ЕСТЬ У СВОБОД...

ЕСТЬ У СВОБОДЫ СОБСТВЕННОЕ ИМЯ

134
0
ПОДЕЛИТЬСЯ

Известно, что в годы Второй мировой войны из 1800 евреев Норвегии 770 отправлены в лагеря смерти (12 выжило), а около 850 были переправлены подпольем через шведскую границу. Куда делись еще более ста норвежских евреев? Они не стали ни жертвами, ни беженцами, а героями. Долгое время их имена не только ничего не говорили ни современникам, ни потомкам. Они попросту были неизвестны.

Герои норвежского сопротивления

Кто они, эти неизвестные, решил рассказать Еврейский музей в Осло. В сентябре 2008 года здесь открылась выставка «Свобода победила, и не раз». Ее экспонаты – фотографии, письма, официальные свидетельства, фильмы – рассказали о разных аспектах еврейских усилий: от активной борьбы против немецкой оккупации (нацисты вторглись в Норвегию в 1940 году) до их вклада в развитие норвежской науки, культуры и искусства. По существу, экспозиция дает представление о том, чем были заняты лучшие представители еврейства на протяжении всего двадцатого столетия.

Рассказ получился хотя и разноплановый, калейдоскопичный, но достаточно яркий и убедительный, чтобы понять: в учебниках истории есть существенное белое пятно. Скороговорка относительно того, что существенная часть норвежского еврейства была спасена, а другая почти половина отправилась в газовые камеры Освенцима, – еще не вся правда о войне. И эта правда «специально предназначена для использования в преподавании в средних школах», говорится в презентации выставки. Она меняет представление о евреях Норвегии, как только о предмете заботы местного подполья и о бессловесных пассивных жертвах мировой бойни.

Норвежские евреи в составе всех родов войск, формирование которых взяли на себя Великобритания и Канада, сражались в египетских песках осенью 42-го под Эль-Аламейном, высаживались в 44-м в Нормандии, шли в 44-м заснеженными тропами в лесах Арденн, брали японские укрепления на острове Иводзима в феврале-марте 1945 года, бились
в воздухе над Берлином весной 45-го.

Известны в общей сложности более 140 еврейских участников войны из Норвегии. Это составляет почти 10% еврейского населения с норвежским гражданством по состоянию на момент вторжения в страну нацистской Германии (9 апреля 1940 года). Если вспомнить, что из 3 млн. жителей Норвегии 300 тысяч принимали участие в военном сопротивлении, цифра еврейского участия вполне сопоставима со среднестатистическими общенациональными данными.

Как, когда и зачем евреи добрались до этих северных широт?

История иудеев Норвегии относительно небогатая. Только в документах конца 16-го века, во времена правления короля Кристиана IV, этого норвежско-датского прототипа Петра Первого, мы находим конкретные ссылки на евреев.

Это была так называемая вторая пиренейская волна; первая последовала в 1492 и 1498 гг, когда евреи были изгнаны из Испании и Португалии и поселились в Нидерландах и Гамбурге. Но, видимо, не все прижились и решили искать счастья еще северней. Этих переселенцев в Норвегии называли португальскими евреями. Они прибыли на вполне законном основании: многие получили специальное разрешение для въезда в Норвегию.

Король Кристиан IV, знавший о сильном и упорном характере иудеев, которые нередко добивались в Испании весьма высоких постов и немало способствовавших процветанию страны, считал, что евреи могут быть полезны для Норвегии. Он хотел их приблизить ко двору, чтобы получить опытных казначеев, советников, управителей. Однако сломить противодействие со стороны духовенства, боявшихся образованных евреев, он не смог. А посему разрешил им селиться, начиная с 1620 года, в герцогстве Шлезвиг-Гольштейн (оно принадлежало в ту пору Дании) и заниматься торговлей, а еще через десять лет – свободно передвигаться по Дании и Норвегии.

Чтобы определенным образом защитить представителей титульной нации от еврейской конкуренции, которой весьма опасался здешний торговый люд, пришельцев поселили в гетто, и заставили носить одежду, по которой евреев можно было бы отличать. Что это была за одежда, исследователи не указывает. Но, скорее всего, что-то типа нашитых на рукав желтых звезд. Так что опознавательные знаки времен 30-40-х. – ближайшее заимствование из скандинавского средневековья, в которое оно пришло из иных земель и эпох. В 1641 году король Кристиан IV выразил желание защищать интересы не только сефардов, но и евреев ашкеназийской ветви из Восточной, Центральной и Западной Европы.

Еврейское счастье было, как всегда, недолгим. Преемник короля Кристиана IV король Фредерик III был не столь либерален, как предшественник, и постарался усложнить жизнь евреев в гетто и вне его. В частности, были введены ограничения на передвижения по датско-новержским землям без визы, выдаваемой евреям в виде особого формуляра. Евреев и тут обособляли, указывая им на их третьестепенное место в обществе. В 1687 году, в соответствии с законодательством короля Кристиана V, было повторно введено запрещение евреям на въезд в страну. Существовал штраф для тех, кто нарушил закон, и награда для тех, кто донесет о подобном правонарушении. Прошло еще 150 лет, прежде чем в 1830 году отношение к евреям было несколько смягчено, а в 1844 году «португальским евреям» было позволено вновь, в который уж раз, свободно въезжать в страну.

Пятый пункт в СССР = второй параграф в Конституции Норвегии

Власти Норвегии много столетий не могли прийти к мнению, что делать с евреями. Разрешать – не разрешать им селиться в стране, если селиться, где именно, если разрешать заниматься какими-то видами деятельности, то какими именно, какие права им дать и каких лишить. Даже в 1814 году, когда Норвегия стала обладателем первой конституции, документа – по идее – либерального, его § 2 заявлял, что официальной государственной религией является евангелическо-лютеранская, а приравненных к иезуитам и другим религиозным орденам «евреям запрещен въезд в королевство». Борьбе с § 2 посвятил много сил и лет национальный поэт Норвегии, теолог, романтик и создатель современного норвежского языка еврей Хенрик Вергеланд (Henrik Arnold Wergeland), при рождении записанный в церковной книге на немецкий манер Генрих. В 1851 году запрет был снят, однако Вергеланд не дожил до этого момента шесть лет.

Евреев и прежде было в стране немного. И приезжать сюда в 19-м веке решались тоже немногие. В основном, это были вконец обнищавшие жители польских и литовских деревень, у которых не оказалось средств, чтобы поехать за счастьем за океан. Так через два века, после памятного указа Кристиана IV ашкеназийцы вновь стали прибывать в страну. В июне 1892 года в Кристиании (ныне Осло) была основана первая еврейская община, которая через год получила название Det Mosaiske Trossamfund (Мозаичная община). К тому времени в Норвегии жили 214 евреев, 136 из которых в Кристиании. Община определила для себя несколько задач, не связанных с соблюдением галахических принципов: сохранение еврейских интересов, привлечение членов общины для выполнения синагогой свойственных ей деятельности и услуг, привлечение учителей Торы. Значительный всплеск деятельности общины был связан с волной погромов в Восточной Европе и первой мировой войной. Расцветом еврейской жизни считается период 1915-1940 гг. К 1920 году в Норвегии жили уже около 1,5 тыс. евреев. В Осло в это время действовали несколько театральных групп, осуществлявшие постановки на идиш, ряд научных и молодежных еврейских организаций.

Чуда не было
В 1940 году немцы оккупировали Норвегию. Газеты были полны антисемитской пропаганды. О том, как разворачивались трагические события, говорят научные исследования. В них отмечены детали антиеврейской кампании в Норвегии осенью 1942 года, которые привели к депортации 772 евреев. Однако повинна в этом не только немецкая оккупация. «Окончательное решение еврейского вопроса» в норвежском формате было бы невозможно без участия властей, норвежских полицейских и чиновников. Когда страна была оккупирована, и Видкун Квислинг, лидер норвежских фашистов, взял на себя управление государством, нацисты потребовали немедленных действий против еврейского населения. К апрелю 1940 года в стране жили около 2100 евреев. Примерно 400 из них были беженцами из Германии, Австрии и Чехословакии.

Из европейских стран, оккупированных Германией в течение 1939-1941 гг., Норвегия была обладателем самой небольшой еврейской диаспоры – всего 0,8% населения.

Когда в 1945-м после окончания войны немногие выжившие еврейские беженцы вернулись в Осло, они обнаружили, что синагога оказалась цела и невредима. Однако чуда не было: нацисты и их норвежские пособники использовали ее как склад для хранения фашистской литературы и конфискованного еврейского имущества, в том числе и свитков Торы. Как получилось, что нацисты поместили, образно говоря, в одном стойле «коня и трепетную лань», до сих пор остается загадкой. Для евреев это было знаком того, что духовная жизнь может быть восстановлена практически сразу. Она была начата с молитв, в которых поминались жертвы Холокоста. Тогда же зародилась мысль о необходимости создания памятной экспозиции о годах лишений и страданий. Должно было пройти еще 60 лет, чтобы потомки жертв Холокоста открыли Центр по изучению Холокоста, – это случилось 23 августа 2006 года. К этому времени Норвегию населяли около 2 тыс. евреев.

Никогда не забывать ни добро, ни зло

О страшном времени Второй мировой забывать нельзя. Таков смысл деятельности многих общественных деятелей Норвегии – наших современников. Среди них и входящий в десятку лучших литераторов страны Эспен Зоби (Pаl Espen Sоbye), 56-летний философ и писатель, который в 2003 году опубликован свою книгу «Кэт, которая была и навсегда осталась в Норвегии». В биографии 15-летней девушки с еврейско-литовскими корнями, депортированной в ноябре 1942 года в концентрационный лагерь Биркенау, он же Аушвиц, он же Освенцим, и убитой там буквально через несколько часов после прибытия, он показал не только безжалостный механизм нацизма, но и антисемитизм, и сегодня встречающийся в норвежском обществе, который некоторым его членам представляется как часть национального сопротивления иудаизму.

– Еврейская традиция предписывает нас помнить и добро и зло, – говорит раввин синагоги в Осло Йоав Мельхиор (Joav Melchior). – Норвежские евреи помнят шефа норвежской полиции Кнута Реда, организовавшего облаву на евреев, и студента Ханса Кристена Мамена, участника национального сопротивления, который, рискуя жизнью, перевел через норвежско-щведскую границу 25 еврейских детей. Действовал Мамен не один, а вместе с теологом Оле Халлесби. Эта память – из разряда священных обязанностей. Она касается не только трагических или счастливых дат. Она вне времени, подобно выполнению других предписаний и течению повседневной жизни.

Известных евреев в Норвегии немало. Это бывший многие годы председателем стортинга (национального парламента) Йосиф Бенков, психиатр Бертольд Грюнфельд, выдающийся музыкант ректор Норвежской академии музыки Роберт Левин, актриса и певица Бенте Каган, ученые в области геохимии и медицины, писатели, скульпторы, художники. Они – достойные продолжатели еврейской славы страны. Имена евреев-граждан Норвегии, вписавших славные страницы в историю норвежского сопротивления, ныне известны широко. Это Сало Гольдфарб по прозвищу «Находчивый лейтенант», который в ноябре 44-го получил письмо от мэра Миддельбурга с благодарностью за вклад по освобождению города; самый популярный в довоенной Норвегии футболист и лыжник Израэль Крупп, который с ноября 42-го выполнял секретные поручения командования союзников; еще один тайный агент британской миссии в Стокгольме Рут (Лиллемор) Рубинштейн, о подвигах которой стало известно лишь после ее смерти в 2000 году; штурман бомбардировщика Зигмунд Мейеран, сбитый после атаки немецким истребителем, взятый в плен и бежавший из него; Арнольд Зеликович, жених на самой последней в дни оккупации еврейской свадьбе в стране (октябрь 1941), ставший офицером норвежских ВМС, который вместе с боевой работой проводил молитвы для евреев, служивших вместе с ним на корабле; погибший 24-летним за несколько недель до окончания войны пилот 464-й эскадрильи Королевских ВВС Австралии Герман Гирш Беккер, воевавший и создававший одновременно фильмы о воздушных боях с фашистами и десятки других героев.

Эти славные биографии полностью развеивают миф о том, что норвежские евреи были просто жертвами геноцида в годы Второй мировой войны. Об этом сохранились сотни свидетельств, в том числе и фильм оператора-любителя, штурмана бомбардировщика Абеля Абрахамсена, составленный из эпизодов боев с фашистами 1944-1945 годов.

Использованы данные норвежских СМИ, экспозиции «Свобода победила, и не раз» (Friheten vinnes ikke bare én gang…) в Еврейском музее Осло, работ Ингрид Мюллер «История евреев Норвегии» и Бьярте Бруленд «Норвежский Холокост. Попытка уничтожить норвежских евреев».

БЕЗ КОМЕНТАРИЕВ

ОСТАВИТЬ ОТВЕТ