ИЗРАИЛЬСКАЯ П...

ИЗРАИЛЬСКАЯ ПАНАРАМА

25
0
ПОДЕЛИТЬСЯ

ЛЕГО-ПАРК

В Холоне открылся ЛЕГО-парк, где посетителям предлагается познакомиться с целой Вселенной, созданной из популярного конструктора – домами, автопарками, железными дорогами, космодромами и т.д. Вы можете прокатиться на карусели и побывать на других аттракционах, также сложенных из пластиковых кубиков лего – иногда из нескольких миллионов штук.

Особое место в ЛЕГО-парке занимает ЛЕГО-сити – город будущего, также, разумеется, построенный исключительно из конструктора лего. При этом каждый желающий, ребенок или взрослый, или же вся семья вместе могут построить в этом городе свое здание – для этого они получат такое количество конструкторских элементов, какое пожелают, и за зданием будет закреплено их авторское право. В конце августа специальное жюри огласит имя автора самого интересного и перспективного проекта в ЛЕГО-сити и вручит ему приз – поездку в Калифорнию в легендарный парк «ЛЕГО-лэнд».

– Мы с женой и с детьми, разумеется, оказались здесь не случайно, – говорит житель Холона Меир К., программист по профессии. – Несколько лет назад, когда мне исполнилось 40 лет, мне подарили на день рождения набор «Лего», и с тех пор я буквально заболел этим конструктором, а затем заразил своим хобби всю семью. Мы возвращается с работы – и садимся собирать очередную модель. Иногда на это уходит несколько часов, иногда – несколько дней. Ты погружаешься в этот мир – и забываешь обо всем. Все собранные модели мы стараемся сохранить, так что для того, чтобы их разместить пришлось раздарить родственникам и друзьям все книги. Сейчас уже высвобождаем место для нашей коллекции в кухонном шкафу.

– Я начала увлекаться лего еще в детском саду, и пронесла это увлечение через всю жизнь, – признается Орна Д., сотрудница компании по телемаркетингу, специально приехавшая в Лего-парк из Хадеры. – Одна из главных проблем наборов «Лего», на мой взгляд, это их дороговизна. Стоимость одного набора может составлять несколько тысяч шекелей. Именно поэтому в детстве мне «Лего» покупали нечасто, да и сейчас когда кто-то едет за границу, я прошу привезти мне набор «Лего». Там это тоже стоит недешево, но все же дешевле, чем в Израиле. Кроме того, мы, любители лего, часто обмениваемся наборами или покупаем и продаем подержанные. Недавно, например, я у одного американского профессора купила за $150 набор, который даже в США стоит $2000. Да, и у меня тоже почти все свободное пространство дома отдано под поделки из «Лего». Но я специализируюсь на изготовлении моделей памятников архитектуры – Эйфелевой башни, Собора Святой Парижской Богоматери, Бин Бена и т.д. Недавно, например, всего за 7 часов собрала модель «Тадж-Махала», состоящую из 5923 частей.

Как выяснилось, в Израиле насчитываются десятки тысяч фанатов конструктора «Лего», посвящающие ему все свободное время и тратящие на покупки новых наборов иногда по несколько тысяч шекелей в месяц. Возраст их самый различный – от 5-6 лет и до 80. Разброс профессий тоже – есть среди них ученые, работники хай-тека, рабочие, экскурсоводы, педагоги. Многие являются членами Международной ассоциации фанатов лего.

Некоторые, как Орна, собирают «Лего» на какую-то определенную тему или специализируются на каком-то одном направлении – к примеру, на создании из лего механических игрушек, другие находятся в «свободном плавании». Одни предпочитают работать, четко следуя к приложенным к набору указания; другие предпочитают дать волю фантазии. Но все они сходятся в одном: лего – это поистине захватывающе, и со временем пристрастие к сборке из него разных поделок в чем-то сравнимо с наркоманией.

В то же время почти все сходились на том, что лего необычайно способствует развитию, как моторики, так и интеллекта детей, и вообще лего – это здорово. И, само собой, делились секретами, которые известны только «профессионалам». Например, тем, что игрушки из лего время от времени обязательно надо разбирать и стирать при 30 градусах Цельсия в стиральной машине. Не забыв, разумеется, перед этим поместить их в специальную нейлоновую сеточку.

А еще они говорят, что лего – очень философская игра. Ведь рано или поздно любую собранную вещь, как ты трепетно к ней не относился, все равно приходится разбирать, и это невольно напоминает о том, что ничто не вечно и всему свое время под Солнцем – время собирать лего, и время разбирать, время покупать, и время продавать, время строить и время разрушать…

ЕВРЕЙСКИЙ КАЗАК АЛЕКСАНДР ЗАЙД

Исполнилось 80 лет со дня гибели «стража долины» Александра Зайда, памятник которому осматривающего с холма окрестности Бейт-Шеарима, давно уже стал одним из символов еврейской Галилеи. Дата эта осталась почти незамеченной, разве что на кладбище в Кирьят-Тивоне собралось, чтобы почтить память покойного около сотни человек. Все они до единого были Зайды – внуки, правнуки и праправнуки, а иногда и полные тезки Александра Зайда, его плоть от плоти и кровь от крови. И может быть, это было даже лучшим памятником, чем Зайд, высеченный в камне.

Тем не менее, история Александра Зайда и его семьи, безусловно, заслуживает, чтобы о ней помнили. Его отец Ицхак-Элиягу Зайд родился в Вильно, и хотя официально до рождения сионизма было еще далеко, был пламенным сионистом – считал, что евреи должны жить в Палестине и говорить на иврите. Его первые жена и сын были зверски убиты соседями-антисемитами, а затем Ицхак-Элиягу был сослан на сибирскую станцию Зима, где и познакомился со своей второй женой – Ривкой, происходившей из семьи «сибирских геров». В 1886 году Ривка родила Ицхаку-Элиягу сына Александра, и спустя 4 года скончалась.

Раннее детство Александра прошло на станции Зима, а затем в Иркутске. Стоит напомнить, что эти места – центр забайкальского казачества, и Александр с малых лет заглядывался на гарцующих по улицам казаков, мечтая о том, что станет однажды таким же рослым и сильным, как они. Историки считают, что это во многом определило его будущую судьбу. Но в 1901 году Ицак-Элиягу с сыном вернулся в Вильно, снова женился и таким образом как личность Александр сформировался на улицах «литовского Иерусалима».

Александру было 15 лет, когда он стал круглым сиротой, и должен был сам строить свою судьбу. В 1903 году он познакомился с Михаилом Гальпериным, который был одним из пионеров Первой алии, прибыл в Россию агитировать молодежь ехать в Палестину. После Кишиневского погрома начал создавать отряды еврейской самообороны.

Подпав под влияние Гальперина, 18-летний Александр Зайд в 1904 году отправился в Палестину, где долго вместе со своим другом Ицхоком Шимшелевичем (будущим вторым президентом Израиля Ицхаком Бен-Цви) переезжал с места на место в поисках работы.

Для того чтобы понять, насколько он был в те дни красив, скажем, что когда Зайд жил в Иерусалиме ему предложили поработать натурщиком в академии искусств «Бецалель». Так как в тот момент у него за душой не было ни гроша, то он согласился на несколько сеансов, но затем заявил, что приехал в Палестину, чтобы работать на земле, а не торчать голым перед студентами.

Но там, в Иерусалиме, произошло главное событие в его жизни – он познакомился со своей Ципорой, любовь к которой пронес до последнего дня жизни. Ципора была убежденной бундовкой и мечтала вернуться в Вильно, чтобы делать социалистическую революцию в России, но любовь, как известно, меняет женщину не меньше, чем мужчину. Так в лице Ципоры Александр обрел не только любимую, но и верную соратницу.

В сущности, изначально Зайд принимал активное участие в охране еврейских поселков, и свое первое тяжелое ранение – в голову! – получил в 1906, когда охранял виноградники в районе Зихрон-Якова.

В 1907 году он вместе с легендарными Маней и Исраэлем Шохатами создает первую подпольную организацию по защите еврейских мошавов и киббуцев. Организацию было решено назвать «Бар-Гиора» – в честь одного из вождей еврейского восстания против Рима Шимона Бар-Гиоры, а ее девизом стали слова «В огне и дыму пала Иудея, в огне и дыму она воспрянет!». Спустя почти сто лет эти слова перефразируют и сделают своим девизом палестинские террористы, но плагиат остается плагиатом, и лишь высвечивает ту ложь, на которой построена вся «палестинская идея».

Вскоре Александр и Ципора Зайд поняли, что большинство их новых товарищей бредят идеей «коммунистической революции в Палестине», и им с ними совсем не по пути. В результате в 1909 году «Бар-Гиора» перестала существовать, а вместо нее возникла организация «а-Шомер» («Страж»), призванная защитить киббуцников и фермеров от арабского террора и бесконечных поджогов посевов и угона скота – тех самых бед, от которых евреи Галилеи и Негева страдают до сих пор.

Через «а-Шомер» прошло огромное количество известных еврейских политических деятелей, – например, Давид Бен-Гурион, который именно был послан в Стамбул изучать право именно на деньги «а-Шомера». Кстати, Бен-Гурион (тогда еще Давид Грин) так и не был принят в эту организацию, так как Зайд и другие руководители «а-Шомера» пришли к выводу, что он – «рассеянный мечтатель, витающий в облаках».

В 1916 году Александр и Ципора основывают в Галилее кибуц Кфар-Гилади, который становится центром подпольной деятельности «а-Шомера». К этому времени фигура Зайда, переезжающего с места на место на лошади, становится неотъемлемой частью пейзажа Галилеи, а сам он – живой легендой этих мест, внушающей арабам и бедуинам страх и уважение одновременно.

В 1926 году Давид Бен-Гурион потребовал, чтобы «а-Шомер» влился в ряды Хаганы и передал ей всё своё вооружение, и это привело к конфликту Зайдов с местными киббуцниками, которые приняли это требование в штыки. В результате, Зайды были вынуждены покинуть кибуц и с дочкой и тремя сыновьями переехали в Изреэльскую долину, на холм Шейх-Абрек, где Зайд продолжил охрану еврейских поселений, а также стал служить смотрителем за землями «Керен кайемет ле-Исраэль», Еврейского национального фонда.

В середине 1930-х годов он начал раскопки в этих местах, и вскоре набрел на останки Бейт Шеарима – города, в котором в свое время располагался первый Синедрион, созданный рабби Иегуда а-Наси, о чем и поспешил сообщить своему друг Ицхаку Бен-Цви и знаменитому археологу Биньямину Майзлеру (Мазару).

К этому времени уже началось новое арабское восстание, и в один из дней в дом к Александру пришёл бедуин Рашид, сообщил, что его хотят убить и предложил переехать из долины. Но Зайд ответил, что является стражем долины и никуда уезжать не собирается.

Дважды он выживал после нападений арабов, но 11 июля 1938 года он вышел из дома безоружным, чтобы принять участие в собрании членов распложенного неподалеку от его дома кибуца Алоним.

На тропинке, ведущей к кибуцу, его уже поджидал Касем Аль-Табаш из бедуинского клана Арб Эль-Хильф, и хладнокровно выстрелил ему в голову.

Через несколько недель после похорон сыновья Александра решили отомстить за отца, бросив ночью гранату в один из шатров клана Эль-Хильф. В кромешной темноте они подобрались к намеченному шатру, и услышали, как в нем муж и жена разговаривают о больном сыне, о том, что его следует показать врачу. Посмотрев при свете звезд друг на друга, братья, не говоря ни слова, повернули назад – они знали, что отец никогда не одобрил бы убийства невинных людей.

Касем аль-Табаш был убит бойцами ПАЛЬМАХа в 1940 году, уплатив по счету за многие свои злодеяния против евреев.

Ципора Зайд жила на Шейх-Абреке до самой своей смерти в 1968 году, и рядом с ней жили все ее дети со своими семьями. Внуки Ципоры говорят, что она была одновременно необычайно сильной, властной и в то же время мудрой женщиной, так что они все как один бабушку просто боготворили. И, кстати, как и Александр, Ципора обычно передвигалась верхом на лошади. Когда мандатные власти предложили ей компенсацию за убийство мужа, Ципора сначала наотрез отказалась принять эти деньги, но затем, поддавшись на уговоры Ицхака Бен-Цви, все же их взяла. Но только для того, чтобы все, до последней лиры, отдать на проведение археологических исследований. «За кровь мужа мне деньги не нужны!» – пояснила она.

Трое сыновей Зайда пошли по стопам отца – все занимались сельским хозяйством и, одновременно, участвовали в защите еврейских поселений. Но особым уважением у арабов пользовался Гиора Зайд, которого они называли Абу-Зейдом. Дело доходило до того, что бедуины приходили к Гиоре, чтобы он рассудил их внутренние споры.

В 1939-40 гг. Ципора вместе с сыном Йохананаом (братом-близнецом Гиоры) создала киббуц Гиват-Зайд, который просуществовал до 1955 года, приняв в свои ряды немало репатриантов из Турции и Аргентины. Впоследствии жители Гивант-Зайда перебрались в Негев, а на его месте сейчас расположен поселок Кфар-Тиква.

Но члены семьи Зайд остались верны Изреэльской долине, основав неподалеку от Кирьят-Тивона небольшой поселок Бейт-Зайд. Сейчас в нем живет 15 семей, выращивающих коз и овец – все до единого Зайды! Жители местных арабских деревень стараются с ними не связываться, хотя однажды, в 1998 году, у внука легендарного «стража долины» Александра Зайда все же угнали десятки коз. Александр тогда поехал лично разбираться с соседями. Что он им тогда сказал, неизвестно, но с тех пор в Бейт-Зайде не было ни одного угона.

В 2007 году для защиты жизни и имущества фермеров и Галилеи Йоэль Зильберман создал организацию «а-Шомер а-Хадаш» («Новый страж»), которая должна была продолжить дело Александра Зайда. Сегодня под охраной этой организации находится 775 428 дунамов земли, в ее работе принимает участие на постоянной основе 1610 добровольцев, и еще 50 000 человек приходят им на помощь по возможности. Так, как когда-то Зайд, добровольцы «Нового стража» передвигаются на лошадях, и именно его силуэт на лошади стал их гербом.

И это уже точно лучше любого памятника, высеченного в камне.

ЭЛЕКТРОМОБИЛЬ ПО-ЕВРЕЙСКИ

Израильская компания Chakratec разработала принципиально новую технологию зарядки электромобиля, которая позволяет «заправлять» его электричеством за 10 минут.

Таким образом, Chakratec решил главную проблему, мешавшую широкому внедрению электромобилей в повседневную жизнь – до сих пор самые инновационные станции заряжали машину не менее 40 минут. Привыкшие к пятиминутной заправке бензином водители считали, что это слишком долго.

Десятиминутная зарядка выглядела поначалу утопией, Chakratec все-таки сумел это сделать, и гендиректор компании Илан Бен-Давид утверждает, что разработка предназначена для любого электромобиля нынешнего поколения.

Систему, разработанную израильтянами, можно встроить в уже существующие станции. По словам Бена-Давида, она может работать до 20 лет и будет в несколько раз дешевле в эксплуатации по сравнению с нынешними конденсаторами, которые «довольно быстро выходят из строя». Также заправки позволяют владельцам электромобилей установить определенное время зарядки через мобильное приложение.

Впрочем, как выяснилось, автомобильный рынок отнюдь не готов к немедленному переходу на электричество и широкое внедрение изобретения Chakratec, по оценкам экспертов, начнется лишь в 2023 году.

НЕПЛОХО ОЧЕНЬ ИМЕТЬ ТРИ ЖЕНЫ…

Межминистерская комиссия по проблемам полигамии опубликовала на днях свои рекомендации по борьбе с этим явлением в Израиле. Как и ожидалось, эти рекомендации вызвали резкую критику со стороны представителей арабского сектора. Причем с совершенно неожиданной стороны…

В отчете отмечается, что полигамия приняла среди мусульман Израиля поистине массовый характер, но наибольшее распространение она, как и прежде, имеет среди бедуинов Негева.

Всего в этом районе страны только официально зарегистрировано 6200 полигамных браков, то есть 18.5% от общего количества браков в среде бедуинов вообще. В 76% таких браков мужчины женаты на двух женщинах, а 24% приходится на случаи, когда речь идет о трех и более женах.

Рекомендации комиссии включают увеличение количества инспекторов от «Битуах Леуми», отслеживающих полигамные браки; привлечение к уголовной ответственности мужчин, вступающих в такие брачные союзы; проведение принудительных разводов с разделом имущества между мужем и первой женой, а также выплатой полагающихся по закону алиментов и т.д.

Однако возмущение депутата Аиды Тумы-Сулейман («Объединенный арабский список»), а также активисток арабских феминистских организаций вызвала рекомендация комиссии, согласно которой шариатским судам в исключительных случаях будет разрешено оформлять брак мужчины со второй женой. Например, когда первая жена бездетна, тяжело больна или речь идет о вдове брата мужчины, оставшейся бездетной – как этого требует мусульманская (да и, кстати, еврейская) традиция.

«Мы надеялись, что комиссия предложит действенную программу борьбы с полигамией, но вместо этого она, по сути дела, разрешила ее, – заявила Тума-Сулейман. – Понятно, что судьи шариатских судов всегда найдут лазейку для того, чтобы объявить тот или иной случай «особым». В результате, если сегодня полигамия распространена, в основном, на Юге страны, то теперь эта эпидемия перекинется и на Север».

По словам депутата от «Объединенного арабского списка» (а, думается, она знает, что говорит), представленные в отчете комиссии данные – лишь вершина айсберга. На самом деле полигамных браков среди израильских арабов и бедуинов гораздо больше. Просто большинство из них остается неизвестным государству, так как проводится мусульманскими священнослужителями по тому самому принципу, который провозглашает герой фильма «Аршин мал алан»: «Один мулла, два кусочка сахара – и делу конец!».

В то же время Тума-Сулейман убеждена, что отслеживать такие тайные полигамные браки достаточно просто – в арабской среде не принято, чтобы незамужняя женщина рожала детей, а значит, почти каждая арабская роженица, заявляющая в больнице, что у нее нет мужа, вероятнее всего, является второй или третьей женой. Ну, а отследив такой брак, на многоженца следует обрушиться со всей строгостью закона.

Однако председатель межминистерской комиссии адвокат Эми Пальмор отвергает эти обвинения.

– На самом деле мы, разумеется, не собираемся дать «зеленый свет» полигамии, – говорит адвокат Пальмор. – Но следует заметить, что утверждения, будто полигамия запрещена в Израиле законом, ошибочно. На самом деле закон, хотя это и не афишируется, позволяет мужчинам (как арабам, так евреям) в «особых случаях» брать вторую жену. Мы просто хотим добиться, чтобы этот закон начал, наконец, реально действовать, то есть, чтобы особые случаи и в самом деле были особыми. Во всех остальных от мужчины потребуют развестись с женой, отдав ей часть имущества, включая недвижимость, и начать платить алименты.

По нашим оценкам, большинство мужчин арабского сектора на такой раздел не готовы, а потому количество полигамных браков в той же бедуинской среде в итоге сократится до 5-10%. Одновременно мы усилим контроль за такими браками.

Сегодня в «Битуах Леуми» есть несколько десятков следователей, призванных отслеживать фиктивные браки среди репатриантов и браки де-факто матерей-одиночек, но при этом отслеживанием полигамных браков среди бедуинов Негева занимается только 1 следователь. И это – на 250 000 человек населения! Понятно, что это просто смешно, и без увеличения штата таких следователей проблему решить нельзя.

По словам г-жи Пальмор, в ходе работы комиссии она встречалась с сотнями арабских женщин, состоящих в полигамном браке. Были среди них те, кто утверждал, что на самом деле они де-факто давно находятся в разводе с мужем, который захотел взять более молодую жену, а она с детьми не получает от него никакой помощи, голодает и, как следствие, дети в 12-13 лет бросают учебу и идут работать. Но немало было и тех, кто говорил, что их вполне устраивает нынешнее положение, и призывали ее не вмешиваться и ничего не менять. Причем среди последних были и вполне современные, работающие женщины; нередко и с высшим образованием.

В результате к Эми Пальмор пришло понимание, что одним махом с вековым укладом жизни не покончишь, и решать данную проблему надо поэтапно.

В чем сошлись и арабские феминистки, и члены комиссии, так это в том, что одним из способов борьбы с полигамией является большее вовлечение арабских женщин на рынок труда. И это понятно: чем более финансово независимыми от мужей они будут себя чувствовать, тем больше будут сопротивляться намерениям мужа взять еще одну жену и тем настойчивее требовать развода. А значит, нужно разработать специальную программу по созданию новых рабочих мест для жительниц арабского сектора.

Впрочем, со справедливостью последнего тезиса при желании можно и поспорить. Возможно, наоборот: чем больше жен будут работать на мужа, тем больше будет его доход, и это только стимулирует полигамию.

Нашлись, разумеется, на арабской улице и деятели, которые заявили, что подлинной целью борьбы с полигамией является желание евреев уменьшить рождаемость в арабской среде и, соответственно, необходимость выделения арабам и бедуинам земельных участков под строительство нового жилья. И все же на этот раз в арабском секторе куда громче слышны голоса тех, кто утверждает, что проблему надо решать – независимо от того, есть у нее политический подтекст или нет.

Это, безусловно, внушает надежду на то, что в недрах арабской общины Израиля что-то и в самом деле начинает меняться…

ОСТОРОЖНО: ЛЕТО!

В последние годы во многих городах страны начали действовать ночные «родительские патрули» с целью предотвратить несчастные случаи и насилие в среде подростков. Однако, по словам добровольцев, входящих в такие патрули, им все чаще и чаще приходится сталкиваться с юношами и девушками, а порой еще и вовсе детьми, находящимися в состоянии сильного алкогольного опьянения.

«Не так давно не успели мы выйти на дежурство, – рассказывает Виталий К., – как к нам поступила информация, что для одной из вечеринок, которую устраивают 17-летние подростки, было закуплено большое количество алкоголя. Причем, они думали, что они самые умные: чтобы их не поймали за руку, они закупили несколько бутылок водки разных сортов, смешали их и разлили по бутылкам из-под минеральной воды.

В общем, когда мы прибыли на место, почти все участники вечеринки были уже пьяны. Нескольким из них стало плохо. У одного началась рвота, другой сидел, прислонившись к стене с закатившимися глазами, бледный, словно мертвец. Некоторые с трудом стояли на ногах. Двое-трое были явно агрессивно настроены, и в воздухе пахло дракой, а то, что подобные драки нередко заканчиваются трагедией, увы, известно.

Мы вызвали «скорую помощь» для тех, кому плохо, а потом поняли, что наших сил для того, чтобы прекратить эту вечеринку недостаточно, вызвали еще пятерых родителей и попросили помочь развезти ребят по домам – в первую очередь, разумеется, тех, кто был «никакой». Машин все равно на всех не хватило, так что некоторые пошли домой сами, держась за товарищей.

Наутро мне довелось переговорить с отцом одного из подростков, которые были на этой вечеринке. Тот заявил, что ему было известно о намерении сына выпить, и он не видит в этом ничего страшного – он сам в своем Кишиневе в 17 лет любил «раздавить» бутылку. Таким образом, проблема нередко начинается в доме, в котором в выпивке раз в неделю не видят ничего страшного».

Чтобы понять всю серьезность проблемы, достаточно заглянуть в отчеты полиции: совсем недавно, в конце июня в больницу было доставлен подросток без сознания и с тяжелым затруднением дыхания на почве сильного алкогольного опьянения, и нечто подобное происходит почти каждую неделю. По данным организации «Терем», в настоящее время алкоголь регулярно в конце недели употребляют 40-50% подростков – в основном, во время ночных посиделок в парках, походов в кино или даже в бары и пабы, где, вопреки закону, закрывают глаза на их возраст. Причем если раньше подавляющее большинство подростков начинали употреблять алкоголь в 10-11 классах, то теперь – в 8-9-м. Причем доминирующим напитком в среде подростков стала водка, чего еще 5-6 лет назад не было.

В полиции, в Национальном управлении по борьбе с алкоголизмом и наркоманией и в организациях, работающих с подростками, прекрасно известно, что летом эта проблема усиливается. Если в течение года школьники пьют обычно только по выходным, то в период летних каникул многие из них переходят на ночной образ жизни и начинают распивать спиртное ежедневно. А это, в свою очередь, приводит к резкому всплеску насилия в молодежных компаниях.

– Проблема заключается в том, что многие подростки понятия не имеют, какими могут быть последствия употребления спиртного; они в этом смысле совершенно безграмотны, – считает бывшая начальница отдела разъяснительной работы Управления по борьбе с алкоголизмом и наркоманией Орит Штернберг. – В их среде ходит много мифов об алкоголе. Например, миф о том, что если смешать водку с соком или каким-либо «энергетическим» напитком, то опьянение будет легким и без всяких последствий. Они не знают, что их организм и в силу возраста, и по причине небольшого веса не может принимать ту же дозу спиртного, что и организм взрослого человека. В последние годы для разъяснения вреда алкоголя в подростковой среде велось немало работы, но речь идет об относительно новом для Израиля явлении, и мы еще по большому счету только учимся, как работать с несовершеннолетними. А проблема тем временем становится все острее и острее.

В сложившейся ситуации, по мнению Орит Штернберг, резко увеличивается роль родителей. Они обязаны спрашивать своих детей, куда те отправляются вечером; с кем собираются провести время и напрямую задать вопрос о том, будут там пить или нет. Это необходимо хотя бы для того, чтобы знать, куда надо подъехать, если вдруг им понадобится помощь. Необходимо предупредить подростков, чем чревато употребление алкоголя, рассказать им о случаях отравления спиртным, которые заканчивались смертельным исходом. Девушек следует предупредить, что в таком состоянии они легко могут стать жертвами домогательств и насилия, так как в состоянии опьянения девушке куда труднее сказать «нет» на приставания, и она практически не в состоянии сопротивляться.

БЕЗ КОМЕНТАРИЕВ

ОСТАВИТЬ ОТВЕТ