ЕВРЕЙСКИЙ АНТ...

ЕВРЕЙСКИЙ АНТИФАШИСТСКИЙ КОМИТЕТ: …И КОНЕЦ К 59-летию расстрела руководства Еврейского Антифашистского Комитета

703
0
ПОДЕЛИТЬСЯ

5История создания и уничтожения Еврейского Антифашистского Комитета (ЕАК), несмотря на довольно короткий срок его существования и внешнюю публичность его деятельности, до сего дня покрыта туманом неизвестности, неясности, недомолвок и домыслов. Существует достаточно много версий и объяснений различных аспектов его (ЕАК) жизни и смерти. В последнее время с связи с 50-летием окончательного решения по делу ЕАК появилось особенно много публикаций на эту тему.

К сожалению, большинство этих публикаций содержат достаточное количество как серьезных ошибок, так и мелких неточностей. Не лишена этих неточностей и статья Семена Золоторева «О Еврейском антифашистском комитете», опубликованная в прошлом номере «Каскада». Возможно, природа этих неточностей происходит оттого, что большинству авторов пришлись пользоваться, что называется «вторичными» источниками, так как только недавно был открыт некоторый доступ к архивным и другим документам по этому делу. Версия, изложенная ниже, основанная на подлинных документах и фактах, кажется автору наиболее печальной, правдоподобной и логичной. Логичной настолько, что позволила и автору лично предложить некоторые фрагменты, которые вполне укладываются в общую канву изложения. Мы будем, в основном, заниматься лишь самим комитетом

Личности же, связанные с его работой и деятельностью, будут у нас присутствовать только в этой связи. Их жизнь, деятельность и, увы, зачастую смерть достаточно широко освещены в других работах, особенно в эти дни, дни 50-летнего юбилея гибели этих людей, жизнь у которых была отнята только потому, что они были тем или иным образом связаны с деятельностью ЕАК.
БЕЗЫМЯННЫЕ УЗНИКИ
Глубокой осенью 1941 г. пассажирский поезд Москва-Куйбышев, большинство пассажиров которого были эвакуированные москвичи, переезжавшие в Куйбышев со своими учреждениями в связи с опасностью взятия немцами Москвы, неожиданно остановился на полузаброшенном полустанке, километров в 15 от конечной станции назначения. Из литерного вагона, прицепленного к концу состава, вышли четыре пассажира и сели в стоявшую прямо у вагона черную “эмку”. Машина немедленно тронулась. Следом за по направлению к городу ехал фургон, внутри которого находилось человек 10 красноармейцев, с автоматами ППШ в руках. Спустя некоторое время, машины подъехали к тюрьме НКВД, расположенной на окраине города, ворота распахнулись и машины въехали во двор. Их уже ждали начальник тюрьмы и его помощники. Один из приезжих москвичей в военной форме, судя по всему старший, выскочил первым из “эмки”, выслушал рапорт начальника тюрьмы и обратился к сидящим в машине: “Выходите, господа, пройдемте”. Из машины вышли двое мужчин в штатском, в возрасте 45 – 50 лет. Одеты они были как иностранцы, вид их был спокойный и уверенный. Увидев их недоумение при взгляде на тюремный двор, старший в военной форме успокоил их: ”Это в интересах вашей безопасности”. “Господ” проводили в приготовленные камеры без обычных тюремных формальностей: не отобрали галстуки, ремни, шнурки, не сделали фотографии и отпечатки пальцев. Камеры выглядели как вполне благоустроенные по тем временам комнаты. Свежевыкрашенные стены, заправленные кровати с панцирной сеткой, стол, венский стул, умывальник, туалет. Старший военный распорядился повесить репродукторы, каждое утро приносить “Правду” и “Известия”, пояснил будущим обитателям комнат, что еду им будут приносить из столовой управления НКВД, книги можно заказывать в любом количестве из тюремной и городской библиотек, бумага и письменные принадлежности при необходимости тоже будут обеспечены. “Вы будете здесь жить, пока руководство не решит все вопросы, связанные с вашей деятельности”, – сказал в заключение военный “господам”, проводив их в отведенные комнаты – камеры # 41 и 42. Прощаясь с начальником тюрьмы, военный уточнил: “Никто не должен знать, кто они, называйте их по номерам камер”.
Господа #41 и # 42 прожили в своих камерах до самой смерти. Правда, она была у них разная и в разное время. #41 предварительно написал пространное письмо, подписался за двоих, заложил его в конверт и надписал: “Москва. Кремль. И.В.Сталину”. Оба с нетерпением стали ждать ответа. Первым не выдержал #41. В ночь на 14 мая 1941 г. он повесился в своем номере на брючном ремне. #42 продержался больше. 17 февраля 1943 г. он был тайно расстрелян по приказу Берии.
Что ж пришло время раскрыть имена узников. #41 – Генрих Эрлих, председатель президиума социалистического Бунда, #42 – Виктор Альтер, заместитель председателя президиума этого же Бунда. Оба – с богатым революционным прошлым, но много лет прожившие на Западе, в частности, в Польше. Они были арестованы НКВД в сентябре 1939 г. во время “освобождения” Западной Белоруссии и выпущены на свободу в сентябре 1941 г., когда Берия начал выполнять указание Сталина по созданию Еврейского Антифашистского Комитета. Берия намеревался назначить главой ЕАК Генриха Эрлиха, а ответственным секретарем – Виктора Альтера. Но вскоре создатели комитета поняли, что Эрлих и Альтер не годятся для предназначенной им миссии. Опытные политики, они быстро поймут далеко не кристальные цели создателей комитета, а отец его – он же отец всего остального – Сталин вовсе не был уверен, что, попав в США или другие страны, они не высветят эти цели, начисто сорвав миссии, им предназначенные. Тогда-то и появились в куйбышевской эвакуации узники под номерами, помещенные в камеры под теми же номерами. Сталин, да, получил их письмо. И да, ответил им. Ответ прозвучал в передаче Всесоюзного радио в начале 42-го. Незнакомый им голос призывал еврейский народ выступить, как один, в борьбе против фашистов. Когда передача закончилась, диктор объявил: ”Мы передавали выступление председателя Еврейского антифашистского комитета народного артиста СССР Соломона Михоэлса”. Узники камер # 41 и 42 услышали этот ответ через свои репродукторы. И поняли его, как и требовалось.
СОЗДАНИЕ
Идея создания ЕАК возникла у советских руководителей и лично товарища Сталина, который еще с детства был махровым антисемитом и в душе очень одобрял планы Гитлера по окончательному решению еврейского вопроса, в начале войны, а возможно, и еще раньше. Непосредственным “поваром” этого изделия был Л. Берия. Именно он проводил первые беседы с Эрлихом и Алтером, еще когда они сидели в первой советской тюрьме. Задачи вновь создаваемой структуры были четко изложены Эрлихом и Алтером в их письме Сталину, о котором говорилось выше. В частности:
– в области пропаганды ЕАК должен отталкиваться от основной идеологической доктрины германского фашизма – государственного антисемитизма как части расистской теории Гитлера, что позволит вовлечь в противодействие фашизму не только евреев, но и другие “расово неполноценные” народы.
– основой практической деятельности ЕАК должны стать конфиденциальные связи руководителей комитета с мощными структурами Всемирной сионистской организации, а также привлечение к антифашистской деятельности всех международных еврейских организаций, что может позволить Советскому правительству оказывать негласное влияние на принятие решений правительствами США и других стран, направленных на вовлечение этих стран в антигитлеровскую коалицию и выполнение других акций политического и экономического характера, могущих быть полезными Советскому Союзу (Вот они причины, по которым возникла сначала идея привлечь к работе ЕАК Эрлиха и Алтера, а затем отказаться от их услуг, да и от их жизней.)
В заключение своего письма Эрлих и Алтер призывали немедленно ускорить создание ЕАК и форсировать его работу. Этот призыв был незамедлительно принят партией и правительством к действию. Впрочем, он был принят к действию даже до письма.
Эрлих и Алтер еще не успели сесть в свои безымянные номера, а ЕАК уже был сформирован. Председателем ЕАК был утвержден Соломон Михоэлс, которому ранее отводилась символическая должность заместителя Эрлиха. Сталин нашел в кандидатуре Михоэлса, человека не очень разбиравшегося в политике и малоизвестного на Западе, в особенности в США, меньше изъянов, чем в кандидатурах двух предыдущих господ. Увы, как мы увидим в дальнейшем, Сталин жестоко ошибся. Впрочем, снова еще более жестоко для тех, кого он избрал. Но не будем забегать вперед.
О значении, придаваемом деятельности вновь созданного комитета, можно судить по именам тех, кто еще был привлечен к его работе: политические деятели С. Лозовский и М. Бородин, писатели И. Эренбург и Д. Бергельсон, поэты С. Маршак, П.Маркиш, музыканты Д. Ойстрах, Э. Гилельс, актер В. Зускин, генералы Я. Крейзер, А. Кац, академики А. Фрумкин и Л. Штерн…
Для маскировки истинных целей создания ЕАК и для придания ему большей легитимности в то же время были созданы другие антифашистские комитеты: славянский, женщин, молодежный, ученых. Недремлющее око Сталина и Берии назначило в руководство ЕАК своих людей, проверенных временем и давно сотрудничавших с органами: заместителем Михоэлса – поэта И. Фефера, а ответственным секретарем комитета и редактором новой газеты ЕАК “”Эйнинкайт” (“Единение”) – Ш. Эпштейна, способного журналиста, театрального критика и организатора, в общем-то доброго и хорошего человека. Впрочем, как сказал однажды, правда несколько по другому поводу, один из выступавших в радиопрограмме “Звезда Давида”, человек, сегодня связанный с высшими структурами власти США и по их направлению уже много лет работающий в странах Восточной Европы,: “В КГБ такой должности, “хороший человек”, не было”.
ЕАК вначале входил в структуру Совинформбюро и С. Лозовский, тогда заместитель председателя Совинформбюро и зам. наркоминдел Молотова подписал приказ о назначении Михоэлса.
ЕАК тоже эвакуировался осенью 41-го в Куйбышев и расположился в отличие от “места жизни” его несостоявшихся руководителей в центре города, в здании, в котором в 1892-93 гг. работал помощником присяжного поверенного в Самарском суде В.И.Ульянов-Ленин. Сегодня на этом здании нет мемориальных досок ни по одному, ни по другому поводу. 7 июня 1942 г. вышел первый номер газеты “Эйнинкайт”. Она выходила на языке идиш, т.е., имела четко определенный круг читателей. Основной ее тираж отправлялся заграницу. В адрес редакции приходило много писем и телеграмм со всех концов страны и многих стран мира. ЕАК быстро приобретал известность и популярность.
Сталин – дальновидный и расчетливый политик – делал большую ставку на созданный комитет. Он понимал, что война закончится поражением Гитлера и что в результате его деятельности по окончательному решению еврейского вопроса после окончания войны возникнет вопрос о создании еврейского государства на территории подмандатной Англии Палестины. Положение Англии в этом регионе становилось все более шатким, она всемерно препятствовала переселению евреев в Палестину и тормозила создание в этом регионе любого еврейского образования. Сталин задумал предложить своим западным союзникам решить “еврейский вопрос” на мировом уровне путем создания еврейской автономии на своей территории. Вождь понимал, что создание серьезной национальной структуры, на базе не так давно существующей Еврейской автономной области с центром в Биробиджане, нереально. Фактически та старая затея Сталина провалилась. Евреи туда поехали в очень небольшом количестве и вряд ли еще поедут. А вот Крым – это звучит более привлекательно. Тем более, что небольшой опыт уже имелся. До войны там были организованы и успешно развивались еврейские колхозы, созданные на базе некоторых давно существовавших еврейских деревень, затем они пополнились евреями-переселенцами из разных регионов СССР. А пока же нужны были деньги и другие виды помощи для ведения войны. И то и другое было у мирового еврейства. “Взять их у него – наша задача, “- решил товарищ Сталин и послал товарища Михоэлса в Америку и другие страны.
АМЕРИКА, АМЕРИКА…
Первоначально инициативу о поездке делегации ЕАК в США проявил Всемирный еврейский конгресс (ВЕК). Одной из причин такой инициативы был дошедший до США слух о намерении советских руководителей по созданию еврейского автономного образования в Крыму. Никто, правда, в США не знал, что этот слух распространился там не без содействия самого советского руководства. Однако приглашение от ВЕК это руководство не устраивало. Пришлось потрудиться и организовать приглашение от Альберта Эйнштейна и Роберта Оппенгеймера. Началось от Оппенгеймера. Ему подбросила эту мысль Зоя Зарубина, жена тогдашнего советского резидента в США Василия Зарубина.
Личность этой женщины весьма примечательна. Она сотрудничала с органами еще с 1919 г., будучи тогда женой ответственного сотрудника НКВД Блюмкина, который в 1918 г. застрелил в Москве немецкого посла Мирбаха. Блюмкина советская власть, несмотря на его попытку убежать от нее, достала и в 1929 г уничтожила. За связь с Троцким. Про эту связь сообщила в Москву Зоя. Которая вышла замуж за Зарубина. Работала вместе с мужем в Западной Европе, потом они переехали в США. Вице-консул СССР в США Хейфец, тоже свой человек в органах, познакомил Зою Зарубину с женой Оппенгеймера. Позже она (Зоя) убедила самого Оппенгеймера порвать с коммунистами (чтобы не привлекать к себе внимание ФБР), через него же вышла на знакомство с двумя учеными, которых Оппенгеймер привлек к “Манхэттенскому проекту” – разработке атомной бомбы. Эти ученые регулярно поставляли Советам информацию о ходе проекта.
Так же по наводке Зарубиной Оппенгеймер, подключив своего друга Эйнштейна, послал приглашение на приезд в США Михоэлсу – от Комитета еврейских ученых, писателей и артистов. Приглашение подписал председатель этого комитета А. Эйнштейн. Вместе с Михоэлсом должен был ехать поэт Перец Маркиш. Однако это не входило в планы тех, кто отправлял делегацию в США. Под предлогом, что Маркиш находится в зоне боевых действий, срочно вызвали эвакуированного в Уфу своего человека И. Фефера и дали ему боевое задание: присутствовать на всех встречах Михоэлса, о каждой встрече писать подробный отчет, отчеты передавать товарищу Хейфецу, тому самому, вице-консулу.
Михоэлса тоже вызвали срочно, из Ташкента, где находился в эвакуации его театр. Он был расстроен: он был очень дружен с Маркишем и в очень, мягко говоря, натянутых отношениях с Фефером. Михоэлса инструктировал сам Молотов, в своей кремлевской квартире (Фефера инструктировал сам Берия, в своем ведомстве – у каждого своя епархия). Встреча считалась неофициальной (Боже упаси, если американцы узнают, что Михоэлса – руководителя общественной организации власти инструктировали перед поездкой!) Полина Жемчужина – жена Молотова, еврейка, покровительница Еврейского театра, часто посещавшая его спектакли (На что Молотов получил пожелание-указание Сталина) – была вполне достойной причиной для домашнего визита. Беседовали, тем не менее, как говорят в Израиле, “в четыре глаза”. Молотов попросил рассказывать в поездке о жизни советских людей, об их тяжелой борьбе с фашистами, не отказываться от пожертвований. На щепетильные вопросы отвечать по возможности уклончиво (“не знаю, понятия не имею”). Затронули вопрос о Крыме – Молотов затронул. Он рассказал об идеях правительства создать там автономную республику – пристанище не только для советских евреев. Сказал, вот так и отвечать на вопросы о Крыме. Попросил вести дневник поездки – надо будет представить отчет – и даже подарил блокнот с красной обложкой.
В тот же вечер Михоэлс встретился с Лозовским, заместителем Молотова. Выслушав рассказ Михоэлса о встрече с Молотовым, Лозовский произнес:” Не нравится мне это. Тебя ввели в какую-то игру. Не посвящая в суть роли. По-моему, это Крым. И за этой игрой стоит не Молотов…”
Михоэлс и Фефер вылетели в марте 1943 г. Поездка продолжалась около девяти месяцев. Правда, только до Нью-Йорка они добирались 40 дней: прямого пути тогда не было. За три месяца пребывания в США делегация посетила четырнадцать крупнейших городов, побывала на десятках, даже на сотнях митингов и встреч. Среди тех, с кем встречался Михоэлс – Альберт Эйнштейн, Чарли Чаплин. Марк Шагал, Лион Фейхтвангер. Михоэлс очень интересовался жизнью и деятельностью американских театров, в частности, еврейских театров. Так ему устроили встречу с одним из самых выдающихся деятелей еврейского театра – руководителем Еврейского Художественного театра на 2-ой авеню Нью-Йорка Морисом Шварцем. В двадцатых годах 2-ая авеню была Меккой театрального искусства на идиш. Там работало более 20 стационарных театров. В 40-х годах положение уже существенно изменилось к худшему. Театры теряли своего зрителя, зритель терял идиш. Однако Художественный театр по-прежнему был в фаворе. Но, в отличие от советских театров, где на постановку спектаклей давали столько времени, сколько нужно, в США на подготовку спектаклей полагалось затратить не более 24 дней. “Я вам скажу, что думаю и не обижайтесь на меня Михоэлс, – сказал ему Шварц, – очень большая разница между нами и вами и в жизни и в условиях работы актеров и с актерами. Если бы я приехал в Москву, может быть, стал бы Михоэлсом, а вот в США Морисом Шварцем вы бы не стали”. Не знаю, как бы сложилась судьба Михоэлса, если бы он переехал в США, но Шварцу явно повезло: после закрытия своего театра (зритель таки исчез окончательно) он в 1960 г. переехал в Тель-Авив, где и умер в возрасте 70 лет своей смертью.
По две недели делегация ЕАК провела в Мексике и Канаде, три недели в Англии. Вот запись из красного блокнота: ”Наша поездка была, оказывается, под контролем советских посольств. Я и не догадывался. Велась даже статистика. Оказывается, на наших митингах побывало в общей сложности более 500 тысяч человек, а в фонд Красной Армии мы собрали около 32 миллионов долларов.” Американцы, конечно же, обратили внимание на ответы Михоэлса, касающиеся Крыма.
Однако на состоявшемся в апреле 1944 г. 3-м пленуме ЕАК ни в отчетном долладе Ш. Эпштейна, ни в докладе о поездке делегации ЕАК в США, с которым выступил Михоэлс, не было никакого упоминания о Крыме. Нет никакого упоминания и о встрече Михоэлса и Фефера с Хаимом Вейцманом, тогда лидером мирового сионизма, а в будущем первым президентом Израиля. Инициатива этой встречи исходила от Вейцмана, а разрешение на встречу дал А. Громыко, недавно назначенный послом СССР в США. Разумеется, сам молодой посол не мог это решить, наверняка, он получил одобрение из Москвы. Во время беседы Вейцман попросил передать советскому руководству, что если в Палестине будет создано еврейское государство, то оно никогда не допустит никаких вражеских выступлений против Советского Союза. Теперь становится понятным, почему через несколько лет СССР горячо поддержал в ООН создание еврейского государства. Заключил Михоэлс свой доклад о поездке в США и другие страны перечислением из 4-х пунктов идейных моментов поездки. Пункт три был сформулирован так: “Лозунги единения и дружбы начинают претворяться в дело, что получило отражение в постановлениях “Джоинта” или в выступлении раввина Герца (главного раввина Англии. А.П.)”. Не правда ли, довольно неожиданное и опасное заявления, в стране, где по всем вопросам жизни и даже смерти знали только постановления партии и правительства? Пункт четвертый в перечислении Михоэлса: “Образом, внушающим надежду на прочный мир и ничем не омраченное счастье людей и народов, является Советский Союз, руководимый Великим СТАЛИНЫМ”, -можно уже трактовать даже, как насмешку. Пройдет еще немного лет и автора этой неосторожной фразы назовут «агентом Джойнта», буржуазным еврейским националистом и.., впрочем последнее определение побережем до конца нашего повествования. Интересно, что отчет о №-м пленуме ЕАК вместе с материалами 3-го антифашистского митинга представителей еврейского народа был опубликован отдельной книгой на русском языке в 1945 г. тиражом в 7000 экземпляров. Для сравнения, книга А. Борщаговского “Обвиняется кровь” – первый анализ архивных документов о деле ЕАК – была отпечатана в 1995 г. тиражом всего лишь 5000 экз.
“КАЛИФОРНИЯ В КРЫМУ”
Уже после отъезда Михоэлса и Фефера из США в Вашингтоне состоялось совещание крупных промышленников и финансистов-евреев, касающееся развития Крыма. Предварительно были сделаны начальные проработки. Речь шла о будущих возможных затратах на гидромелиорацию степного Крыма, землеустройство, дорожное строительство, реконструкцию морских портов, судоверфей. Рассматривались вопросы добычи йода и брома в Саки, развития химической промышленности на базе Сиваша, расширения добычи газа в районе Джанкоя, строительства международного курортного комплекса на Южном берегу и детского бальнеологического центра в Евпатории. Особое внимание уделялось строительству жилья и развитию инфраструктуры по приему переселенцев-евреев как из различных районов СССР, так и тех, кто захочет туда переселиться после окончания войны из различных стран Европы, а, может быть, и Америки. Это, правда, могло затруднить, а может и погубить, создание еврейского государства в Палестине после окончания войны, о чем уже десятки лет мечтали сионисты и не только мечтали, но и действовали. Но, быть может, Крым даже лучше. По крайней мере по площади в несколько раз больше. Соглашались же сионисты в свое время на Уганду.
Участники совещания назвали этот проект “Калифорния в Крыму” и готовы были выделить для его осуществления до $10 млрд. в виде долгосрочных кредитов для СССР, по два миллиарда в год в течение пяти лет. Для сравнения можно отметить, что все поставки США в СССР по ленд-лизу во время войны составили $9 млрд. 800 млн.
Сталин, получив стенограмму этого совещания, был очень доволен. Его идея начала обрастать мясом, да еще каким! Важно было только не спугнуть американцев. Ведь никакой еврейской республики ни в Крыму, ни в каком другом месте Сталин создавать не собирался.
Лучше всего было бы, если бы с идеей создания еврейской республики в Крыму к правительству обратились сами евреи. Эту мысль Сталина снова передал Михоэлсу Молотов.
Текст письма-обращения обсуждали три дня. Первый вариант его составил Борис Шимелиович, главный врач Боткинской больницы, член президиума ЕАК. Последнюю редакцию сделал С. Лозовский. Решили послать письмо не Сталину, Молотову, первому заместителю Сталина по Совнаркому. На полном собрании президиума комитета решили письмо не обсуждать.
“… Исходя из вышеизложенного, мы предлагаем :
1. Создать Еврейскую советскую социалистическую республику на территории Крыма.
2. Заблаговременно, до освобождения Крыма, создать представительную комиссию с целью разработки этого вопроса.
Надеемся, что Вы уделите должное внимание этому вопросу, от которого зависит судьба целого народа.
Председатель президиума
Еврейского Антифашистского комитета СССР
С.МИХОЭЛС.
Ответственный секретарь
Ш.ЭПШТЕЙН.
Заместитель председателя президиума
И.ФЕФЕР.
15 февраля 1944 г.
г. Москва”
Письмо ушло в “Инстанцию”. Радости не было ни у кого. До Михоэлса вдруг дошло (не без помощи Лозовского), что Крым не только всесоюзная здравница. Это – плацдарм. В Турцию, на Ближний Восток, Балканы и Босфор. Выход в Атлантику. Военно-морская база Черноморского флота. Все это отдадут евреям?… Значит, Крым – ловушка?..
Догадку усилил рассказ члена президиума ЕАК Л.Квитко, посланного конце марта в командировку в освобожденные районы Крыма. До войны в Крыму жило около 40 тысяч евреев, многие из них успели эвакуироваться. Однако обратное возвращение проходило с неимоверными трудностями и препятствиями, чинимыми местными властями. Начал прорастать антисемитизм. Далее – хуже: в апреле – июне 1944 г. была проведена “очистка” Крыма. Всего было выселено 225 тысяч человек, в основном татар.
В начале лета того же 1944 г. Сталин принял посла США в СССР Аверелла Гарримана по его просьбе. В беседе принял участие Президент Американской торговой палаты Эрик Джонсон и Молотов. Джонсон – сын евреев-иммигрантов из Одессы, хотя материально был победнее Гарримана, но тем не менее за свою жизнь успел сделать неплохую материальную карьеру. Джонсон привез для ознакомления бизнес-план хозяйственного освоения Крыма. В числе прочего план предусматривал поэтапное заселение Крыма евреями. На первом этапе 200 тысяч, на втором – еще 500 тысяч, включая евреев Европы, которые останутся в живых в фашистских лагерях, и тех, кто остался без крова. Кроме того, Джонсон предложил кандидатуру будущего капитана этого предприятия – президента республики Крым. И он назвал имя… Михоэлса. Хотя, казалось бы, имя Кагановича больше подходили для этого. Это заявление было для Сталина неожиданным и не очень понравилось. Но, поразмыслив, Сталин согласился. 10 миллиардов за обещание поставить Михоэлса президентом Крымской республики этого стоило.

1. Подписание воззвания к евреям всего мира. Август 1941г.

Продолжение следует

БЕЗ КОМЕНТАРИЕВ

ОСТАВИТЬ ОТВЕТ