическую нишу, которую немедленно заняли: дескать, вот он, оскал угнетателей.

Ни один актуальный вопрос не вызвал большей напряженности, чем массовый приток беженцев в Германию.

По данным Федерального ведомства по миграции и беженцам, Германия приняла в период с августа 2015 года по апрель 2017 года 1,23 млн. прибывших с Ближнего Востока, Африки, Европы и России. Основу притока составили беженцы из Сирии, Афганистана, Ирака и Ирана. А европейцы лидировали в другом показателе – отправке из ФРГ на родину: речь о жителях Албании, Боснии и Герцеговины, Сербии, Косово и Черногории. Причем, депортация по-немецки была, в основном, добровольной и выглядела довольно привлекательно. Из 80 тысяч покинувших ФРГ, 55 тысяч получили солидные подъемные, позволяющие создавать на исторической родине бизнес. Лишь 25 тыс. были депортированы принудительно.

Притом, что Восток принял в разы меньше беженцев, чем Запад, именно там проявились ксенофобия и национализм. Почему? Как подчеркивают эксперты, жители Востока – наследники политической ориентация времен ГДР: социалистическая Германия в отношении к миграции основывалась на принципе «Дружба всех народов – это очень хорошо, но мигранты – это всего лишь гости». Подобно тому, как Россия рассматривает своих экс-советских соседей, как прежних вассалов Москвы, то есть с имперской точки зрения, Дрезден видит себя с точки зрения былого саксонского величия, высокомерно относясь к пришельцам. К тому же в Дрездене, кроме правоэкстремистских идей и своенравного отношения к беженцам очень развиты антиамериканские настроения. Эта платформа роднит Саксонию с Россией.

БЕЗ КОМЕНТАРИЕВ

ОСТАВИТЬ ОТВЕТ