ДОЛГИЙ ПУТЬ П...

ДОЛГИЙ ПУТЬ ПО УЗКОМУ МОСТУ

447
0
ПОДЕЛИТЬСЯ

Однажды на большом концерте конферансье представил молодого и не очень известного тогда поэта-пародиста, прославившегося позднее, назвав его “поэтом-паразитом”. Не будем говорить о том, каково было после этого выходить литератору на сцену. Интересно то, что допущенная оговорка могла быть и случайной, и предумышленной. Конферансье, волей, или неволей намекнул: пародисты живут за счет даровитости других, без которой мало чего стоят. Однако достичь подлинного успеха в жанре пародии, требующем разносторонних талантов, да еще и продержаться долго на достигнутой высоте удается лишь немногим. В известной еврейской народной песне поется о том, что наш мир – это узкий (и надо полагать, шаткий) мост. Этот образ как нельзя лучше отражает путь посвятивших себя высокому искусству пародирования, в котором Госпожа Удача улыбается порою совершенно непредсказуемо, и, наоборот, отворачивается тогда, когда этого совсем не ждешь. Долгий путь – жизненный и творческий – прошел по этому “мосту” актер, кинорежиссер и продюсер Мел Брукс. 28 июня исполняется 85 лет со дня рождения мастера сцены и экрана, завоевавшего широкую известность замечательными кинопародиями и фильмами-фарсами.

На свет человек этот, призванный смешить, появился в Нью-Йорке, в еврейской семье недавних эмигрантов из Виленской губернии, входившей в те времена, в состав Польши. Мальчику дали имя Мелвин, а фамилия его отца была Каминский (по другой версии – Каменский). Детские воспоминания у него были связаны, в первую очередь, с почти что ежедневным, посещением кинотеатра, где демонстрировались знаменитые фильмы Чарли Чаплина, восторгавшими юного зрителя. С тех пор и возникло у Мелвина чувство доброй зависти к артистам, умеющим рассмешить любую публику. И неспроста после службы в армии, он оказался ни где-нибудь, а в Лас-Вегасе, в одном из самых крупных в мире центре развлечений. Правда, при этом, работал уборщиком, но жадно впитывал все то, что очень пригодилось после удивительного поворота в судьбе. Как-то в безвыходной ситуации Мелвин заменил, по просьбе директора казино, в котором мыл полы, выбывшего из строя артиста стенд-апа. Еще один пример тому, как важно оказаться в нужное время в нужном месте. Первый блин не стал комом. А когда столь неожиданный дебют не оказывается провальным, он воспринимается, как успех и окрыляет, что и произошло с Мелвином: он доказал, что рожден летать, а не ползать. Многие артисты уже в начале своей творческой деятельности меняют настоящие имена и фамилии на псевдонимы. Мелвину это понадобилось в чисто практических целях – дабы избежать путаницы с известным уже и много выступавшим музыкантом Максом Каменским (или, опять же, Каминским). Какое-то время Мелвин выходил на сцену под фамилией матери – Брукман, потом видоизменил ее на Брукс, заодно подсократив еще и имя. Так и появился на рекламных афишах Мел Брукс. Его пародийные и сатирические монологи запоминались, принося доход и работая на популярность.

Продолжение карьеры требовало более широкой зрительской аудитории, и решение попробовать себя на телевидении было и своевременным, и вполне логичным. Он начал участвовать в развлекательных телевизионных шоу, а в середине пятидесятых годов прошлого века выступил в качестве продюсера нескольких, завоевавших популярность, телевизионных программ. В 1964 году Мел Брукс женился на актрисе Энн Бэнкрофт.

А потом отдавшего немало лет телевизионной индустрии Брукса потянуло в кинематограф. Первые сценарные его разработки для большого экрана были связаны с хорошо знакомым, изученным, что называется, “от” и “до”, миром кулис творчества. Фильм “Продюсеры”, проливающий свет на методы деятельности аферистов в сфере искусства, принес ему высшую кинематографическую награду – премию “Оскар” за лучший сценарий, что стало огромным успехом. В фильме этом Мел Брукс выступил также и в качестве режиссера, актера и автора песен. Такую многогранность Брукс продолжал демонстрировать на протяжении всей своей карьеры, за что получил вполне понятное и соответствующее действительности прозвище “Человек – оркестр”.

Вдохновленный высокой оценкой, которую получили у киноведов и зрителей его “Продюсеры”, а также предшествовавший фильм – короткометражка “Критик” (1963), остроумно высмеивающая современное американское абстрактное искусство, Мел Брукс надумал обратиться к бессмертному творению Ильи Ильфа и Евгения Петрова, отсняв в 1970-ом “Двенадцать стульев”. В этой комедии Брукс выбрал для себя роль дворника Тихона и сыграл ее, по объективным оценкам специалистов, не хуже, чем Юрий Никулин у Леонида Гайдая, почти одновременно с Мелом Бруксом экранизировавшего роман в СССР. Но если уж проводить параллели, то, справедливости ради, надо отметить: главные герои в версии Брукса – Остап Бендер (Френк Лэнгела) и Киса Воробьянинов (Рон Моуди) были сыграны на порядок бледнее. Р.Моуди был замечателен в мюзикле К.Рида “Оливер”, а Ф Лэнгела – в “Дракуле” Дж.Бэдэма. В “12 стульях” и режиссера, и актеров, что не так уж трудно предположить, подвело незнание реалий русской жизни, что не могло не отразиться и на отдельных эпизодах, лишая их яркости и сочности, и на художественном уровне фильма в целом. Одним словом, случилась явная творческая “осечка”, отбившая у Мела Брукса желание впредь обращаться к литературной классике. Но, как говорится, нет худа без добра. Неудача стала хорошим уроком на будущее. Она показала: каждая сцена, и более того, каждая реплика в пародийном кино должна быть понятной зрителям. Иными словами, вопроса: “Над чем смеемся?” в зале не должно возникать, иначе ожидаемой реакции на фильм не последует. То, что не понято, не будет и принято.

В 1974 году Мел Брукс взял реванш за провал “12 стульев” новым фильмом “Сверкающие седла”. Знатоки вестернов могли без труда расшифровать в этой картине иронические ссылки и намеки на известные фильмы о Диком Западе (“Дилижанс” Дж.Форда. “Ровно в полдень” Ф.Циннемана, “Великолепная семерка” Дж.Старджеса). Сюжет, как это и должно быть в фильме-пародии, довольно прост: некая железнодорожная корпорация решает протянуть новую ветку через маленький городок, снеся его до основания. Они подкупают губернатора, но чтобы всё выглядело законно, в город посылают шерифа (актер Кливон Литтл) – для того, чтобы “справиться с корпорацией”. И тут выясняется: мало того, что этому шерифу впервые в жизни доверяют подобного рода миссию, он, к тому же, чернокожий, что, конечно же, имеет свои последствия для дальнейшего развития событий. Снимавшийся еще в “Продюсерах” актер (а теперь уже и режиссер) Джин Вайлдер сыграл в “Сверкающих седлах” одну их самых заметных своих ролей – Джима, “Малыша Вако”. А Брукс воплотил на экране сразу два образа: косоглазого любвеобильного губернатора и вождя индейцев. Стоит вспомнить: первым языком, который услышал и на котором начал говорить в родительском доме Мелвин, был идиш. Так вот, в “Сверкающих седлах” вождь индейского племени, что вызывает у публики поистине гомерический хохот, в исполнении Брукса изъясняется на “мамэ-лошн”. Фильм завоевал награду в номинации “За лучшую музыку” и принес завидные кассовые сборы.

Следующим фильмом стала пародия “Молодой Франкенштейн” (1975) по сценарию Джина Вайлдера, сыгравшего доктора Франкенстина. Обращение к “ужастику” не стало случайным: Мел Брукс задался целью спародировать все, без исключения, жанры киноклассики. Фильм был снят на чёрно-белой плёнке, но не только по этой причине ему предрекали провал, однако такой прогноз не оправдался, что лишний раз подтвердило: успех или неудачу в искусстве не всегда можно предугадать: бывает и так, что все происходит с точностью до “наоборот”. На немалый экспериментаторский риск пошел Брукс, принимаясь за следующую свою работу. Неизгладимые воспоминания о детстве были связаны у него не только с “языком матери”, но и с тем старым кино, в котором изображение озвучивалось тапером. По этим канонам и был отснят фильм “Немое кино” (1976). Идеей создания этого фильма Мел Брукс сумел увлечь многих звезд американского кинематографа и эстрады, которые сыграли на экране самих себя: Лайза Миннелли и Берт Рейнолдс, Джеймс Каан и Пол Ньюмен, Энн Бэнкрофт и Марсель Марсо.

Верным своему творческому методу мастер пародии остался, обратившись к триллерам Хич­кока, создав фильм под названием “Страх, или Боязнь высоты”. В фабулу повествования – о злоклю­чениях нового врача психбольницы – вплетены пародийно переосмысленные эпизо­ды из других фильмов, хорошо известных: из “Завороженного” (1946), “Го­ловокружения” (1958), “Психо” (1969), “Птиц” (1963) Альфреда Хич­кока. Мел Брукс добавил в этот “коктейль”, приготовляемый по собственному рецепту, весьма прозрачные намеки на “Блоу aп” Ми­келанджело Антониони, “Луэль” (1971) Стивена Спилберга и “Ночно­го портье” (1974) Лилианы Камни, показывая, что в кино, как, впрочем, и в реальной жизни, от трагического до смешного – только один шаг.

В 1981 году Мел Брукс снял комедию “Всемирная История: Часть 1”. Фильм в юмористической форме рассказал об истории человечества, включая первобытное общество, Римскую империю, Испанскую инквизицию и Французскую революцию. Это киноповествование начинается с насмешливо переосмысленного вступления из “Космической одиссеи: 2001” Стэнли Кубрика (1968). Указание на “часть 1” в титрах служило “приколом”: намеком на продолжение, которое изначально не предусматривалось. Далее, Мел Брукс снял комедию “Космические яйца” (1987), – пародию на суперпопулярные в то время “Звездные войны”. Надо сказать, что этот фильм – из тех, не очень многих, где Брукс сыграл одну из главных ролей – президента Дриста, в то время, как чаще довольствовался ролями короткими и даже эпизодическими. Наряду с достоинствами этой картины, отмеченными критиками, и в первую очередь, удачным обыгрыванием запомнившихся эпизодов из многих фантастических и приключенческих фильмов, отчетливо выявились и недостатки, которые можно называть “издержками” жанра пародии. Это как раз тот самый “мост”, на котором трудно удерживаться, а вот сорваться легко – либо в малопривлекательную вторичность, либо – в пошлость. Тот факт, что Мелу Бруксу в “Космических яйцах” временами изменяет вкус, трудно оспорить. Но предопределило ли это провал следующей картины ” Жизнь – дерьмо” (в другом переводе: “Деньги не пахнут”, 1991), сказать трудно. Хотя бы потому, что этот фильм не носил пародийного характера. Может быть, отчасти потому, что все привыкли к другому Бруксу, зрители встретили серьезное его кино в штыки. И он поспешил вновь порадовать их комедией-пародией “Робин Гуд: Мужчины в Трико” (1993). На этот раз по ходу развития событий на экране пародируются фильмы “Приключения Робин Гуда” режиссёра Майкла Кёртица, “Робин Гуд: Принц воров”, “Крёстный отец”, “Малькольм Икс” и другие. Сюжетная линия здесь такова: попавший в плен в Крестовом походе Робин Гуд возвращается в родное имение Локсли с другом по имени Ап-Чхи. Однако, его родное имение, как выясняется, забрал в счет погашения долгов шериф Роттингемский. Робин решает вернуть завещанное ему наследство и разделаться с обобравшим его шерифом. Мел Брукс в этом фильме играет скромную еврейскую роль – раввина Тукмана. Комедия удалась. К слову, музыку в стиле “рэп” для этой ленты, как и для фильма “Страх высоты”, кстати сказать, написал сам Брукс, проявив себя в еще одном качестве – композитора. Затем, в 1995 году талантливый режиссер и сценарист снимает картину “Дракула: Мертвый и довольный” с Лесли Нильсеном в главной роли. На сей раз, объектами пародии становятся фильмы о завоевавшем славу вампире графе Дракуле. Фильм, вопреки устрашающей, казалось бы, фигуре главного героя, получился смешным, хотя и с элементами подлинной серьезности. Что касается продюсерской деятельности, то при участии Мела Брукса, выпущены были ещё несколько, не оставшихся незамеченными, фильмов: “Быть или не быть” (1983), Муха (1986), Муха-2 (1989), “Продюсеры” (римейк, 2005) и мультипликационная версия “Космических яиц”.

Еще в 1979 году Мел Брукс основал киностудия “Brooks Film”, возглавив руководство ею. Своей деятельностью он внес большой вклад в мировое кино, заслужив репутацию самого успешного режиссера Голливуда. Его сын – Макс Брукс стал писателем.

Вот, что написал владелец интернет-сайта “Фан-клуба” Мела Брукса:

“Этот актер всякий раз заставляет меня от души смеяться. Одно только упоминание его имени, или его картин вызывает у меня широкую улыбку, как у ребенка, входящего в магазин, где торгуют замечательными леденцами. Буду рад узнать, что и вы, не знакомые мне, но уважаемые посетители сайта, давно уже страдаете от той же самой “болезни”.

БЕЗ КОМЕНТАРИЕВ

ОСТАВИТЬ ОТВЕТ