ДИЛЯ КАМБАРОВ...

ДИЛЯ КАМБАРОВА: “Я знала, что в Америке сниматься в кино не буду”

88
0
ПОДЕЛИТЬСЯ

 Диля Камбарова начала сниматься в кино с четырнадцати лет. В первом же своем фильме она сыграла одну из главных ролей. Это была юная Кумри в фильме узбекского режиссера Али Хамраева “Без страха”. Через год сыграла Айгуль в боевике того же Хамраева “Седьмая пуля”. Два года спустя, стала официально актрисой киностудии “Узбекфильм”. Снялась в историко -биографической ленте “Абу Райхан Беруни”, романтической короткометражке “Поклонник”, поэтической драме “Человек уходит за птицами” и других картинах. Помимо “Узбекфильма”, Дилю приглашали сниматься на всех среднеазиатских киностудиях, а также на киностудии имени Горького, Свердловской киностудии и киностудии “Мосфильм”. В 1977 году она снялась в болгарской приключенческой ленте “Рали”, где сыграла роль турчанки Лилях. В списке фильмов Дили есть такие, как “Один и без оружия”, режиссера Владимира Хотиненко, фантастическая комедия “Шанс”, по сценарию Кира Булычева, “Пираты ХХ века”, “Изобретение фараона”, снятого на Рижской киностудии, и другие. В 1978 году за роль Назиры в психологической драме Георгия Бзарова и Зиновия Ройзмана “Дом под жарким солнцем” Камбарова была удостоена первого приза за лучшее исполнение женской роли на Всесоюзном кинофестивале в Ереване, а в 1985 году получила звание Заслуженной артистки Узбекской ССР. Сегодня Диля Камбарова живет и работает в Сиэтле.

 – Диля, Вы родились в Узбекистане, в городе с красивым названием Маргелан. Как у девочки из маленького, далекого городка возникло желание стать актрисой?

 – Да, действительно, родилась я в Маргелане, но когда мне не было еще и года мы переехали в Ташкент. Родители у меня были врачи, они окончили Ташкентский медицинский институт и по распределению уехали в Маргелан, где несколько лет проработали, там родился мой брат, родилась я, и мы вернулись в Ташкент. А как я начала сниматься? Это все случилось совершенно случайно, я не думала даже, что когда-нибудь стану актрисой. В четырнадцать лет родители отправили меня в пионерский лагерь, не далеко от этого лагеря был небольшой кишлак под названием Хандайлык, где режиссер Али Хамраев начинал снимать свой фильм “Без страха”. И когда режиссер посмотрел первый отснятый материал, он был несколько разочарован. Оказалось, что на экране главная героиня выглядела старше своего мужа. Тогда он заменил актрису (бедняжка!) той, которая была утверждена на другую роль, роль Кумри. Ну а Кумри осталась без исполнительницы. И надо было случиться тому, что Хамраев, который жил на территории нашего лагеря, увидел меня и пригласил на кинопробу. К своему собственному удивлению, я согласилась, хотя была страшно застенчивой. Как -то неосознанно я почувствовала, что это очень -очень важный момент в моей жизни. Да и какая 14 -летняя девочка откажется, если ей предложат сниматься в кино? Еще больше я удивилась, когда сыграла свой первый эпизод на кинопробе. Я себя такой не знала. И так это все началось, в далеком 1971 году, меня утвердили на роль Кумри, после этого я стала активно сниматься, продолжая учиться в школе и снимаясь в основном летом, в каникулы. Мое будущее было предопределено. Кино  – это единственное, чем мне хотелось заниматься. После окончания школы меня взяли на Узбекскую киностудию штатной актрисой. Через год я поступила в Ташкентский Театральный институт.

 – Но Вы ведь окончили ВГИК?

 – Да, после первой сессии я ушла из Ташкентского Театрального института, поскольку возникла несколько конфликтная ситуация: в тот период я много снималась, а институт неохотно отпускал на съемки. Я решила, что буду учиться мастерству на съемочной площадке. Но в 1978 году все-таки поехала в Москву, и поступила во ВГИК, на курс Сергея Апполинариевича Герасимова и Тамары Федоровны Макаровой. Эти четыре года пролетели как один миг. Время было очень продуктивное, у нас был совместный, актерско -режиссерский курс, совершенно замечательный курс, очень дружный. Было невероятно интересно. Когда я собиралась ехать в Москву поступать в институт, меня отговаривали: “Ну, зачем тебе это нужно, ты уже столько снималась, ты уже актриса, зачем тебе терять время, чему тебя там научат?”. Но у меня была какая-то потребность внутренняя, мне было недостаточно того, что я делала, у меня было такое ощущение, что я как бы начала вариться в собственном соку, и не расту. Одной съемочной площадки оказалось недостаточно. Мною двигало горячее желание получить хорошую школу. Я приехала в Москву. Мы играли на сцене, в аудиториях, ставили отрывки, снимались в студенческих фильмах. До этого мне не приходилось играть перед живым зрителем. Это совершенно другая природа. Кино ведь снимается кусочками: ты читаешь сценарий, и начинаешь работать над ролью, а затем режиссер собирает твою роль. А на сцене ты творишь этот характер от начала и до конца, и ты в прямом контакте со зрителем, это совершенно другие ощущения. Я играла Клеопатру Бернарда Шоу, были какие -то удачные постановки, были, как я считаю совершенно не удачные. Интересно было наблюдать за собой, видеть, как ты учишься, падаешь и поднимаешься, отряхиваешься и идешь дальше.

 – У Вас же был очень знаменитый курс?

 – У нас на курсе были Марина Левтова, Катя Васильева, дочь Жанны Прохоренко, Люба Германова, Саша Новиков и другие, все очень талантливые. К сожалению, очень скоро после нашего окончания все начало стремительно меняться, началась перестройка.

 – Прекрасная актриса Марина Левтова была ведь вашей подругой?

 – Да, мы очень дружили с Машенькой. Последняя наша встреча состоялась в апреле 1995, перед моим отъездом в Америку. Тогда я не знала, что больше никогда ее не увижу. В феврале 2000 года Машенька трагически погибла. До сих пор не могу примириться с этим фактом. Вместе с нею ушла часть моей жизни. Мы ведь родились с ней в один день. Я была свидетелем на ее свадьбе. Когда у меня родилась дочка, она прибегала ко мне в роддом, носила передачки: “Дилeчка, тебе нужны витаминчики”. Столько пережили вместе! Марина Левтова  – удивительный человек, талантливая актриса, преданнейший друг, сестра моя, яркая звездочка ты всегда будешь со мной…

 – Диля, Вы снимались в знаменитом приключенческом фильме “Пираты ХХ века”?

 – Да, я снималась, будучи еще студенткой. Честно говоря, я никогда не воспринимала этот фильм всерьез. ВГИК находится через забор от студии имени Горького. И мы, студенты, частенько ходили на студию попить кофейку. Как-то раз я встретила там режиссера Бориса Дурова. Он пригласил меня в свой фильм, дал мне почитать сценарий. Это была небольшая роль, делать особенно нечего и особенного энтузиазма я поначалу не проявила. Но мне понравилось то, что сказал Дуров, что по тем временам было приятно слышать, и это было очень честно: “Диля, я Вас уверяю, у меня нет никаких претензий, я просто хочу снять приключенческий, развлекательный, кассовый фильм, снять фильм, на который будут ходить зрители, чтобы людям было интересно, и мне кажется, что Вы бы украсили наш фильм. И почему бы Вам, не провести лето в Ялте. Вы ведь студентка, отдохнете от учебы, поснимаетесь, у нас очень хорошая команда актеров, замечательная группа”. И, действительно, съемки проходили очень легко. У меня остались самые теплые воспоминания. И как оказалось, в последствии ни один фильм после “Пиратов” не побил рекорд по кассовым сборам, это самая кассовая лента.

 – Вы ведь еще сыграли в фильме “Тайны мадам Вонг”?

 – Да, еще когда снимались “Пираты ХХ века”, в Ялту приехал Станислав Говорухин, он был автором сценария этого фильма. И он мне сказал тогда, что пишет новый сценарий и для меня есть роль. Это и был фильм “Тайны мадам Вонг”. Но роль была и больше и интереснее, потом в процессе монтажа многое вырезали. Но насколько хорошо работалось в “Пиратах”, настолько же мучительно было работать в “Тайнах мадам Вонг”. Один только съемочный период длился года полтора. Была чудовищная организация.

 – Диля, а Вы ведь играли и в театре?

 – Особенно я не играла в театре, я в основном снималась в кино. Но в Ташкенте наша студия киноактера стала театром киноактера, мы ставили спектакли, и одним из таких интересных экспериментов был спектакль “Антигона” Жана Аннуя, где я играла Антигону. Мы сыграли десять спектаклей, и на этом все закончилось. Дело в том, что актерский состав театра небольшой, люди снимались, и собрать всех было очень сложно. Актеры больше принадлежали кино, чем театру. И со временем все это сошло на “нет”.

 – Ваша актерская карьера складывалась удачно?

 – Да, грех жаловаться. 23 года в кино, около сорока фильмов. Я снималась вплоть до отъезда в Америку, до 1994 года. Я готовилась к роли, когда возник наш отъезд в Америку. Мы выиграли гринкарту. От роли я отказалась, и мы с мужем стали готовиться к отъезду. Решили ехать в Сиэтл. Мой хороший знакомый из Ташкента, актер, который работал в театре “Ильхом”, за пару лет до этого женился на американке и уехал к ней в Сиэтл. Они нам и помогли на первых порах, за что мы им очень признательны.

 – А не было страшно? Ведь не секрет, что мало кто из русских актеров востребован в Америке?

 – О да, я об этом очень хорошо знала и была к этому готова. Я конечно же скучаю по кино, мне до сих пор снится, что я снимаюсь, но тем не менее, я ни одной секунды здесь не чувствовала себя несчастной из -за этого. Вы знаете, я считаю, что у меня была исключительная актерская судьба, все сложилось очень хорошо, удачно. Но завершилась эра в моей жизни, я состоялась как актриса, была звездой, а теперь началась новая жизнь. Я знала, что в Америке я сниматься в кино не буду, даже пробовать не буду, даже пытаться. Это все совершенно другое, здесь все по -другому. Нет. Зачем? Я была там звездой, и если я хочу сниматься, то или я буду звездой здесь, что практически невозможно, уже, или я не буду этим заниматься совсем. Но самое главное, что я никогда не комплексовала по поводу того, что теперь я не актриса. Я, конечно же, представления не имела, что такое Америка и что ждет меня и мою семью. Я, мой муж Тимур и две дочери  – Полина и Зарина. Старшей было четырнадцать, младшей четыре с половиной. Какое -то время я задавала себе один и тот же вопрос: “Сумасшедшие мы или смелые?”. Я пошла работать в магазин, потом пошла учиться, получила диплом программиста, и работаю уже шесть лет в компании. И мне нравится то, что я делаю. Я поняла, что чтобы я ни делала, я буду это очень любить. Так уж я устроена. Конечно, если бы представилась возможность, я бы и поснималась, но…

 – А не поступают такие предложения?

 – Предложения были, но стиль жизни, образ жизни настолько сложился, что не хочется в ущерб. Меня приглашали сниматься, но надо было срочно приехать в Нью-Йорк, а я не могла этого сделать, я должна была работать над проектами. Получилось так, что приоритеты просто поменялись.

 – А если Ваши дочки выберут актерскую стезю. Будете возражать?

 – Возражать не буду. Поддержу, как смогу помогу. Но такой страсти, слава Богу, я в них не вижу, хотя Полина в детстве снималась в кино.

 – А в Ташкенте бывали после переезда в Америку?

 – Да, я ездила в Ташкент. После семи лет пребывания в Штатах. Это был эмоциональный шок, мне казалось, что я попала в какой-то другой город. Тот Ташкент, в котором я выросла и по которому я так скучала, остался в далеком прошлом…

БЕЗ КОМЕНТАРИЕВ

ОСТАВИТЬ ОТВЕТ