ЕСТЬ ЛИ ЖИЗНЬ...

ЕСТЬ ЛИ ЖИЗНЬ ПОСЛЕ ИГИЛ?

28
0
ПОДЕЛИТЬСЯ

Западная коалиция завершает операции по освобождению двух самых больших городов, пока еще остающихся в руках «Исламского государства» – Моссула в Ираке и Ракки в Сирии. В отличие от российских «нас-там-нет-ов», они воюют, в самом деле, против исламистов, так что можно и впрямь рассчитывать на то, что ИГИЛ в скором времени будет повержен. Но, к сожалению, победа над террористами еще не означает мира. Теперь появилась угроза внутренних конфликтов среди некоторых членов антиисламистской коалиции.

Беженцы, которым в свое время повезло сбежать из Моссула, готовятся уже возвращаться домой. В Эрбиле, столице курдского национального региона в Северном Ираке, тысячи людей, нашедших здесь временный приют, сидят, что называется, на чемоданах и ждут разрешения вернуться. Некоторые из них настолько оптимистичны, что даже музыканты одного из курдских ансамблей, уже планируют музыкальный фестиваль в Моссуле после освобождения города – об этом рассказал курдский же телеканал Rudaw.

В самом деле – долго им ждать, скорее всего, не придется. Все указывает на то, что поражение джихадистов и их отступление из второго по величине города Ирака уже не за горами, невзирая на то, что около 100 тысяч мирных жителей Моссула, по данным Управления Верховного комиссара ООН по делам беженцев, все еще остаются в этом городе заложниками террористов. В данный момент исламисты держатся лишь в старом центре Моссула, откуда их постепенно вытесняют курдские бойцы-пешмерга, подкрепленные иракскими военными частями и американскими самолетами.

Каждому – свое?

Впрочем, уже сейчас понятно, что изгнание боевиков «Исламского государства» из их неофициальной столицы не решит проблем, связанных с этим конфликтом. Не только потому, что с начала наступления на Моссул более полумиллиона людей были вынуждены бежать куда глаза глядят. Не только из-за того, что понадобятся годы, чтобы создать условия для их возвращения. Но и оттого еще, что изгнание ИГИЛ из Северного Ирака означает гигантский вакуум власти, который появится сразу после окончания боев – и в данный момент остается совершенно непонятным, каким образом он будет заполнен. Это важно, так как антиисламистская коалиция состоит, кроме иностранных сил вроде США, из большого количества местных групп, которые, за исключением общей цели – победы над ИГИЛ, обладают множеством противоречий между собой.

Есть, скажем, силы, подконтрольные иракскому правительству в Багдаде: антитеррористические подразделения иракской армии, подчиняющиеся приказам премьер-министра и Минобороны или МВД. Есть многочисленные парамилитаристские отряды шиитских «сил народного ополчения» – некоторые из них связаны, а некоторые – не связаны с Ираном. В большом количестве имеются курды-пешмерга: одни из них принадлежат к так называемой «Демократической партии Курдистана», правящей партии курдской автономии Северного Ирака, другие – члены партии-противницы, «Патриотического союза Курдистана». И, словно этого мало – есть еще и локальные отряды, которые создали и бросили в бой местные суннитские общины…

У всех этих масс вооруженных людей – разные цели, разные представления о «послевоенном устройстве». Моссул – город, заселенный преимущественно арабами-суннитами и они не очень-то согласны, чтобы ими правили курды или шииты. Но что означает это несогласие на практике – пока никому не известно… пока у арабов и курдов есть общий враг – ИГИЛ. А потом?

На самом деле, в боях непосредственно за Моссул курдские и шиитские отряды до сих пор не играли значительной роли. Но – они активно воевали вокруг города, и за пролитую кровь будут требовать соответствующей награды. В Северном Ираке курды ощущают возможность построить мечту – собственную автономию, они уже даже успели назначить самим себе День Независимости Курдистана – 25 сентября. Интересно, что этот праздник должен состояться не только в «иракском Курдистане», но и на спорных территориях – таких, например, как богатые нефтью регионы вокруг города Киркук.

Шиитские отряды дрались, в первую очередь, западнее Моссула, воюя за контроль над трассой, соединяющей город с Сирией. Они были созданы именно для борьбы с ИГИЛ, так что, пожалуй, было бы разумным после победы их разоружить и распустить по домам – но нет. Самые большие из этих подразделений уже заявили, что не намерены демобилизоваться. Их количество достигает 100 тысяч бойцов и все они так или иначе поддерживают связи с Ираном – получается, это будет огромная «головная боль» для американцев.

ИГИЛ уйдет – конфликт останется

Похожая ситуация складывается и на севере и востоке Сирии. Сирийская «столица» ИГИЛ, город Ракка, находится в данный момент в осаде и, скорее всего, скоро ее освободят. Основные силы для освобождения предоставил Сирийский Демократический фронт, большинство бойцов которого принадлежит к курдской партии PYD. Эта партия, контролирующая три северные провинции Сирии (которые уже сейчас записала в состав независимого Курдистана), считает, что освобождением Ракки она добудет себе право на независимость и собственную страну. США считают курдов удивительно полезными союзниками в борьбе против ИГИЛ и снабжают их оружием, информацией и инструкторами.

Для Турции же, союзника Америки по НАТО, курдская партия PYD – ни кто иной, как террористическая организация. Правда, военные и политические связи Вашингтона с Анкарой остаются слишком мощными, чтобы разрывать их из-за курдов, но после победы над ИГИЛ придется что-то решать.

Еще более сложной является ситуация в сирийской провинции Дейр аз-Зор. Тут за выгодные стратегические позиции (и за контроль над нефтяными источниками!) соревнуются армия Ассада, ее иранские помощники и российские «нас-там-нет-ы» – с одной стороны, и американские спецподразделения и бойцы «Свободной Сирийской армии» – с другой. Пока еще не дерутся, а именно соревнуются – пока в этой провинции есть ИГИЛ. Но что будет после победы над исламистами? За последние недели тут были сбиты иранский беспилотник и иранский же боевой вертолет – сбили его совсем не моджахеды, а американские самолеты и бойцы ССА. Россияне сразу же заявили, что отныне будут расценивать самолеты западной коалиции в качестве целей, если те залетят в зону западнее Евфрата. Правда, вряд ли у них вообще есть возможность хоть как-то повредить американским самолетам – не стоит забывать, что хваленым ЗРК С-300 и С-400 постоянно мешает то ли слишком кривая поверхность Сирии, а то ли слишком кривые руки операторов – но все же: признаков возможной прямой конфронтации предостаточно.

И именно у Дейр аз-Зора есть все шансы на то, чтобы стать «яблоком раздора». Сирийская армия старается захватить эту провинцию раньше бойцов ССА. Одна из ее атак, состоявшаяся недавно около города Танф на сирийско-иорданско-иракской границе, уже привела к прямой перестрелке с американцами. США держат там учебный лагерь для противников режима Ассада. Они вообще-то договорились с россиянами о «зоне безопасности» в радиусе 50 км от этого лагеря, но россияне, видимо, когда договаривались – скрестили пальцы за спинами, так что их ассадовские помощники о договоренности даже и не думали. А зря: американцы выбили их оттуда собственными руками.

Так же и северное направление ассадовского наступления на Дейр аз-Зор оказалось «горячим» в смысле конфликта с американцами: поблизости от города Табга, мимо которого проходит дорога на Ракку, столкнулись подразделения правительственной армии Сирии и подразделения ССА. Именно тут был сбит сирийский самолет.

Таким образом, можно прогнозировать: ИГИЛ победят – но бои ни в Ираке, ни в Сирии не закончатся. Скорее, следует ожидать эскалации уже не одного, а нескольких конфликтов. Так что не стоит спрашивать – когда это все кончится? Лучше спросить – сколько это все еще будет продолжаться?

БЕЗ КОМЕНТАРИЕВ

ОСТАВИТЬ ОТВЕТ