ЗАМЕТКИ ИСТОР...

ЗАМЕТКИ ИСТОРИКА

ПОДЕЛИТЬСЯ

Знаю по многолетнему опыту, как нелегко выступать с университетской кафедры. Иной раз стоишь минут десять с ощущением, что зал тебя не принимает. Но если возьмешь верную тональность, интерес возрастает. В общем, нужно быть терпимыми к лекторам.

Но и они обязаны уважать слушателей: как минимум, хорошо знать свой предмет. Чтобы лекция была содержательной.

Об этом должны бы позаботиться авторы неплохо задуманного проекта “Academia” на российском телеканале “Культура”. По идее, это могло бы выглядеть так: в вузовских аудиториях предоставляется трибуна видным ученым, философам, деятелям искусства, чтобы они транслировали свои идеи. И через интернет приобщали всех желающих к высокому и вечному.

Несколько лекций я недавно прослушал; могу поделиться впечатлениями.

Бравурное

Инна Соломоновна Соловьева – “известный искусствовед и культуролог”, объявлено было во вступительных титрах. Видимо, так. Но лекция чем-то сродни сценическому действу: каждый раз нужно заново подтверждать свою репутацию.

Выступила она с рассказом о жизни и творчестве Рембрандта. По правде сказать, я не ожидал узнать что-то совсем новое о великом художнике. Но и просто послушать еще раз о нем могло доставить удовольствие: так мне казалось.

Но я ошибся.

Не буду всего пересказывать. Да и сделать это трудно, потому что в лекции не заметно никакого плана, системы. Достаточно пройтись по ключевым фразам, чтобы понять это и ощутить “аромат халтуры”.

Вводная часть обычно создает нужный настрой. Можно коснуться и смысла посещения художественных музеев. Если накоплен запас впечатлений, отчего бы не рассказать для начала?

И она это делает своеобразно; цитирую ее высказывания:

“Огромное счастье – пойти к рембрандтовским старикам и старухам… Ни к одному мужчине я не бежала с таким трепетом, как к дому Рембрандта в Амстердаме”.

По-моему неуместная, безвкусная игривость.

По поводу биографии художника, она сообщила, что тот родился в голландском городе Лейдене, поучился немного в университете, но бросил. Живопись его влекла, но выдающихся мастеров там не было, и в сущности, уроков ему не у кого было брать (суждение, не основанное на фактах).

Однако и без посторонней помощи у него получалось совсем неплохо:

“Рембрандт учится сам, учится у природы… Он моментально схватывал все черты личности”.

Что значит “схватывал”? Это о провидчестве гения…

Первый период жизни и творчества, по ее описанию, прошел безоблачно:

“Все чудесно, все у человека складывается… Он не думает о будущем… Приобретает очень красивый дом. Он ведь художник, он эстет”.

Но пора и вспомнить о знаменитых полотнах. Прекрасен, по словам лектора, “Автопортрет с Саскией” – но не каждому дано постигнуть замысел автора: “Представить его можно и так, и так…”

Лексика искусствоведа в какие-то моменты ошарашивает. Чего стоит метафора: “Здесь бравурный ракурс…”

С живописью вообще не так просто, как кажется на первый взгляд, объясняют нам. Когда художник занимался Саскией, он был увлечен не только любовью к своей жене”, …уже тогда тема блудного сына посещала его”.

А что о последующей жизни Рембрандта? Она запутана, омрачена. Откуда брались напасти, Бог знает. В итоге лекторское недоумение: “Что-то здесь не сходится”.

Впрочем, не все у Рембрандта в минусе: создана большая картина “Ночной дозор”. Да, родилось одно из величайших произведений. И что о нем сообщается? Написано с какими-то загадками – ловушками: там в центре зачем-то девочка помещена, с курицей подмышкой. Общая оценка: “Картина скорее историческая, чем групповой портрет”.

И вот 1642 год, оказавшийся для художника “роковым”. По мнению И.Соловьевой, он “расходится” со своими заказчиками. Говоря другими ее же словами: “Меньше заказов теперь он делает, так как он больше идет к себе. Это уже не может радовать людей труда, ремесленников…”

Ничего я не утрирую. Впечатление такое, что она не готовилась к лекции. Или мало в этой области понимает. Все у нее состоит из каких-то обрывков мыслей; как будто предъявляется набор случайных слов.

При попытке собственного анализа, выходит неуклюжая пародия. Вот образчик:

“Он должен показывать и библейских персонажей – и он пишет свою Данаю. Чтобы показать женское тело – и не пересластить ничего. Это тело рожавшей женщины, и может быть, беременной… Сочетание тела женщины и льющегося света создает композицию…”

Лектор, не особенно задумываясь, приплетает “библейских персонажей” к древнегреческой мифологии. Где предел для профана?

Кризис зрелого художника требует пояснений. Они даются в таком духе:

“В творчестве он уходил все дальше от современников… Настолько он был неистов… И даже пришлось переехать из богатого дома. Не рассчитал свои силы”.

Вслед за несколькими интимными подробностями, кокетливая прибавка:

“Погружаемся в его личную жизнь. Наверное, в наше время он мог бы на нас подать в суд” (?!).

Аудитория получает информацию не только низкого сорта, но косноязычно изложенную:

“Кроме того, что живописец, он был гениальным офортистом. Удивляемся тому, что он был гениален во многом… Он поднимался до очень больших глубин”.

До чего поднимался?

В ворохе словесной чепухи встречается порою и нечто существенное, но как бы сказать, “с душком”.

Просто не удержалась Инна Соломоновна, чтобы не затронуть тему, видимо, зудящую где-то в темных закоулках ее души. И произнесла она следующее:

“Вот говорят, что он (Рембрандт) перешел в еврейский квартал Амстердама, что он опускался, что его видели в каких-то там кабаках. Все это может быть было, а может быть и преувеличено. Но в творчестве своем (так у нее – Б.К.) происходило как будто противоположное, он становился все более гениальным”.

Определенной части публики она, возможно, потрафила этой тирадой. Мол, с евреями связываться негоже – все равно, что опуститься, спиться, деградировать. Могло ли такое приключиться с великим голландцем? Маловероятно – подсказывает Соловьева.

Если бы она была знакома со специальной литературой, то разумеется, убедилась бы, что о симпатиях и связях гениального живописца с народом Книги не где-то там вполголоса “говорят”. На эту тему немало написано, и притом весьма сведущими людьми.

Например, в книге “Мир Рембрандта” читаем, что в Нидерландах находили приют не только многие евреи – сефарды, но и ашкеназим, беженцы из стран Восточной Европы. Художник имел широкий круг знакомств, включая ученых, с которыми он мог вести дружелюбные и углубленные беседы о Ветхом Завете. Сохранилось не менее 35 портретов его еврейских знакомых и друзей, написанных большей частью не по заказам, а из сердечной склонности к ним. Он был убежден, что эти люди своим физическим обликом напоминают великих библейских персонажей, от которых они происходят. (“The World of Rembrandt”, p. 93).

И снова: если бы… Нужно обладать подлинной (не мизерной) эрудицией, чтобы добраться до интереснейших фактов, никогда не лежащих на поверхности. Вот пример. Выступая в Москве, стоило бы напомнить, что Рембрандт написал два портрета допетровских русских людей XVII в. (они еще были с бородами). Как считают специалисты, он выбрал натурщиков среди русских путешественников в Амстердаме. Эти портреты сохранились, они находятся в коллекциях Цюриха и Берлина. (Jakob Rosenberg, Rembrandt. Life and Work, pp.118-119).

Под конец лекции “раскрыт” знакомый многим сюжет. О чем картина “Возвращение блудного сына”? Дается лаконичный ответ: “это о нашей жизни”. И для наглядности показана цветная репродукция, по поводу которой делается пояснение: “мы не видим его (блудного сына), а видны только его пятки”.

Евангельское происхождение притчи, по-видимому, настолько несущественно, что обойдено молчанием. Но ведь не упомянута и вообще вся религиозная тематика, занимающая столь важное место в творчестве великого художника. Как будто не существует так называемая “Библия Рембрандта” – более 800 произведений! Об этом в лекции ни слова…

Один из слушателей И.Соловьевой дал выразительный, хотя и нелюбезный комментарий к ее выступлению: “безграмотная, позор”.

Уместен вопрос: как же подпустили настолько неосведомленную особу к интеллигентному циклу передач? Я слишком далек от российских порядков и нравов, чтобы дать исчерпывающее объяснение. Но кое-что смог разузнать.

Судя по интернет-сайтам, Инна Соломоновна не чужда наукам: все-таки получила высшее образование (в объеме пединститута). Может еще где-то училась. Она как будто соприкоснулась с искусствоведением (обслуживала в качестве экскурсовода панораму “Бородинская битва”). Что-то раскручивала на телевидении… в сотрудничестве со своим сыном Владимиром Соловьевым.

Вот так сюрприз! Это ведь известный, обласканный властью “политический шоумен”. Наверное, поэтому его маме досталась престижная лекция?

Для новонабранной российской элиты окружающий мир предстает как бы в виде груды нарезанных ломтей.

Какой захотят, такой себе возьмут. Можно и Рембрандта откушать.

Лермонтов как ведун

Лощеный, хорошо одетый господин выходит к студенческой аудитории, чтобы в рамках проекта “Academia” читать лекции о древнерусской истории, о божественном, о литературе разных периодов. Вот что значит творческий диапазон!

Кто не слышал о талантах Александра Николаевича Ужанкова?

Я не слышал (до недавнего времени). Но как было пройти мимо появления на российском телегоризонте такой звезды? Оказывается, он выступает с лекциями в пяти московских вузах. Проректор по науке Литературного института имени Горького, профессор, доктор филологических наук, кандидат культурологии, открыватель чего-то важного (пускай не очень понятного) – словом, не перечислишь заслуг.

Да и нужно ли? Ограничимся существенным для нашей темы.

Сперва это будет “спецкурс” (так, кажется?) о романе “Мастер и Маргарита”.

Слушаем, принимаем к сведению, что писатель Михаил Афанасьевич Булгаков был, без сомнения, образованнейшим человеком. Но, – подчеркивает лектор, – хотя по рождению и воспитанию, казалось бы, он должен был стать православным, в 18 лет снял с себя нательный крестик и осознанно отказался от Бога. Посвятил свой дар каким-то неведомым (и очень сомнительным) целям.

Будучи отступником – неверующим, он сочинил “прелестный”, то есть самый обманчивый роман. Запоминаем: “прелестник”, в древнерусском понимании, это же дьявол! И Булгаков в своем произведении поддался нечистой силе – он там доходил до того, что “отрицал истинность Евангелий”.

То есть им изготовлена была явная профанация “Нового Завета”. Ведь Мастер, булгаковский персонаж (а это он и есть, сам Михаил Афанасьевич), появляется только в 13 главе. Случайно ли?

– “Как вы знаете, это чертова дюжина”.

Один из разделов лекции называется по-мальчишески, озорно: “Коту под хвост” (это про симпатичного котяру Бегемота).

Но шутки в сторону, когда дается объяснение, почему в произведении нет чудотворящего Иисуса Христа. Это не прихоть литературного выдумщика, а недобрый умысел. Образ Христа обманно “гуманизирован” автором; вместо подлинного Господа им выведен некий Иешуа Га-Ноцри, “обыкновенный экстрасенс”.

Если подытожить рассуждения доктора филологических наук, то в его понимании “Мастер и Маргарита” отнюдь не великое творение русской литературы, а людской соблазн. Опасность романа, “написанного по воле Дьявола”, велика; в лекции он обозначен предельно сурово: “Евангелие от Сатаны”.

В таком случае, спросит испуганный верующий, что теперь делать со злокозненным сочинением (распространенным, увы, во всем мире)? Провести ли через Думу, в духе нынешнего времени, закон о полном его запрете? Вряд ли поможет. Есть другой вариант: адаптировать текст, вычистив, предположим, сцены бала у Сатаны. Опыт подобных спецопераций в России имеется.

Если бы я написал, что Ужанков – заурядный церковный фанатик (или клоун), погнавшийся в припадке белой горячки за литературными “бесами”, это, по-видимому, разошлось бы с истиной. На трибуне он впечатляет: овладел ораторским искусством, свободно оперирует булгаковской “фактографией”, хорошо оснащен церковной лексикой.

Один из постов в интернете указывает на сходство лектора с советским критиком-ортодоксом Латунским, выведенным в булгаковском романе. Это ему, самому яростному гонителю Мастера, отомстила прелестная нагая Маргарита, когда, обернувшись ведьмой, влетела на помеле в роскошную квартиру критика и учинила там полный разгром.

Так кто же вразумляет студентов? Ученый, бывший поп, а может, служащий по другому ведомству? Или все в одном лице.

Мне нет нужды вдаваться в полемику ради “оправдания” Булгакова: слава Богу, есть кому вступиться за великого русского писателя.

Куда занятнее углубиться, вслед за Александром Николаевичем, в сокровенные смыслы лермонтовского стиха. Вот и название очередной его лекции:

“Неузнанный пророк Михаил Лермонтов”. Трансляция этого выступления состоялась недавно, 15 октября 2013 г.

Можно сказать, последнее слово науки.

Чтобы оценить по достоинству дискурс вокруг небольшого лермонтовского стихотворения 1830 года, приведу полностью его текст.

 

Настанет год, России черный год,

Когда царей корона упадет;

Забудет чернь к ним прежнюю любовь,

И пища многих будет смерть и кровь;

Когда детей, когда невинных жен

Низвергнутый не защитит закон;

Когда чума от смрадных, мертвых тел

Начнет бродить среди печальных сел,

Чтобы платком из хижин вызывать,

И станет глад сей бедный край терзать;

И зарево окрасит волны рек:

В тот день явится мощный человек,

И ты его узнаешь – и поймешь,

Зачем в руке его булатный нож;

И горе для тебя! – твой плач, твой стон

Ему тогда покажется смешон;

И будет все ужасно, мрачно в нем,

Как плащ его с возвышенным челом.

 

Поразительно, что поэтический Апокалипсис вышел из-под пера юноши, не достигшего 16 лет…

Прочитав вслух стихи, лектор замечает, что Лермонтов – “пожалуй, самый таинственный, самый мистический русский писатель”.

В чем же смысл этого его сочинения? Советские ученые полагали, что оно написано под впечатлением холерных бунтов (когда погиб и его родственник). Но где они? Александр Николаевич категорически отрицает такой подход.

По убеждению ученого-филолога, Лермонтов “совершенно очевидно, говорит о событиях начала XX века – Октябрьская революция 1917 г., гражданская война”. Это проникновение в будущее, через 90 лет он смотрит вперед: ничего удивительного, “у него такой дар”.

В последних строках стихотворения появляется таинственный “человек с булатным ножом”, которому не спрятаться от прозорливого Ужанкова:

– “Это кто в Октябрьской революции 1917 года вождь с высоким челом?” Известно, кто. Поэт обнаружил таки “главного разбойника!”

Предстоит выяснить, откуда у Михаила Юрьевича таинственный дар. Нити тянутся далеко, в раннее средневековье; но, как поется в советской песне, кто хочет, тот найдет.

Оказывается, в XIII веке в Шотландии жил “ведун” Томас (он же Фома) Лермонт. До чего проницательная личность! По преданию, именно тот “ведун” (он же колдун и рыцарь) предсказал случайную смерть шотландскому королю. А впоследствии, в 17 веке, в плен к русским попал еще один Лермонт, который стал верно служить царю Михаилу Федоровичу. И так оно пошло у них.

Завершает Ужанков в том же ключе (ужасть как интересно!):

“Говорят, душа колдуна не теряется – она переселяется в потомков. Михаил Лермонтов был последним в роде”.

Клоунада, не так ли? Во всяком случае, к науке ни малейшего отношения не имеет все это. (Кстати, качество его диссертаций стоило бы проверить на процент научного содержания в них).

В общем, вопросы остаются.

Допустим, что юный поэт, заглянув далеко вперед, распознал по внешним признакам главного разбойника Ленина (как принято было среди кремлевских вождей, у него “в руке булатный нож”). Почему же автор стихов не приметил там в Политбюро не менее кровожадного Сталина (как известно, сосавшего трубку – разве это не улика)? Вероятно, предвидел поэт, что это имя будет востребовано сегодня. Идеология державности ведь крепнет.

А если серьезно, то в чем заключается посыл (мессидж) лермонтовского стиха по версии Ужанкова?

“Он обращен к будущему России, к народу он обращен – чтобы Россия была очень цельной, сильной страной. Для него Россия – это самодержавная страна, в основе православная”.

Сказал – как отрезал.

Не будучи лермонтоведом, я попытаюсь все-таки применить к этой ситуации обще-гуманитарный научный подход.

Непременное условие для понимания умонастроения раннего Лермонтова: следует обратиться к разным его произведениям, созданным в ту пору, когда он сочинил “Предсказание”.

Лектор цикла “Academia” этого не выполнил. Он так уверовал в придуманного им монархического поэта, что просто не мог себе позволить объективности.

Иначе пришлось бы процитировать такую, например, лермонтовскую строфу:

 

Опять вы, гордые, восстали

За независимость страны,

И снова перед вами пали

Самодержавия сыны…

 

Написано, как пометил самолично Михаил Лермонтов 10 июля 1830 г. Это был отклик на польское восстание против русского царизма.

Или взять его строки, обращенные 30 июля того же года к свергнутому французскому монарху:

 

Ты мог быть лучшим королем,

Ты не хотел. Ты полагал

Народ унизить под ярмом.

Но ты французов не узнал!

Есть суд земной и для царей…

И брызнула в Париже кровь.

О! Чем заплатишь ты, тиран,

За эту праведную кровь,

За кровь людей, за кровь граждан …

 

А 3 октября юноша воспевает свободолюбивый Новгород:

 

Сыны снегов, сыны славян,

Зачем вы мужеством упали?

Зачем? Погибнет ваш тиран,

Как все тираны погибали!..

 

У него в душе таится столько, что даже представить себе трудно, куда заведет ее полет:

 

Плачь! Плачь! Израиля народ,

Ты потерял звезду свою …

 

И вдруг завораживает “Еврейская мелодия” 1830 года:

Я видал иногда, как ночная звезда

В зеркальном заливе блестит;

Как трепещет в струях, и серебряный прах

От нее, рассыпаясь, бежит …

Но поймать ты не льстись и ловить не берись…

 

Все-таки не подобало академическому лектору игнорировать солидную “Лермонтовскую энциклопедию”. А там сказано, что “Предсказание” – первое из серии политических стихотворений. На нем лежит отпечаток европейских революций и российских “холерных бунтов”.

Считая, что народ в силах свергнуть самодержавие, поэт страшился ужасов новой “пугачевщины”. Анархия и террор могут проложить дорогу к диктатуре “мощного человека”. Тому в “Предсказании” придано сходство с Наполеоном (“плащ его с возвышенным челом”).

Покончим с “пророчествами” Ужанкова. Вернемся к прозе жизни и проследим за движением этого персонажа по карьерной лестнице. Внушительное зрелище.

Александр Николаевич: в 1980 г. окончил филологический факультет Львовского госуниверситета. Наверное, о нем сложилось положительное мнение в парторганах, потому что Ужанков занял должность специального корреспондента “Комсомольской правды”. И справлялся с обязанностями, должно быть, успешно.

Следующее назначение – редактором в московский журнал “Октябрь”; затем он старший редактор в издательстве “Советский писатель”.

Богословскими вопросами видимо не очень много занимался в ту пору; скорее, по занимаемым постам, мог преуспевать в научном атеизме.

Но время бросало новые вызовы. Стало понятно: на “Комсомольской правде” далеко не уедешь.

С 1990-х он вспахивает древнерусскую ниву. Переломным можно считать для него 1999-й год, когда Александр Николаевич начал преподавать в Сретенской духовной семинарии, под руководством наместника Сретенского монастыря, архимандрита Тихона (Шевкунова). Того самого, который удостоился стать духовником президента Путина. Дальше, без лишних слов, понятно. Какая эпоха, такие лекторы. Им предоставляются самые высокие трибуны, в их руки передаются рычаги духовных воздействий.

И тут я задумываюсь над возможными интерпретациями английского слова “corruption”. Можно перевести его как “разложение”. Допустимо другое смысловое значение: ”испорченность”. Также не является ошибкой и термин: “продажность”. Но будет вернее, если сложим все это вместе.

БЕЗ КОМЕНТАРИЕВ

ОСТАВИТЬ ОТВЕТ