ЗАЧЕМ ПУТИНУ ...

ЗАЧЕМ ПУТИНУ АЛАНДСКИЕ ОСТРОВА?

758
1
ПОДЕЛИТЬСЯ

Foto avtora Он, одержимый идеей «Русского мира», собирает под знамя с двуглавым орлом земли, где ступала нога российского солдата, а значит, является российской по определению. Аланды – Крым в северном варианте. Для Путина неважно, живут ли здесь русские. Важно, что русские здесь когда-то были, и обладание даже двумя островками этого архипелага позволит контролировать все пространство балтийской Европы, считают европейские политологи.

Ну, скандинав, берегись!

Стоит ему на «законных основаниях» с помощью уже проверенных в деле зеленых человечков захватить даже несколько крохотных островов из системы Аландских островов, он будет, как некогда Петр Первый, отсель грозить шведу, финну, а заодно и всей НАТО. Проще говоря, контролировать все воздушное пространство балтийской Европы, 12-ю часть континентальной Европы.

Насколько реальны такие стратегические замыслы российского президента и на чем основаны? На том, что Аландские острова принадлежали России сначала в царские времена, а потом во времена Сталина, указывает один из ведущих стратегов-аналитиков Института иностранных дел Финляндии Чарли Салониус-Пастернак. Все происходит в 1141 км от России – в часе полета для истребителей МиГ.

Наплевать Путину на то, что Аландские острова – автономный финский регион, по сути сотни незащищенных и демилитаризованных вот уже полтора столетия островков. Главное – они с удобными естественными портами и бухтами.

Покорить эти сотни маленьких Крымчиков – раз плюнуть. Достаточно овладеть несколькими островами, подтянуть сюда подводный флот и, выныривая с глубины в 120 метров, время от времени поигрывать перископчиками, приговаривая байку о том, что защищаются интересы русскоязычного населения, которым тут уже многие десятилетия не пахнет.

Жители Аландских островов беспечны. Эти 29 тысяч человек, оказавшиеся в 40 км от шведского и в 15 км от финского берега, пока не шибко заморачиваются над связкой «Путин – Аланды», ведя жизнь по закону робинзонов.

Комфортабельная Робинзонада

В этом пасторальном уголке Старого Света чертовски приятно почувствовать себя Робинзоном. Особенно если знаешь, что если тебе наскучит на своем островке, ты всегда можешь отыскать своего Пятницу на соседнем.

Правильнее сказать – соседних. Их 6757, маленьких и больших, образующих архипелаг, называемый Аландские острова, на южном входе в Ботнический залив. Аландских робинзонов считают миллионерами: если не у любого жителя, то у каждой семьи есть по острову.

Но это – из области мифов, так mapкак точно известно, что жителей Аланд не более 11 тысяч, а заселены только 600 островов. Цепочка их тянется с севера на юг на 130 км. Так что малейшее твое желание – и ты оказываешься в обществе рогатых (на гербе Аландов – олень), среди серо-розовых валунов и непроходимых пихто-еловых лесов в практически незапамятных условиях. Первобытные – слабо сказано! Здешний ландшафт сформирован в ледниковый период, так что доморощенному геологу будет интересно узнать, как выглядела земля в докембрийские времена (как считают ученые около 1,6 млрд. лет назад).

Хочешь выживать сам – без проблем. Покупай остров и живи, как твой прародитель в каменном веке. Пять тысяч лет назад он тут бил тюленя гранитным топориком. С тюленями и гранитным инструментарием нынче напряженка. Ну, тогда лови рыбу, здесь водятся щука, семга, таймень. Не по нраву морская охота – паси коров, выращивай картошку. «В лесах Аландов полно черники, брусники, грибов, – писал журнал «Вокруг света» (1998, май). – Но, по скандинавскому обычаю, собирают только лисички, называемые здесь «кантарелла». Это – любимый аландский гриб, изображение которого часто встречается на дверях кафе, в отелях и магазинах». Есть множество ферм по разведению улиток. Дело весьма прибыльное: регулярно проводятся улиточные бега, и ставки весьма высоки. Правда, аландцы расстаются с деньгами очень неохотно – это самые известные в Скандинавии скупердяи. Даже за общественный транспорт не желают платить. Что делать – пришлось проезд единственным автобусным маршрутом сделать бесплатным. Миновал пару остановок, углубился в лес и охоться себе на косуль.

Со временем островов становится больше, площадь имеющихся – просторней. Балтийские воды отдают суше то, что когда-то ей принадлежало: острова вырастают на семь миллиметров в год. Мелкий песок и ил становятся почвой, которая мгновенно покрывается травой, цветами, кустарником – новой средой обитания. Поэтому живности не меньше, чем прежде. Острова – зона обитания 25 видов млекопитающих, 130 видов птиц, находящихся под угрозой исчезновения и, следовательно, под защитой закона об охране природы. Но аландца учить этому не надо – он просто не понимает, к чему убивать редкую птицу, да и вообще живность, когда холодильник затарен под завязку.

Живи да радуйся. Хочешь удрать от благ цивилизации – удирай. Надоела робинзонада – шагай на все четыре стороны. До другого ближайшего бережка тебя доведет либо зыбкий деревянный мостик, либо паром – рыжий, как лисий хвост, и оттого заметный на серо-голубом северном просторе. Они перенесут тебя на личный огородик, где вызревает лучшая в округе клубника, или на стадион, где сегодня должна выйти в четвертьфинал любимая футбольная команда. Добираться до цели придется соответственно пешком или на собственном автомобиле. Острова опутаны густой сетью автодорог общей протяженностью 912,7 км, из которых 646,8 км асфальтированы.

Такая вот комфортабельная Робинзонада в скандинавском исполнении. Оторванность друг от друга при постоянном контакте. Взаимовыручка при том, что полагаешься на собственные силы и сноровку. Сочетание несовместимого – индивидуализма и коллективизма, дикости и ухоженности. И все это – Аландские острова.

Чья нога тут главная?

Они полюбились итальянским монахам, которые, говорят, построили здесь первый монастырь и стали обращать в христианство дикарей, основу которых составляли удравшие от материковой полиции пираты. За пиратами потянулись законопослушные граждане. Но с пустыми кубышками и при оружии. Грабить на законном основании в разные времена желали шведы, датчане, финны, англичане, французы. Только в российском формате Аланды завоевывались и обосновывались четырежды – в 1714, 1742, 1809, 1914 гг. Уже упомянутый Петр I был здесь трижды – с 1714 по 1721 г.г., о чем сохранились документальные и материальные свидетельства. В XVIII веке через Аланды проходил почтовый путь из Петербурга в Стокгольм.

Как указано на сайте Консульства РФ на Аландских островах, по географическим картам XIX-начала XX веков, в частности, видно, что с 1809 по 1918 г.г. они были частью Российской империи, ее самым западным форпостом.

Действительно, 18 марта 1809 года во время русско-шведской войны русский корпус под командованием князя Багратиона занял Аландские острова, присоединенные в составе Великого княжества Финляндского к Российской империи. В 1832 году после 20-летнего строительства было завершено сооружение русской крепости Бомарсунд, которая в ходе Восточной войны 1853−56 годов была взорвана.

От былого российского присутствия остались руины, которые, впрочем, с интересом посещаются теми, кто навещает робинзонов. «Русским воинам-защитникам крепости Бомарсунд» – значится на памятном камне, установленном в 1854 году. Данное россиянину определение «воин-защитник», который, как и остальные, пришел сюда завоевателем, неоднозначно воспринимается сегодняшним поколением аландцев, но камень, тем не менее, оставлен, – как знак той истории, которая была и от которой никто не думает отказываться.

Последний российский солдат покинул Аланды в феврале 1918 года. На смену ему пришел немецкий, который ушел еще быстрее, чем его славянский предшественник, не продержавшись и года.

Лучший агрессор – никакой

Острова никого не задерживали надолго. Каждая новая смена вооруженных пришельцев, претендующих на острова, становилась для их жителя школой постижения свободы. Стало понятно, что самое лучшее, что он может сделать, – объявить собственную независимость. Сегодня это – самоуправляемая территория с финской государственной принадлежностью, шведским языком в качестве государственного, суровым нравом викингов, романтичностью датчан.

Аланды называемы по-фински Ахвенанмаа и Оланд – по-шведски.

В этот пестрый ковер вплетены, как уже отмечалось, и российские нити: столица Аландских островов основана в 1861 году царем Александром Вторым, который дал самой северно-западной оконечности империи имя своей жены Марии Александровны – Мариехамн (порт Марии). К слову сказать, Александр Второй после неудачной Крымской войны, которая привела к международной изоляции России, один из первых визитов сделал именно в Великое княжество Финляндское.

Как бы там ни было, имя женщины оказалось прочнее крепостных стен, и его решено было сохранить для потомков.

Именно эта историческая память взята на вооружение сегодняшней российской властью. И хотя сегодня эксперты министерства иностранных дел Финляндии называют «несвоевременной провокацией» слова эксперта Чарли Салониуса-Пастернака, власти Финляндии призадумались.

Так, премьер-министр Александр Стубб недавно заявил, что «не исключено» в скором времени проведение референдума о вступлении в Североатлантический альянс. Об этом никогда не говорили его предшественники, поскольку после второй мировой войны нейтралитет Финляндии между двумя военными блоками всегда был гарантией против участи, уготовленной Кремлем. Западные аналитики приходят к мнению, что в Кремле сидит человек, напоминающий скандинавам о том, что является, по современным чекистским понятиям, российским.

Не случайно подводные лодки с аббревиатурами на кириллице постоянно крутятся у шведских и финских берегов.

С одной стороны, не пойман – не вор. С другой стороны, весьма говорящее название – Порт Марии и четырехкратное владение Аландами.

Да еще и лингвисты подливают масла в огонь. По одной из версий, именно из этого очаровательного островного края происходит и название «Россия». Финны издавна именовали Roslagen (берег росов) поныне существующий и стоящий напротив Аландов, в часе плавания от них, регион Швеции в провинции Уппланд – по-своему: Ruotsi. Так что слово «русь», обозначавшее шведскую территорию, подарили финны. 9 июня, в национальный праздник, аландец (а житель островов называет себя именно так) салютует государственному флагу – красно-желтому кресту в синем поле – и торжественно поет «Оланнингенс Зонг» (Песня аландцев), национальный гимн, впервые прозвучавший в 1922 году.

«Земля тысяч островов и островков, ты – наша родина, – говорится в гимне. – Стоит лишь покинуть тебя, как все наши стремления – побыстрее встретиться с тобой. Родина наша воспета тысячелетними сагами. Отцы наши – простые крестьяне, которые переселились на каменные острова и украсили их садами. Смотрите, как хороши они, эти сады, и густы рощи, как манят к себе берега, утопающие в цветущих лугах. Никогда аландцы – ни мужчины, ни женщины – не предавали свое племя и славу. Не раз грозился враг уничтожить нас, однако побеждали мы, наследники свободы».

Так поет аландец 9 июня. Но на дворе не июнь, а январь. Не 1922-го, а 2015-го года. В сегодняшней России, ставшей в марте 2014-го агрессором и оттяпавшей «у братской Украины» Крым, строку «Земля тысяч островов и островков, ты – наша родина» поют, вкладывая собственный смысл.

Кремль мало волнуют аландские реалии.

В том числе и исторические: в 1856 году Парижский мирный договор присвоил Аландским островам статус демилитаризованной зоны. Он был подтвержден в 1921 году. С этого времени на островах не видели ни одного силовика с ружьем. 20 октября 1921 года в Женеве была достигнута договоренность о демилитаризации и нейтралитете Аландов, которую, за исключением Советской России, подписали все страны, имеющие выход в Балтийское море. Однако укрепления на островах были разобраны еще раньше, в 1919-м.

Здесь нет ни воинских частей, ни баз – военно-морских или авиационных. В отличие от всех остальных граждан Финляндии, жители Аландских островов не призываются на воинскую службу. И, похоже, не очень горюют по этому поводу.

Впрочем, Кремль способен поменять эту ситуацию, и робинзонам, которые около века не держали оружия, придется сделать это. Финские эксперты не исключают, что ныне социально ориентированные бюджетные расходы могут быть реструктурированы, Если сегодня каждый третий евро на Аландах направлен на социальную поддержку, здравоохранение и охрану окружающей среды, а каждый шестой – на развитие образования и культуры, то неизвестно, что будет завтра, когда Путин заявит свои притязания на бывший северо-западный форпост бывшей империи.

Ведь логика Кремля уже проверена крымским опытом: прошлое России становится все менее предсказуемым.

1 КОМЕНТАРИЙ

  1. На чем основаны эти слухи о захвате Путиным Аландских островов? Меламед глухо упоминает каких-то “европейских политологов”. Это явно агентство “ОБС” – одна баба сказала, если вежливо и деликатно. А если попроще – про Путина можно уже врать все что угодно?

ОСТАВИТЬ ОТВЕТ