ИЗВЕЧНЫЙ ЕВРЕ...

ИЗВЕЧНЫЙ ЕВРЕЙСКИЙ ВОПРОС o книге В. Шульгина «Что НАМ в НИХ не нравится?»

736
0
ПОДЕЛИТЬСЯ

Вместо предисловия приведу две цитаты. Они довольно пространные, но в них ключ к дальнейшему разговору:
Цитата №1. Это они (евреи – М.Л.) построили алтари неведомому богу. Тот же самый еврей, который некогда тайком протянул христианство в античный мир и погубил это чудо; он же вновь нашел слабое место: больную совесть современного мира: он сменил имя, тогда из Савла стал Павлом, теперь из Мордухaя – Марксом. Он протиснулся сквозь щель в социальную структуру, чтобы несколькими революциями потрясти мир.
Цитата №2. Социальная революция – есть современная инсценировка все той же кровавой мистерии, которую впервые поставил великий Мордухaй. В ХХ веке сия ужасная пьеса возобновлена под режиссерством не менее великого Карла Маркса.
По сути обе цитаты – идейные близнецы. Смысл их можно выразить довольно расхожей фразой всех времен: “во всем виноваты евреи”.
Теперь, как говорится, раскроем скобки. Первую цитату я позаимствовал из книги «Застольные разговоры Гитлера», это его прямая речь. Вторую – из книги В.Шульгина «Что НАМ в НИХ не нравится?». В дальнейшем только о Василии Витальевиче, тем более что он почти не известен поколениям, выросшим при советской власти. О Гитлере нет нужды говорить, тут все и ежу понятно. Забегая вперед, хочу оговориться, что, несмотря на идейное родство обеих цитат, нельзя отождествлять В.Шульгина с фашизмом. Человек он далеко неоднозначный, сыграл определенную роль в истории России. В двадцатых годах Василий Витальевич издал книгу «Что НАМ в НИХ не нравится?». В 1930 г. в Париже вышло второе издание. Национал-республиканская партия России извлекла из небытия пронафталиненную книгу и выпустила ее в Санкт-Петербурге стотысячным тиражом в издательстве «Хорс».
Да простят мне читатели мое невежество, но когда я жил в России, ничего не слышал о НРПР. Не знаю, существует ли она вообще, т.к. последние годы не встречал ни одного упоминания о ней в печати или на радио. Но, если судить по предисловию к книге, напечатанному от имени партии, то я бы в жизни не голосовал за нее и другим не советовал бы.
В.Шульгин обратился к извечному «еврейскому вопросу» и издатели рекомендуют его книгу, как «удивительно современную… При всей ее публицистической направленности, она приобретает научную ценность». Как известно, дурные примеры заразительны. Так, издательство «Русская книга» также выпустила книгу Шульгина, но уже в серии «Мыслители России».
13 января Василию Витальевичу исполнилось бы 125 лет. В России, особенно в смутный 1917 год, он был крупным политическим деятелем. Молодой юрист стал лидером правых в Государственной Думе, слыл ярым монархистом. По иронии судьбы он и лидер октябристов Александр Гучков приняли от Николая II манифест об отречении от престола. Впрочем, не будем забегать далеко вперед. К этому мы еще вернемся.
На Украине Шульгин владел несколькими имениями, по собственному признанию, мог всецело сосредоточиться на политике. Уже в 29 лет он, депутат Госдумы, играл в ней большую роль.
Отец Шульгина был профессором истории в Киевском университете и владельцем довольно влиятельной газеты «Киевлянин». Потом газета перешла к сыну.
Рост молодого политика был стремительным. За полтора десятка лет стал лидером правых, что, несомненно, свидетельствовало о его больших способностях. В те годы он был одним из вершителей судеб России.
Кстати, Василий Витальевич родом с Украины, однако он не признавал таковую. Для него существовали только Малая Россия или Юго-Западный край. Он вообще считал, что «украинская идея, то есть утверждение, что южнорусский народ не русский, долго не выдержит, ибо оно лживо и рассчитано на невежество». Нет, мол, украинского народа, господа украинцы!
После февральской революции Шульгин – член Временного комитета Государственной Думы. Октябрь, разумеется, не принял, активнейшим образом боролся с Советами, органически не переносил большевизм.
Далее небольшая выдержка из биографической справки, которую издатели книги претенциозно назвали «Зеркало истории»: «После Октября Шульгин стал одним из идеологов Белого движения, был среди основателей Добровольческой армии, членом Особого совещания и активным деятелем в стане Деникина и Врангеля. Открыл газету «Великая Россия», на страницах которой боролся с новой властью.
После разгрома белых в Крыму Шульгин вместе с Врангелем бежал в Югославию. Начались обычные для эмиграции скитания: Франция, Польша, снова Югославия». Остается только добавить, что и в эмиграции Шульгин продолжал активно бороться с новой властью. Жил мечтой о возвращении в Россию, конечно же, на белом коне. Делал для этого все возможное и невозможное. В Россию действительно попал в 1925-1926 гг. Тайком поехал искать сына. Побывал в Москве, Ленинграде и Киеве, где его хорошо помнили и могли опознать многие давние знакомые. Встреча с ними могла бы завершиться в ГПУ. Неизвестно нашел ли Василий Витальевич сына, но все же Россию увидел не с высоты Эйфелевой башни, а как бы изнутри.
Вскоре вышла очередная книга Шульгина – «Три столицы» – впечатления от поездки в Россию. В эмиграции к ней отнеслись неоднозначно. В ней, например, есть такие строки:
«Уже сейчас мне стало ясно – Россия встает. …Я ожидал увидеть умирающий русский народ, а вижу, несомненно, его воскрешение».
Невольно возникает вопрос, который частенько задавали в Советском Союзе: а куда смотрела милиция? В данном случае, – куда смотрело пресловутое ГПУ? Как мог такой зубр свободно ездить по стране? Как ни странно, ГПУ не пыталось ловить Шульгина, больше того, оно всячески оберегало его.
Наверное, многие помнят телесериал «Операция «Трест», с успехом демонстрировавшийся в СССР. Так называлась и хитро задуманная чекистами операция, позволившая им проникнуть в самую сердцевину Белой эмиграции. Они создали, якобы, подпольную организацию с целью свержения правительства. Для того чтобы в это поверили на Западе, чекисты позволили, вернее, организовали поездки в Россию некоторых белоэмигрантов. Вот по «окну» чекистов и путешествовал Шульгин. Он ничего не заметил и спокойно возвратился домой. Чекисты оказались неплохими режиссерами. Судя по книге, ему показывали далеко не все.
Шульгин и другие, не разгадавшие замысел чекистов, по сути, способствовали славе «подпольщиков». Вот почему после пропали генералы Евгений Миллер и Александр Кутепов – вожди Белой эмиграции. Кстати, в Энциклопедическом словаре (1982 г.) сказано, что Кутепов и Миллер исчезли из Парижа при неясных обстоятельствах. Нет, совершенно ясных, их следы исчезли в ГПУ. Длинная рука КГБ все же настигла Василия Шульгина в 1945 г. Его арестовали в Югославии и привезли в Москву. За антисоветскую деятельность приговорили к 25 годам лишения свободы. 11 лет просидел во Владимирской тюрьме. После досрочного освобождения 78-летнему бывшему депутату Госдумы не разрешили возвратиться в Москву или Киев. Пришлось доживать все в том же Владимире, где и умер в 1976 г.
Василий Витальевич – автор нескольких книг, в большинстве изданных за рубежом. Книга «Что НАМ в НИХ не нравится?» в России увидела свет через 16 лет после смерти автора и только потому, что национально- республиканская партия с ее помощью попыталась разыграть свою довольно мерзкую карту в извечном «еврейском вопросе», и обратить на себя внимание.
История книги весьма необычная. В мае 1928 г. по инициативе эмигрантской газеты «Последние новости» состоялся диспут об антисемитизме в России. Шульгин получил приглашение участвовать в нем, но не смог приехать в Париж. Вот и решил высказать свое мнение в книге, на его взгляд, честно и объективно. Однако, даже, судя только по ее названию, крен и довольно большой получился в одну сторону. Василий Витальевич видел «от евреев не только зло, но и добро!». Он имел друзей евреев в школе. Более того, во время погромов с оружием в руках защищал еврейские семьи. Да и газета «Киевлянин» во время знаменитого суда над Бейлисом выступала против мракобесов. Впрочем, характерная деталь: еще в 1906 г. Шульгин отождествлял революционеров с «иудейскими борцами». Запомним.
И вот, несмотря на собственное признание, что «еврейский вопрос мне не так хорошо знаком», Шульгин приступил к написанию книги. Он, как ему казалось, по научному проанализировал явление антисемитизма. В общем, получилось же довольно наукообразное сочинение, «утомительное и скучное». Что же касается скучного, то Шульгин самокритично переборщил, – книга заставляет рассуждать. Прежде всего, Шульгин утверждает, что антисемитизм бывает трех родов: расовый или инстинктивный, политический или рационалистический, мистический, хотя сам же считал спорной такую классификацию. Мне же кажется, что антисемитизм бывает только одного рода – злобный и античеловечный.
Само по себе определение “расовый антисемитизм” абсолютно неверное. Ведь евреи, русские, украинцы, англичане, французы (и т.д.) принадлежат к одной расе – белой. Видимо, речь, следовательно, не о расах, а о нациях.
По Шульгину, расовый антисемитизм вызван инстинктивным стремлением соблюсти расовую чистоту, не допустить ее засорения, особенно еврейской кровью. Дальше он дошел до самой настоящей чуши. В этом убеждает такой пассаж: «Еврейская кровь, по-видимому, гораздо сильнее. Можно с несомненностью утверждать, что из десяти русско-еврейских детей девять наследуют черты родителя еврея. Следовательно, можно утверждать с достаточной достоверностью – смешанные русско-еврейские браки ставят под опасность русскую расу. Как слабейшую, в смысле крови, под опасность поглощения ее еврейской».
Лестно, что господин Шульгин считает еврейскую кровь сильнейшей, но какую опасность для исчезновения русского народа могли составить евреи, если их численность в стране составляла по советской статистике всего несколько процентов! История показала, что, несмотря на смешанные браки, русский народ остался русским. Евреи никак не поглотили его.
Гитлер не говорил о силе еврейской крови, но отметил, что евреи – самая жизнестойкая нация. Мол, даже через несколько колен смешанных браков они все же возвратятся к еврейству. Вероятно, Гитлер не читал Шульгина, а Шульгин Гитлера, но поразительно много совпадений взглядов, что само по себе не может не настораживать.
Третья разновидность антисемитизма – иррациональный, по сути, мало чем отличается от расового и поэтому дальше только о политическом или, как Шульгин называет его еще, рассудочным. Ему посвящена основная часть книги. Василий Витальевич откровенно провозгласил свое кредо. «Тут не к месту говорить о том, что мне в евреях не нравится, и вообще, нравятся ли мне они или нет. Тут к месту будет объяснить, почему я полагаю, что с евреями необходимо политически бороться». Правда, в другом месте он говорит о необходимости мирного сосуществования двух народов.
Василий Шульгин страстно влюблен в классификацию, что создает видимость научного исследования. Вот и на этот раз он разделяет политический антисемитизм на дореволюционный и послереволюционный. Вопреки хронологии, прежде всего – о послереволюционном. Его Шульгин видел, когда ходил по трем столицам под охраной и недреманным оком ГПУ, о нем читал много сообщений в эмигрантской печати.
Действительно, был ли он? Навлеку на себя острие некоторых критиков и все же отвечу отрицательно. До начала Второй мировой войны в Советском Союзе не было государственного антисемитизма, хотя и не исключались отдельные его проявления. Можно как угодно проклинать Октябрь, но именно он вывел евреев из положения второсортных людей. Мне могут возразить: а 1937 год?! Сталин в тридцатые годы уничтожил много евреев, но еще больше русских, украинцев и др. В борьбе за власть он в каждом, независимо от национальности, видел своего личного врага.
Иное дело в послевоенные годы, когда Сталин осуществил давно задуманную расправу с еврейским народом. Об этом он откровенно обещал ещё Риббентропу, когда тот посетил Москву в связи с подписанием договора с Германией. Великий вождь последовательно проводил эту политику – борьба с безродными космополитами, расстрел Еврейского Антифашистского Комитета, «Дело врачей»…
В принципе же Василий Витальевич замечательного мнения о евреях, может даже лучше, чем они думают сами о себе. Прочитайте, например, эти строки: «Что представляет собой еврейство в России? Несколько миллионов людей весьма энергичных, весьма выносливых, весьма трудолюбивых, очень приученных к работам, требующим большой затраты нервов; исключительно способны в некоторых весьма важных областях, как-то коммерческой, а также в деле политической пропаганды. При всем этом эти люди объединены и солидаризованы, как ни одна нация в мире».
Даже евреи не сказали бы так лестно о себе. Беда только в том, считает Шульгин, что они подвержены революционным идеям, при чем началось это не вчера, а еще в библейские времена.
Вот и из глубины веков всплыл на поверхность Мордухай, которого вспомнили и Гитлер, и Шульгин. Речь идет о празднике Пурим, установленного в честь царицы Эсфирь и ее дяди Мордухая, спасших иудейский народ от поголовного истребления. Как говорится в Библии, чтобы память о них не исчезла у детей их, у нас и у всех последующих поколений.
Шульгин почти полностью приводит главу 9 из «Книги Эсфирь» Библии. Там сказано:
«16. И прочие Иудеи, которые в областях царевых собрались, чтобы стать на защиту жизни своей и быть спокойными от врагов своих, умертвили из неприятелей 75 тысяч, а на грабеж не простерли руки свои».
Вот Шульгин и обвиняет кровожадную Эсфирь и мстительного Мордухая в том, что только из-за покушения амановцев они покарали казнью 75 тысяч человек. Как, мол, евреи могут праздновать Пурим, когда их «Ежегодный пир происходит на столах, кои подпирают человеческие кости, на скатертях, залитых человеческой кровью».
Красиво сказано, аж слезу прошибает. Однако Шульгин опустил предыдущие главы из «Книги Эсфирь». Напомним, к царю Артаксерксу пришел Аман и принес ему десять тысяч талантов серебра за право уничтожить и разграбить иудейский народ. (Глава 3, «Книги Эсфирь»).
«11. И сказал царь Аману: отдаю тебе это серебро и народ: поступи с ним как тебе угодно.
…13. И посланы были письма через гонцов во все области царя, чтобы убить, погубить и истребить всех иудеев, малого и старого, детей и женщин в один день… и имение их разграбить»
Кровожадная царица Эсфирь и ее дядя, мстительный Мордухай, как называет их Шульгин, не ждали, действовали и спасли иудеев от истребления. Подвиг Эсфирь и Мордухая Гитлер и Шульгин назвали «кровавой мистерией».
От редакции: С исторической точки зрения события, описанные в «Книги Эсфирь» являются талантливым художественным вымыслом, написанным в эпоху Маккавеев, то есть во II веке до н.э. и отражают они борьбу евреев против эллинистических властителей Сирии и их попыток насильственной эллинизации подвластных народов. Согласно одной из теорий именно в это время было решено придать языческому празднику, посвященному древнесемитским богам Мардуку и Астарте еврейское звучание. Аналогично, уже на нашей памяти, коммунисты превратили христианского святого Николая в сказочного деда Мороза и объявили христианский Новый Год официальным праздником своей атеистической державы. Как известно в США существует чем-то похожий на Пурим праздник Халлоувин, когда все, а особенно дети, рядятся в костюмы убийц, садистов и вампиров. Но это же не означает, что все американцы убийцы, садисты и вампиры. Праздник Пурим, так же как и праздник Халлоувин, римские Сатурналии и славянские Коляды – это праздник преодоления страха. Без этого праздника евреи не смогли бы выжить как нация, не только в странах диаспоры, но и в современном Израиле, подверженном непрекращающимся атакам террористов.
Справедливости ради, надо заметить, что Шульгин обвиняет евреев, не столько в грехах их предков из «Книги Эсфирь», сколько в том, что они ежегодно празднуют, как он выразился «погром».
Хорошо, давайте допустим, что историки ошибаются, и всё было, так как описано в «Книге Эсфирь». Предположим, что евреи на самом деле убили 75 тысяч человек, но кто были эти люди? Может быть невинные обыватели? Нет, это были погромщики, вооружённые и готовые, как в песне Высоцкого, «на грабёж и насилье». Как известно, погром всегда сопровождается грабежом, то есть вернее грабёж и есть истинная цель погрома, а остальное – только мишура для маскировки неблаговидной цели. Но герои «Книги Эсфирь» ограничились только истреблением армии погромщиков, «а на грабеж не простерли руки свои».
Как странно, что именно Гитлер, который погромы с целью грабежа возвел в ранг государственной политики Третьего Рейха, упрекает евреев Мордухаем.
Василий Шульгин совершил экскурс в прошлое России, сделал некоторые открытия. Так, в России, мол, не было антисемитизма, он привнесен из Малороссии, где жило много евреев.
Если верить Шульгину, то евреи в России жили даже свободней, чем во многих странах. Правда, признает, что были многочисленные ограничения. Евреи не имели права владеть землей, не принимались на государственную службу, только в процентном отношении могли поступать в гимназии и высшие учебные заведения и т.д., и т.п. В 1791 г. была установлена черта оседлости: только в 15 губерниях евреям разрешалось постоянное жительство. Петербург и Москва исключались. Шульгин довольно обстоятельно рассказывает обо всех ограничениях. Однако, как ни удивительно, оказывается, они были гуманные. Повинны в них опять же евреи. Простите, но не могу не дать слово самому Шульгину: «Более сильные, евреи, (как раса более старая) ограничиваются в правах для того, чтобы дать окрепнуть более юной расе – русской. При этом, естественно, предполагается, что когда русская раса вырастет настолько, что будет выдерживать самостоятельно напор еврейства, ограничения будут сняты».
Лейтмотив Шульгина, да и иже с ним – в России было засилье евреев, они стремились захватить страну, поработить россиян. Во времена Александра II и, особенно, Александра III якобы много сделано для облегчения жизни евреев. Что именно – об этом ни слова в книге. Вот почему воспользуемся другими источниками. Так, с 1882 г. четверть миллиона евреев были насильно переселены в черту оседлости из западных областей России, а позже туда отправили и многих из Петербурга и Москвы. Еще более ограничили права поступления в университеты и гимназии, запретили евреям даже некоторые профессии.
За время правления Александра III из России эмигрировали в Америку, Европу и даже в Африку 2 млн. евреев. Эту цифру я позаимствовал не у Шульгина, даже не у Солженицына, а из американского справочника Джоан Комэй «Кто есть кто в истории евреев». Издали книгу в России почти через четверть века после ее появления в США.
Революционное движение в России Василий Шульгин рассматривает, как еврейское, как средство достижения еврейством господства в мире. Он бьет во все колокола: «Еврейство завладело политической Россией. Мозг нации (если не считать правительства и правительственных кругов) оказался в еврейских руках и привыкал мыслить по еврейской указке».
С этой точки зрения Шульгин и рассматривает важнейшие события в России начала ХХ века. Так, революция 1905 г. была еврейской, и еврейство потерпело в ней поражение. Невольно подумалось, неужели в расстреле мирной демонстрации, шедшей к царю в январское воскресенье 1905 г. также повинно еврейство? А о феврале и октябре 1917 г. и говорить не приходится. Очень коротко о февральской революции и только потому, что Шульгин имел к ней прямое отношение. Те самые правительство и правительственные круги довели Россию до национальной катастрофы. Василий Витальевич крайне неодобрительно характеризует царя и особенно царицу.
«2 марта 1917 г. в царскую ставку приехали лидер правых в Думе Василий Шульгин и лидер октябристов Александр Гучков. Им было поручено принять от Николая II манифест об отречении от престола в пользу брата – князя Михаила. Однако на следующий день, в переговорах, в которых участвовал Шульгин, Михаил отказался наследовать трон. Николай II сделал запись в дневнике: «Кругом измена, трусость и обман». Это был конец династии Романовых, царствовавших три века, и к чему в прямом и переносном смысле приложил руку сам Шульгин. Власть перешла к Временному комитету Думы во главе с Михаилом Родзянко, членом комитета стал и Шульгин, потом Комитет сформировал Временное правительство.
По советской терминологии Февральская революция считалась буржуазно-демократической. Свергли же царя Родзянко, Шульгин, Гучков, а не коммунисты. Ленин в Петроград приехал только через месяц с лишним, и в своих знаменитых Апрельских тезисах поставил вопрос о ее перерастании в социалистическую. Кстати, и Троцкого, на которого часто ссылается Шульгин, не было в Питере.
Все же вину за февраль Шульгин возложил на Еврейство! Другое дело, что затем большевики, воспользовавшись слабостью Временного правительства, действительно превратили буржуазно- демократическую революцию в социалистическую.
Василий Витальевич откровенно признал, что он политический антисемит. Кстати, он задал риторический вопрос: “Стоило ли делать революцию из-за того, что евреи были лишены некоторых прав? Ведь можно было добиваться этих прав другими путями, не революционными, мирными, без великих потрясений”.
Как видим, Шульгин старательно обходит Февраль. Свергли самодержавие, пользуясь его терминологией, чисто русские – Гучков и Шульгин, первыми потрясли Россию. Быть может, если бы не было Февраля, то и не последовал бы Октябрь.
В последнее время, очень модным стало требование к евреям: покайтесь, раскайтесь! Его ввел в обиход Шульгин еще в 1919 г. Тогда в статье в «Киевлянине» он писал, что «все дальнейшее зависит от того, какую дорогу из двух изберут евреи: признаются и покаются или будут отрицать, обвинять всех кроме самих себя». Это требовал Шульгин в те годы, когда по его же признанию в Добровольческой армии, одним из создателей которой он был, главной песней была:
…И всех жидов побьем.
Сволочь такую…
Позднее Василий Витальевич уже ставил вопрос об обоюдном покаянии. Однако ставил его весьма односторонне. Он убежден «война русских и евреев в дальнейшем неизбежна». Однако если «евреи хотят избавиться от погромов, им необходимо отказаться от мордухайски-марксистских сценических традиций. Перестать увлекаться идеями социальных революций».
Песня старая, как заезженная пластинка. Мол, евреи становой хребет коммунистической партии. В ней «евреи имеют влияние обратно пропорциональное их численности в стране». Бесспорно, в революции, и в ЧК было много евреев, в том числе на командных должностях. Многие наши соплеменники видели в революции путь к тому, чтобы стать равноправными гражданами.
Однако буквально бесит, когда частенько слышишь о необходимости соблюсти какие-то пропорции. Почему-то ревнители злополучных пропорций нисколько не удивляет, что в войну евреи по количеству Героев Советского Союза занимают четвертое место, по населению же они составляли только считанные проценты. Следует учесть, что даже в войну к евреям предъявлялись особые требования. Мне довелось работать в архивах при подготовке одного сборника, и я видел, что откладывались многие представления евреев к высоким наградам. Что и говорить, если несколько наших соплеменников, повторивших подвиг Матросова, не удостоены звания Героев СССР. Евреи убедительно доказали, что они способные не только «к коммерческой деятельности».
Василий Шульгин укоряет евреев, что они не проявили особую привязанность к своему языку и имени, и вообще весьма мало дорожат своим еврейством. Может он и прав, но как говорится, это дело самих евреев, сами разберутся.
Нельзя только согласиться с Шульгиным, что «евреи совершенно не ценят свою родину – Палестину». Напомню, на первом сионистском конгрессе, состоявшемся в 1897 г. в Швейцарии, была провозглашена задача – создание еврейского государства. Полвека велась борьба за ее претворение в жизнь. 14 мая 1948 г. она и увенчалась успехом – провозглашением свободного, независимого государства Израиль. Между прочим, в Израиль, на свою историческую родину, из бывшего СССР уже переселилось более миллиона евреев.
Шульгин настойчиво подчеркивает свою объективность. Он даже небольшую главку посвятил «вине русских». Однако, они чисто «русские» внутренне, например, не очень хорошо отзывается о царской чете, особенно о духовном облике Александры Федоровны (чего другого ожидать от немецкой принцессы). Распутинщина, одно из бедствий, обусловившее падение Императорского дома и т.д.
Однако Василий Витальевич не говорит, например, об ответственности русских за погромы 1880-х годов, вызвавшие возмущение во всем мире, 1905 г. и т.д. Больше того, «евреи, убеждает он, столько же виноваты в погромах, как и окружающая их среда». В общем, как говорили на Украине – «за мое жито мене и побыто».
О какой объективности может идти речь, если Шульгину еврей напоминает паука, ткущего паутину, а русский – беспомощную муху. Следовательно, делает он вывод: «Антисемитизм в России будет. Он не может не быть. Евреи слишком сильны благодаря своим природным качествам». Есть только одно условие мирного сосуществования обоих народов: евреи должны покаяться, отказаться от «производства социальных потрясений». «Русская душа, мол, не терпит еврейского запирательства и не раскаянья».
Разумеется, не все евреи – коммунисты, но весь народ в ответе за евреев коммунистов (!). Шульгин даже уточняет: «Все члены одной и той же нации скованы неразрывными цепями и за всякое деяние каждого все несут коллективную ответственность. Все за одного, один за всех».
Ни меньше, ни больше. Почему же Шульгин не видит ответственности русских за свержение самодержавия в Феврале? Кстати, сама идея свержения самодержавия возникла в русском народе задолго до Ленина. Вспомните, например, «Народную волю», которая ставила своей целью свержение царя, правда, другими методами. Возглавляли ее Желябов, Перовская, Ульянов и другие русские. В большинстве – дворяне.
В «Новом мире» была опубликована страстная статья Григория Шурмака «Шульгин и его апологеты». Он подчеркивает, что оба народа несут ответственность, «что евреи не без вины, но другая (большая) часть вины лежит на самих русских, что не раз признавали выдающиеся отечественные умы». Я почти разделяю точку зрения Шурмака. Например, охотно подписался бы под его такой мыслью: «Антисемитизм особо отвратителен, когда его используют как подмену, как средство, с помощью которого политики стремятся разрешить затруднения, возникшие в собственном народе, за счет евреев, делая их козлами отпущения. А в остальном, ради Бога, не любите евреев!»
Григорий Шурмак, видимо, еврей и предпочитает говорить о «вине евреев», русским же не надо говорить о своей вине. Может он и прав, однако не во всем могу согласиться с ним. Приведу один абзац из его статьи: «Из Второй мировой войны еврейство вышло сломленным, наполовину физически уничтоженным. Затем Сталин разгромил еврейскую интеллигенцию, закрыл театры, издательства, а школы ликвидировал еще в середине 30-х гг. Так евреи заплатили за свои иллюзии первой четверти века. Но, сделавшись вновь преследуемыми, они опять стали пользоваться сочувствием тех многочисленных русских, чьи сердца не поражены злобой. Обладатели дискриминационного пятого пункта, олицетворяющего в паспорте желтую звезду Давида, они, сами того не сознавая, встали на путь искупления своей доли, вины за случившееся с Россией в 1917 г.».
Таким образом, Григорий Шурмак вольно или невольно встал на путь покаяния, что и требовал Шульгин. Почему первыми должны проявить инициативу евреи?! И кто от их имени должен раскаиваться? Мирового еврейского правительства, в существование которого Шульгин верит и не верит – нет. В России также нет какого-либо подобного органа. Будем верить, что Шурмак сделал первый, хотя и робкий шаг. Но вот до сих пор не видно и не слышно покаяния другой стороны – неизмеримо большей и более могучей.
Действительно, в компартии и в ЧК было немало «жидов-комиссаров», но даже Шульгин признает, что их было ничтожно мало в пропорции ко всему населению. Почему-то до сих пор не слышно признания русского народа за 1917 год. Почему-то Шульгин и иже с ним не говорят об ответственности русского народа за Ленина, главного организатора Октября? Ведь по Шульгину «за всякое деяние каждого все несут коллективную ответственность». Впрочем, Шульгин считает Ленина еврейской пешкой.
Можно еще долго спорить с Василием Шульгиным, откровенно считавшего себя политическим антисемитом. В этом, думается, нет нужды, тем более что он умер более четверти века назад. Однако сегодня, к сожалению, еще не мало имеется более злобных антисемитов, тех, кто поднял на щит пронафталиненную книгу, кто использует ее в борьбе с евреями.
От реакции: На этом можно было бы и закончить размышление о Шульгине, если бы не удивительное сходство его высказываний не только с Гитлером, как справедливо заметил Михаил Яковлевич Лейбельман, но и со Львом Николаевичем Гумилевым и Александром Исаевичем Солженицыным. Правда, в отличие от последних, Василий Витальевич Шульгин, не скрывал своего антисемитизма. Впрочем, возможно это тема для другого исследования.

БЕЗ КОМЕНТАРИЕВ

ОСТАВИТЬ ОТВЕТ