ДЖОН БОЛТОН В...

ДЖОН БОЛТОН ВСЕГДА НА ЛИНИИ ОГНЯ

55
0
ПОДЕЛИТЬСЯ

«Джон Болтон был назначен президентом Джорджем Бушем-младшим на должность Постоянного Представителя Соединенных Штатов при ООН в 2005 году и находился на ней до истечения срока этого назначения в декабре 2006 года. Он также работал заместителем госсекретаря по контролю над вооружениями и международной безопасности с 2001 по 2004 год. Болтон – юрист, и многие годы своей карьеры провел на государственной службе, занимая высокие посты в администрациях президентов Рональда Рейгана и Джорджа Г.У. Буша».

Из аннотации издательства

Одно из наиболее приметных событий в кадровой перетряске, происшедшей недавно в Белом Доме, – назначение Джона Болтона, ветерана американской внешней политики, на пост советника по национальной безопасности. Левые круги встретили его крайне негативно, в то время как консерваторы не скрывали своего удовлетворения. Интересно, как повторяется история, – более десяти лет назад, оставивший тогда государственную службу, Джон Болтон выпустил книгу воспоминаний под названием «Капитуляция – не выход. Защищая Америку в ООН и за рубежом» (Surrender Is Not an Option: Defending America at the United Nations. By John Bolton / Threshold Editions, New York-London-Toronto-Sydney). И реакция на нее была совершенно идентичной.

Из рецензии Брайана Уркварта, бывшего заместителя Генерального секретаря ООН, в журнале The New York Review of Books:

«На первый взгляд, заглавие книги Болтона поднимает, казалось бы, фундаментальный – но и неловкий – вопрос. Являются ли Соединенные Штаты по-прежнему благою сверхдержавой, способной в своем расцвете вести остальной мир в достойное будущее? Или они, на что вроде бы намекает это заглавие, представляют собой затравленного, упавшего духом гиганта, которого в самом доме его предали либералы и “левые” и который вынужден постоянно отбиваться от заграничных смертных врагов и ненадежных друзей? Только впоследствии Болтон объясняет в своей книге, что фраза “Капитуляция – не выбор” подразумевает отступничество его оппонентов от политических принципов. Несомненно, однако, что себя-то он видит несгибаемым защитником американских принципов – как он их понимает».

Из рецензии Гэбриэла Шенфелда, старшего редактора журнала Commentary:

«Данный том с его боевым названием “Капитуляция – не выход”, сверкающем золотым тиснением букв на алой суперобложке и с фотографией автора, выступающего на фоне американского флага перед чем-то называющимся Ежегодная конференция Консервативного политического действия, прямо-таки кричит – здесь твердолобый правый! Вся упаковка предполагает, что откроешь ее и тут же услышишь проповедь. Но так ли это?»

Приведенные точки зрения отражают оценки не только действий самого Болтона, но два разнящихся подхода к политике США. «Тон и стиль голоса Америки во внешних делах стал наглым и грубым, как если бы ее лидеры выплескивали на весь мир свое превосходство и плохо скрытое презрение», – возмущается Уркварт. По мнению же Шенфелда, со страниц своей книги Болтон предстает человеком, «разительно отличным от того образа авантюристичного, склонного к односторонним шагам идеолога правого крыла, который был сфабрикован “Нью-Йорк Таймс” и прочими левыми». То, что представителю лагеря тех, кто всегда склонен во всем первым делом винить Америку, кажется имперскими амбициями, на незашоренный подобными предубеждениями и комплексами взгляд смотрится стремлением решительно противостоять угрозам безопасности собственной страны, не давать в обиду своих союзников, ставить на место антидемократические и диктаторские режимы, “видавшие в гробу” любые международные законы и пасующие только перед силовым нажимом, и вообще, как ни пафосно это звучит, добиваться справедливости.

В администрации Буша-старшего Джон Болтон был заместителем госсекретаря по международным организациям. Когда в Советском Союзе наступила перестройка, Болтон «увидел возможность исправить историческую несправедливость в виде резолюции о сионизме (“позорный текст 1975 года, приравнивавший сионизм к расизму и являвший собой очевидную попытку делегитимизировать Израиль. Вместо этого данная резолюция делегитимизировала саму ООН в сознании многих американцев, убедив их в том, что последняя пребывает в безнадежном плену советских манипуляций и радикализма третьего мира, каковое восприятие было совершенно точным”) и продемонстрировать также способность Соединенных Штатов на самом деле вновь выиграть большинство голосов на Генеральной Ассамблее, что там уже давно вышло из моды».

И вот Болтон взял на себя эту инициативу и стал консультироваться и зондировать обстановку. Победа в первой Войне в Заливе и международная конференция по Ближнему Востоку в Мадриде убедили правительство США в том, что момент для отмены резолюции и сионизме назревает. Необходимо было набрать достаточное число государств, которые бы выступили коспонсорами новой резолюции. Многие, правда, не очень хотели ворошить прошлое, опасаясь обострения своих отношений с арабами, – как выразился, по словам Болтона, один советский дипломат, «пусть она валяется на полках и собирает пыль». Однако американцы напирали – и сам Буш, и госсекретарь Бейкер, не говоря уже о Болтоне, превратились в «телефономанов». Следовало ведь еще не допустить того, чтобы новую резолюцию «замотали», заблокировали путем процедурных согласований, – т.е. количество коспонсоров должно было превышать половину списочного состава членов ООН. И вот результат: «…Наш подсчет голосов оказался правильным. Советский Союз, в качестве одного из последних официальных шагов накануне своего роспуска, проголосовал за отзыв резолюции, которую он же инспирировал, а страны третьего мира оказались расколотыми, еще один плюс. Европа и Латинская Америка почти единогласно высказались за отзыв за исключением, что примечательно, Кубы. Резолюция о сионизме приказала долго жить. Я был счастлив».

«В качестве заместителя госсекретаря по контролю над вооружениями и вопросам международной безопасности во время первого срока администрации Джорджа У. Буша, – не скрывает своего негодования Уркварт, – Болтон обрел оптимальную позицию для разрушения международных соглашений и договоров».

Из книги «Капитуляция – не выход»:

«Мы пролетали восточнее Манхэттена и молча смотрели на облако дыма и пыли, еще поднимавшееся над тем местом, где стоял Всемирный Торговый Центр. Сказать было нечего, но я никогда не забуду этого, как не забуду и вид из окна моего кабинета в Госдепе 11 сентября, откуда я мог наблюдать пламя и дым над Пентагоном. Хотя некоторые застарелые критики ракетной обороны заключили, что нападение 11 сентября доказало отсутствие необходимости в ней, я сделал вывод прямо противоположный. Если бы у “Аль-Каеды” имелось ядерное, химическое и биологическое оружие или государства-изгои, такие как Иран, Ирак или Северная Корея, могли разместить такое оружие на баллистических ракетах, то количество жертв и разрушений было бы куда больше. Наша разведка пропустила приготовления к этому опустошительному нападению, и нельзя было понять, чего же еще она пропустила. Я еще более утвердился в своем убеждении, что мы должны гораздо быстрее двигаться к установлению новых отношений с Россией, что дало бы нам возможность срочно переключить свое внимание на возросшую угрозу распространения оружия массового поражения».

После длительных и откровенных консультаций с правительством президента В.В. Путина Соединенные Штаты 13 декабря 2001 года вышли из ABM Treaty 1972 года (Болтон: «Этот реликт холодной войны, по сути, препятствовал России и Соединенным Штатам развивать национальные ракетные системы обороны… в его основе был принцип взаимно гарантированного уничтожения… согласно перевернутой логике которого национальная ракетная оборона рассматривалась как провокация») и подписали 24 мая следующего года Московский договор, закрепивший количественные уровни ракет для обеих сторон и предусмотревший их свободу в определении стратегии собственной обороны. Избавление от договора 1972 года Болтон сравнивает с освобождением Гулливера от лилипутов: путы, мешавшие Америке обновлять средства защиты своей страны против нападения возможного агрессора, были разрезаны.

После своего избрания на второй срок Буш предложил кандидатуру Джона Болтона на пост представителя США в ООН. Однако его утверждение в Сенате было сорвано, и президент назначил его своей властью – временно. Газета «Нью-Йорк Таймс» назвала это «ужасным выбором в критический период». Несколько позднее Генри Киссинджер изрек следующую сентенцию: «Уверен, что Джон Болтон принесет миру мир раньше, чем он достигнет мира в своих отношениях с “Нью-Йорк Таймс”».

Приехав 1 августа 2005 года в ООН, Болтон с места в карьер включился в продолжавшуюся уже много времени подготовку Всемирного саммита в честь 60-летия этой организации. И начал с того, что в пух и прах разнес почти сорокастраничный проект итогового документа, подготовленного секретариатом тогдашнего Генсека ООН Кофи Аннана. Главной мишенью Болтона оказался сам процесс подготовки декларации – рабочие группы государств-членов вносили свои проекты ее разделов, далее ооновские клерки отбирали из них то, что их устраивало, и предоставляли полученный вариант для дальнейшего обсуждения, но когда к ним выдвигались поправки, то опять же те самые клерки отбирали, что принять, а что оставить без внимания. В результате, в то время как дата форума приближалась, времени для корректировки становилось все меньше – в расчете на то, что оставшееся придется проглотить и принять. А получалось, на взгляд Болтона, не только дежурное пустозвонство, но и масса всевозможных общих обязательств, чтобы оппоненты Америки могли потом, не особо напрягаясь, приписать ей их нарушения. И когда он заявил, что подготовленный проект американцев не устраивает, то вызвал резкое недовольство ооновской бюрократии и Европейского Союза. «Но в ООН мы всегда делаем вещи таким образом», – возразил ему заместитель английского представителя, а сам же представитель, Джонс Пэрри, запротестовал, что люди работали над документом восемь месяцев и никаких радикальных изменений внести уже нельзя. На это Болтон недипломатично напомнил, что над проектом протокола проверок к Конвенции по биологическому оружию «люди» работали почти восемь лет, но, тем не менее, администрация Буша его отвергла (ибо стопроцентных гарантий нераспространения этого оружия все равно выработать не удалось), – так что ничего страшного. В Вашингтоне подход Болтона одобрили. Битва за окончательный проект заняла семь недель. Американцам удалось настоять на устранении многих пассажей, ну а что касается конечного текста… «Я могу только сказать, – говорит сам Болтон, – что мы подогнали его к самому общему ооновскому критерию: “Могло быть хуже”».

Нет ни малейших сомнений в нелюбви Джона Болтона к ООН, к ее бюрократизму, неэффективности, предвзятости, не подотчётности. Для характеристики ее деятельности очень подходит придуманное им самим сравнение: вместо того чтобы превратить гусеницу в бабочку, ей красят губы помадой. Возможно ли реформировать ООН? Только одним образом, считает Болтон, – сделать обязательные, начисляемые согласно возможностям страны-члена взносы – добровольными, под конкретные, поддающиеся проверке проекты. Но не зря он, рассказывая о времени, проведенном в стенах ООН, называет себя Сизифом в Сумеречной Зоне – справиться с этой задачей ему, – как и древнегреческому герою, вечно закатывающему на гору тяжеленный камень, – не удалось.

Особую нетерпимость у Болтона вызывает забалтывание в ходе нескончаемых переговоров вопросов, требующих оперативного и действенного реагирования. Неспособность международных организаций остановить режимы, рвущиеся к ядерному оружию, не знающие конца компромиссы ради компромиссов, вялые декларации, не подкрепляемые жесткими шагами, подвергаются им беспощадной, язвительной и нелицеприятной критике. Достается от него не только ООН и Евросоюзу, но и своим – Госдепартаменту, прежде всего. Болтон предупреждает об опасности традиционной дипломатии в отношениях с теми, кто любую уступку готов трактовать как слабость или нерешительность. «Если твой “собеседник”, – говорит он, – придет к выводу, что у тебя дрожат руки, коленки подкашиваются и вообще ты морально дегенеративный посланец загнивающей цивилизации, то его приоритеты будут наверняка отличаться от твоих. …Ты уже предрасположен к тому, что тебя переиграют, да так что сам об этом не узнаешь. Классическим примером тому был Джонс Пэрри (см. выше) во время переговорах с Россией об Иране в декабре 2006 года. “Ведь если у нас нечего будет им дать, то как мы тогда добьемся прогресса?” – сказал он в какой-то момент». Я вообще-то не из тех, кто в переговорах предпочитает пряник, признается Джон Болтон. Да и уж вовсе не дипломат, а юрист, который ради клиента на стенку лезет. И, в конце концов, высшая мерка сказанному – сделанное, как сызмальства усвоил этот сын пожарника, первым в семье поступивший в университет.

Любой, кто прочтет книгу «Капитуляция – не выход», может засвидетельствовать, насколько богата она бесценной информацией о международной политике конца 20 – начала 21 столетия. Все важнейшие соглашения и переговоры, первые лица крупнейших государств, влиятельные сановники. Детали обсуждений и инструктажей, закулисные подробности, тонкие наблюдения над характерами. Очень многое по числам, часам, даже минутам. Редко встречается удовлетворение достигнутым. Чаще – разочарованность собственным бессилием, нарастающее несогласие со сдачей принципиальных позиций. В результате – выношенное решение об отставке. Книга заканчивается воспоминанием об одной ремарке сенатора Джона Кила в разгар схватки за утверждение Болтона представителем США в ООН. «Вы должны думать о себе как о большом сером броненосце, которому уготовано получить немало пробоин. Что важно – это продолжать движение и вести огонь». «Серый цвет мне не больно идет, – замечает Джон Болтон, – однако совету сенатора Кила я намерен следовать твердо, и останавливаться не намерен. Равно как и прекращать огонь».

И в заключение снова полярные мнения об авторе – Брайана Уркварта и Гэбриэла Шенфельда:

Первый: «Такие взгляды могли бы рассматриваться просто как красочная и анахронистичная эксцентрика, если бы их не озвучивал тот, кто занимал серьезные государственные посты и кто, поэтому по-прежнему рассматривается многими как знающий эксперт. Исходя от такого человека, эти взгляды существенно ослабляют, а не усиливают позиции Соединенных Штатов в мире. При всех неоспоримых способностях и силе ума Джона Болтона его взгляды и его стиль являются роскошью, которую Соединенные Штаты не могут себе больше позволить».

Второй: «Если назначение Болтона в ООН было “ужасным выбором в критический момент”, как подала это New York Times, то очень бы хотелось надеяться на то, что впереди нас могут ждать и другие ужасы такого типа, и что дополнительные главы, такие как “Сизиф в ЦРУ”, “Сизиф в Пентагоне” или даже “Сизиф в Овальном кабинете”, появятся однажды в книге “Капитуляция – не выход. Том второй”».

БЕЗ КОМЕНТАРИЕВ

ОСТАВИТЬ ОТВЕТ