ЕВРОСОЮЗ ЗАКР...

ЕВРОСОЮЗ ЗАКРЫВАЕТСЯ ОТ БЕЖЕНЦЕВ

70
0
ПОДЕЛИТЬСЯ

_MAIN     Министр иностранных дел Германии Отто Шили (OttoSchily) об этом говорит, его итальянский коллега Джузеппе Писану (GiuseppePisanu) давным-давно уде этим занялся: он “закрывает” свою страну, прекращает доступ в нее тысячам эмигрантов, соискателей политического убежища и нелегальным беженцам.
В октябре прошлого года официальный Рим подписал удивительный договор – с человеком, долгие годы считавшимся “врагом демократии №1” – ливийским диктатором, “черным полковником” Муаммаром аль-Каддафи (Muammaral- Guaddafi). Суть договора: на территории Ливийской Арабской Народной Джамахерии на итальянские деньги оборудуются специальные лагеря, где будут содержаться беженцы из стран Африки, вот уже многие годы нескончаемым потоком текущие через Ливию в Италию. Что ж, Каддафи, очевидно, обладает немалым опытом в создании всяческих лагерей. Кроме того, руководители полицейских ведомств обоих государств подписали еще и тайное соглашение, по которому Италия поставляет Ливии вертолеты, радарные установки и электронные приборы ночного видения – все для того, чтобы ливийцы могли тщательнее следить за своими границами, прилегающими к итальянским рубежам. За снятие столь тяжкого груза с плеч итальянцев, Каддафи попросил совсем немного – поддержки при голосовании в ООН по вопросу о снятии эмбарго на торговлю с Ливией оружием.
Лагеря беженцев в пустыне… Еще в прошлом году руководители государств Евросоюза отправили похожий проект, представленный британским правительством, “в стол”. Тогда Лондон предложил такие “центры” на европейские деньги в пограничных с Евросоюзом странах – в Албании, в Украине, в России и в Марокко – причем, согласно проекту англичан, в эти лагеря должны были быть отправлены также и соискатели политического убежища, уже попавшие в страны ЕС. Сегодня эта тема, кажется, вновь стала актуальной. Еврокомиссия не занималась пока ни правовыми, ни финансовыми сторонами этого вопроса, – осторожно заявил недавно спикер “европейского правительства”. “Однако если Германия на этом настаивает, Совет министров ЕС может в любую минуту вынести этот проект на повестку дня”.
Отто Шили, очевидно, находясь под впечатлением отчаянной спасательной операции немецкой благотворительной организации CapAnamur (напомним, что зафрахтованное этой организацией судно сняло в Средиземном море с тонущего парома 37 африканцев, после чего руководство CapAnamur буквально выкрутило руки итальянскому правительству, добившись допуска этих людей в страну), заявил примерно следующее: “Африканские проблемы должны решаться в Африке! Мы хотим дать возможность беженцам, которые сейчас с риском для жизни пересекают Средиземное море, подать свои заявления в странах Северной Африки” – за что и получил настоящую бурю критических замечаний от множества немецких политиков. К примеру, вице-шеф фракции ХДС Бундестага Вольфганг Шойбле (WolfgangScheuble) окрестил этот проект “концлагерями в Сахаре” и подчеркнул, что такие лагеря “ни в коем случает ничего не решат”. Соседи Германии, скандинавы, чьи страны традиционно дружелюбно относятся к беженцам-африканцам, также отнеслись к высказываниям Шили без особого понимания. “Каждый беженец должен иметь возможность подать заявление о политическом убежище в той стране, где он желал бы остаться” – такова общая позиция стран Скандинавии, выраженная шведским министром по делам миграции Барбро Хольмберг (BarbroHolmberg). Норвегия, не являющаяся членом ЕС, ввела собственное регулирование, при котором беженцы из так называемых “стран, где нет непосредственной угрозы” получают ответ на свои заявления в течение 48 часов с момента подачи. “Мы это называем Quickin – quickout” – говорит Остейн Мьярум (OsteinMjarum), советник премьер- министра Норвегии. – “Слухи о нашей системе распространились уже достаточно далеко. Наша цель – не допустить, чтобы люди, которым на родине в самом деле грозит опасность, не страдали из-за “экономических” беженцев”.
Несмотря на такой разнобой в проектах, основной путь Евросоюз уже для себя избрал – проблемы с беженцами медленно, но верно “отодвигаются” в направлении границ ЕС, как в прямом, так и в переносном смысле. Границы Сообщества закрываются. В июне прошлого года руководители стран ЕС выделили в общей сложности 400 млн. евро на укрепление внешних границ, а также на работу с так называемыми “транзитными” странами, через которые в Евросоюз текут потоки беженцев, и со “странами-источниками”. С помощью системы Eurodac, собирающей в центральном компьютере в Люксембурге цифровые отпечатки пальцев со всех соискателей политического убежища, подавших заявление, только в 2003 году соответствующие государственные органы стран ЕС смогли перехватить 17 тыс. так называемых “повторных” заявлений. Результат такого усиления контроля – за прошедшие 10 лет количество поданных заявлений на соискание политического убежища в Евросоюзе уменьшилось вдвое.
Незадолго перед 1 мая, днем вступления в Евросоюз 10 новых членов, Совет министров ЕС договорился об общей трактовке так называемого “безопасного третьего государства” – трактовке, предложенной немецким правительством. “Это конец индивидуального подхода к праву на политическое убежище” – возмущается правозащитная организация ProAsyl. Потому что определять, какая страна является в достаточной мере “безопасной”, и отправлять туда соискателей политического убежища может в данный момент любая страна ЕС самостоятельно. Например, Польша в основном отправляет беженцев в Украину, с которой она подписала соответствующий договор. Кроме Украины, безопасными считаются Россия и диктаторски управляемая Белоруссия. “Хотя до сих пор мы туда не высылали чеченцев” – сообщает Ян Вегржин (JanWegrzyn), руководитель польского ведомства по делам иностранцев. 90% находящихся в Польше беженцев – чеченцы, многие из них приехали совершенно легально на поезде через Брест. Другие же беженцы – пакистанцы, индийцы, вьетнамцы – застревают с той стороны польской границы: в пересыльных тюрьмах или нищих лагерях в Мукачево, Чопе и других городах Западной Украины. Многие даже не пересекают заветную польскую границу, ставшую теперь границей Евросоюза и превращающуюся потихоньку во второй Железный Занавес: или их перехватывают хорошо оснащенные пограничники и таможенники, или, как это случилось недавно, их топят в приграничных озерах вместе с грузовиками контрабандисты, взявшие у них деньги за “помощь” в переходе границы – месяц назад украинские пограничники выловили один такой грузовик с 27 мертвыми афганцами…
Поток беженцев может стать проблемой не только внутри, но и снаружи европейской границы. “Бывшие транзитные страны становятся потихоньку странами-целями” – считает Пьер Росси-Лонжи (PierRossi-Longhi) из Международной организации по проблемам миграции. Не только потому, что их уровень жизни повышается или потому, что и критерии принятия беженцев подлаживаются под европейские, но и потому, что в новом, расширенном Евросоюзе распределение обязанностей еще весьма расплывчато. Согласно выработанным Советом министров ЕС правилам, беженец должен подавать свое заявление в стране, в которую он попал с самого начала – или он будет отослан. “Мы уже получаем первые запросы из Швеции и Австрии на возвращение беженцев из этих стран обратно к нам” – рассказывает Лючия Войснис (LucijaVoisnis), руководитель литовского ведомства по делам беженцев, – “Сейчас нам нужно установить, что эти люди в самом деле впервые попали именно к нам. Нам попросту не хватает опыта для таких дел”. Для “новых европейцев” непривычна мысль, что беженцы могут остаться и должны быть интегрированы в общество. “Большинство их просто отправляется дальше – в Берлин, Лондон или Амстердам” – говорит Мартин Розумек (MartinRozumek) из чешской благотворительной организации OPU, – “причем власти рассчитывают на их исчезновение”.
Скептики, подобные комиссару ООН по делам беженцев, голландцу Рууду Лубберсу (RuudLubbers), уже сейчас занялись грустными пророчествами: по их мнению, система приема беженцев в новой Европе в скором времени попросту рухнет. В принципе, его прогноз вполне оправдан: даже в лучшие годы экономического процветания социальные системы европейских стран не были рассчитаны на подобное количество беженцев, какое хлынуло в наши дни в основном из африканских и ближневосточных стран. Во времена же кризиса с этим потоком вряд ли возможно справиться. Что ж, выход, получается, один – задраить люки?

БЕЗ КОМЕНТАРИЕВ

ОСТАВИТЬ ОТВЕТ