ИЗРАИЛЬ за 4 ...

ИЗРАИЛЬ за 4 ДНЯ

319
0
ПОДЕЛИТЬСЯ

(Окончание. Начало в 430)

Израильская «железка»

Железные дороги на земле Израилевой появились задолго до создания Государства Израиль. Начало железным дорогам на территории Израиля положили британские и турецкие власти еще в периоды их мандатов на управление этой территорией. Были проложены ветки из Яффо в Хайфу и Иерусалим. Первая постоянная линия Яффо – Иерусалим была открыта в 1892 г. В первой трети 20-го века было открыто регулярное железнодорожное сообщение с Египтом, Ливаном и Сирией. Действовал знаменитый Средиземноморский экспресс Каир – Бейрут. Международное железнодорожное сообщение прервалось во время Войны за независимость в 1948 г. и с тех пор не возобновлялось. Судя по всему, и не возобновится в ближайшие годы. Но, тем не менее, в 1950 г. после окончания этой войны состоялось торжественное открытие регулярного пассажирского сообщения между Хайфой, Тель-Авивом, и Иерусалимом. Путь тогда занимал 4 часа. Это были те самые поезда, которые описывал мне Эдик Берман. В отличие от шоссейных, железные дороги Израиля имеют левостороннее движение.

Новое рождение израильских железных дорог началось в конце 20-го века. В 1995 г. была открыта линия до Реховота, начали приобретаться новые локомотивы и вагоны. Современное создание железных дорог началось в 2003 г., когда была создана самостоятельная государственная компания «Израильские железные дороги». Интересно, что в это время пост министра транспорта занимал Авигдор Либерман. Железнодорожная сеть имеет сегодня протяженность примерно 750 км, на ней действует 54 пассажирские станции. Действующие линии пролегают через густонаселенные прибрежные, северные, центральные и некоторые южные районы страны. На линиях используются как одноэтажные, так и двухэтажные вагоны, приводимые в движение дизельными локомотивами. Центром железнодорожной системы Израиля несомненно является Тель-Авив, с четырёх железнодорожных станций которого можно добраться в любом направлении. По пассажирским маршрутам Израиля проходит около 410 поездов в день, с примерно 2 млн. пассажиров в месяц. В последние 10 лет пассажирские и грузовые перевозки возросли в 6 раз, за последний год перевозки выросли на 7 %. Самыми загруженными направлениями являются Хайфа – Тель-Авив (по 89 поездов в будний день) и Ашкелон – Тель-Авив (по 53 поезда). В настоящее время начато строительство скоростной линии до Иерусалима. Это государственный проект, намеченный к завершению в 2017 г., который включает линию протяжённостью 38 километров, проходящую через аэропорт им. Бен-Гуриона и заканчивающуюся в центре Иерусалима, на глубине 80 метров под землёй. Второй важный проект – продление железнодорожной линии до Эйлата. На текущий момент недостроенным является участок 200 км. При стоимости примерно $1 млн. за километр пути. Разрабатываются планы электрификации железных дорог Израиля.

Это сухая статистика. А вот как это выглядело наяву. Пройдя через электронный турникет, по подобию тех, что в метро, мы вышли на перрон. На табло было указано, на какой путь и в какое время должен придти поезд, который нам нужен. Состав из двухэтажных вагонов красно-голубой раскраски лихо подкатил на перрон станции Акко строго по расписанию.

Поезд шел из Нагарии – самой северной точки Израильской железной дороги в Тель-Авив. Мы поднялись на 2-ой этаж. Вагон состоит из блоков: два двухместных мягких сиденья лицом друг к другу и столик между ними. Необычайная чистота. Но, на всякий случай под каждым столиком – фирменный пластиковый мешок для мусора. Это в Израиле, никогда не блиставшем чистотой! На потолке – электрические розетки и гнезда для подключения кабеля интернета для пользования компьютерами и I-PODами.

Уже привычное нам электронное табло с указанием очередной остановки. Голосом же объявляют не только следующую остановку, но и необходимость воспользоваться ею, если вам нужно пересесть на пригородный поезд, чтобы выйти на остановке, на которой наш поезд не останавливается, ведь он экспрессный, междугородный. А пригородный – попроще, одного уровня-этажа, зато останавливается везде.

Особый комфорт – туалеты. На специальном табло можно видеть, свободен туалет или занят. Это очень важно, особенно для тех, кто сидит на втором уровне, так как туалеты расположены на первом. Сам туалет – образец санитарии и гигиены. Разумеется, с горячей и холодной водой, разумеется, с туалетной бумагой. Все остановки, даже самые мелкие выглядят безукоризненно: с разными перронами для разных поездов и обязательными электронными указателями. Особенно удивляют двери между вагонами: они всегда герметически закрыты и открываются с помощью специальных кнопок. Это очень важно для страны, где в вагонах действуют кондиционеры: дверь не может оказаться открытой длительное время. Подобное мы, кстати, недавно видели в поезде, в котором в течение нескольких дней пересекали всю Австралию: от Сиднея до Перта. Разумеется, во всем поезде курение строжайше запрещено! Зато в каждом вагоне можно видеть сложный электрошкаф, в котором сосредоточено управление всеми системами и «погодой» вагона.

Думается, что, когда начнут ходить поезда из Хайфы или Иерусалима до Эйлата, то появятся еще вагоны с буфетами или ресторанами, а то и спальные вагоны. А вдруг когда-нибудь возродится Средиземноморский экспресс?!

Поезд очень быстро домчался до Хайфы. Хайфа в свете дня, да еще и солнечного была прекрасна! Поезд двигался по самой нижней ее части, иногда очень близко к кромке воды, но подкова хайфской бухты блистала с одной стороны, а с другой – террасами поднимались дома вперемежку с лесами!

После Хайфы поезд начал останавливаться чаще. Большую часть пассажиров составляла молодежь. В Израиле очень многие не работают по пятницам, да и солдаты иногда едут домой с самого утра. Соответственно, по пятницам поезда идут с большей частотой, чем в другие дни, а по субботам вообще не идут. Это обстоятельство несколько раз довольно зло сыграло надо мной во время моей жизни в Израиле, когда в Иерусалиме выпадал снег. Я очень хотел увидеть это, как говорят, красивейшее зрелище, но опасался ехать туда в снежную погоду на автомобиле. В будние дни я вообще не мог туда поехать, а по субботам не ходили поезда. Так я никогда и не увидел снег в Иерусалиме!

Снова замелькали просторы полей, виноградников, садов и цитрусовых насаждений. Сегодня все это выглядело еще более объемно и мирно, чем во вчерашних сумерках. И снова у меня появился вопрос, почему в мире находятся недоумки, которые желают все это уничтожить, даже ценой «сам не гам и другому не дам»? Увы, ответа не было, ни у меня, ни у Тани, которая уже задумалась.

Поезд прибыл на тель-авивский вокзал точно по расписанию. Это была самая крупная из четырех тель-авивских железнодорожных станций. 8 посадочных платформ, красивый переходный мост, с двух сторон переходящий в привокзальные службы, где находятся автоматические турникеты, продаются билеты, можно перекусить и т.д.

Мы тут же купили Тане билет на Иерусалим и она буквально через несколько минут туда и отбыла. А мне, чтобы попасть в Бат-Ям нужно было переехать на другую тель-авивскую железнодорожную станцию, которая расположена недалеко от Центральной автобусной. Неожиданно пришлось подождать поезда, но я с удовольствием рассматривал людей, спешащих попасть домой как можно раньше, чтобы встретить наступление субботы в кругу семьи. Тут были и очень религиозные, те, которых на иврите называют «Харедим – ультраортодоксы»; религиозные в вязаных ермолках, из тех, кто служит в армии и живет в поселениях на Западном берегу Иордана (их представители сегодня вошли в Кнессет новой-старой партией «Байт Иехуди – Еврейский дом»», возглавляемой сравнительно молодым политиком Нафтали Беннетом); много солдат, едущих домой в двухдневный отпуск; много другого люда, просто желающих как можно быстрее выбраться из этой традиционной пятничной суматохи. Поезда прибывали и отбывали чуть ли не каждую минуту – самое горячее время! Проехав две остановки, я пешком за несколько минут дошел до «Тахана-мерказит». По пути открылся вид на Тель-Авив, совершенно неожиданный, сочетание новой и совершенно новой его частей. Не удержался, сфотографировал.

На Тахана-мерказит, как обычно по пятницам после полудня, все бежало, спешило, шумело. Зазывали таксисты и маршрутные миниавтобусы, торопились закрыться маленькие магазинчики и ларьки, распродавая съестное по-дешевке, все как 30 лет назад, может и 130 лет назад. Но «мне туда не надо» было, по счастью. Я нашел свой автобус на хорошо знакомой мне и упомянутой выше ул. Левинского и благополучно добрался до своего Бат-Яма. Улицы были почти пусты: ни пешеходов, почти ни машин. Была пятница, около трех часов дня. Народ уже сделал все пятничные дела: навел порядок в доме, сделал покупки, приготовился к встрече субботы. Пятничный день – все еще особый в Израиле.

Но в моем случае дело было не только в субботе. На этот последний вечер была назначена трапеза с моими родственниками, которые сегодня постоянно живут в Израиле. Они все репатриировались в Израиль в начале 90-х, уже после того, как я оттуда уехал. Это несколько моих двоюродных и троюродных сестер со своими семьями. Тех, кто мог придти, Галка их пригласила на этот вечер.

Во время моей жизни в Израиле никаких родственников у меня там не было. Друзей, приятелей и знакомых еще по Советскому Союзу – много, а вот родственников – никого. Правда, за годы жизни в Израиле у меня появилось много приятелей и знакомых, и не только выходцев из б. СССР. Еще интереснее, на мой взгляд, что из числа тех, кто сегодня постоянно живет в Израиле, у меня появились знакомые и приятели уже после моего отъезда. Это ранее упомянутые мной Дина Рубина, Фредди Зорин, многие хорошие и очень хорошие гиды по Израилю, сотрудники русскоязычного вещания «РЭКА» – государственного радио «Кол Исраэль», бывшие члены Кнессета (Среди них, к великому сожалению, ушедшие из жизни Марина Солодкина и Юрий Штерн) и другие. Понятно, что знакомство с большинством из них было связанно с моими радио и туристическими занятиями в Америке. Я очень дорожу и горжусь знакомством с этими людьми, да и со всеми, кого судьба свела меня в Израиле.

До прихода родственников еще оставалось время и я связался с кое-кем из тех, кого не смог увидеть за 4 прошедших дня. Я позвонил давнему своему приятелю Ицику Исраэли. Доктор Исраэли – мой коллега по основной специальности. Он был зав отделом по подготовке младших инженеров по электротехническим специальностям израильского министерства труда. Это он пригласил меня в свое время составлять вопросы и задачи для выпускного экзамена по моей специальности для всех колледжей страны. Вместе с ним мы составляли комиссию по защите дипломных проектов для тех же студентов и ездили вместе по разным городам Израиля. Он бывал моим гостем в Балтиморе, когда находился на стажировке в Вашингтоне, был нашим желанным гостем на бармицве сына в Иерусалиме. Так получилось, что я давно не видел и не слышал его. Он работает, в принципе, по-прежнему. Все у него хорошо, но… вот дочери никак не найдут себе пару по жизни. Так что все, кто ищет для своих детей и внуков достойную невесту, знайте, – есть такие в Израиле!

Позвонил я и Саше Дову (Медведенко). Многие знают его как известного в России, Украине, да и в США барда. Кроме того, Саша – прекрасный радиоведущий, много лет работающий на радио «РЭКА». А недавно его назначили руководителем «РЭКА». Мы частенько встречаемся с Сашей и у нас в Балтиморе, и в Израиле. Саши, к сожалению, не было в дни моего пребывания в Израиле. Он приехал из отпуска, аккурат, в пятницу. Так что, мы смогли с ним «общнуться» только по телефону. Я с удовольствием поздравил его с новым назначением.

Наступило время прихода гостей. К сожалению, пришли не все. Пришли самая старшая двоюродная сестра Зина, ее дочь Юля с мужем Толей. Вторая двоюродная сестра и ее дочь не смогли придти. Пришла еще троюродная сестра, тоже Галя. Они все мои родственники со стороны отца. Зину я не видел 7 лет. Годы ее не старят. Такая же красивая и энергичная. Как обычно, ни на что не жалуется. Живет в Лоде, рядом – арабский квартал, но на соседей она тоже не жалуется, хотя говорит, что иногда они шумят. Юля успешно работает преподавателем математики и компьютеров. Ее муж Толя, не еврей, тоже хорошо вписался в израильскую жизнь, как и его сын от первого брата и дочь Юли. Совершенно неожиданно он подарил мне диск своих песен. Хорошие оказались песни.

Между прочим, обе Гали также хорошо преуспели в израильской жизни, хотя и приехали туда в довольно немолодом возрасте. Галка – инженер-электрик в советской жизни, устроилась на работу в авиакомпанию Эл-Ал, успешно там проработала более 10 лет, вышла на приличную пенсию и имеет право на бесплатные полеты «своей» компанией даже сегодня. Вторая Галя – детский терапевт, работает в школе для, скажем, неполноценных детей, которые в ее руках становятся вполне полноценными. С ее методикой приходят знакомиться из многих других мест. А среди детей моих родственников – моих ровесников вообще абсолютно все хорошо работают и отлично вписались в израильскую действительность.

Правда, один из моих двоюродных племянников покинул Израиль. Но не от плохой жизни, а совсем наоборот. Выпускник Белорусского политехнического института по специальности «Электрические сети и системы» Вова, сын Галки успел поработать несколько лет по специальности в Минске и более 20 лет назад репатриировался в Израиль. Он оказался настолько способным, что его почти сразу приняли в израильскую Электрическую компанию – самую высокооплачиваемую и одну из самых престижных компаний Израиля. Там он довольно быстро освоился и продвинулся, а проработав лет 10, почувствовал, что рамки этой компании стали ему тесны (!). И тогда он послал документы в Торонто, в тамошнюю Электрическую компанию. И его проняли! А за последние годы он и там продвинулся. Если к этому добавить, что израильская Электрическая компания, с сожалением его отпустившая, выплатила при этом бонусы за проработанные годы, то, думаю, что со мной многие согласятся: побольше бы нам таких детей! И пусть они работают и живут в самых лучших для них точках мира!

В этой связи я, простите за нескромность, вспомнил и свою судьбу. Через более чем 10 лет жизни в Израиле, я почувствовал, что в своей профессиональной карьере, построив порядка 40 объектов промышленной автоматизации и обучив своей профессии несколько сот молодых израильтян, достиг максимума. Театральной и журналистской деятельностью я по разным причинам вообще там не занимался. И тогда я принял предложение переехать на работу в США. Мои израильские работодатели, к счастью, тоже меня поняли и даже тоже выплатили мне бонусы. Благословенный Израиль! Он и сегодня, по прошествии более 20 лет, является моей страной! Я счастлив, что маленькой толикой своей жизни здесь продолжаю служить Израилю, будучи порядка 20 лет корреспондентом главной русскоязычной радиостанции страны «РЭКА». Интересно, что многие из моих бывших израильских русскоязычных коллег в течение долгого времени не сообразили, что человек, который годы работал с ними бок о бок и тот, которого они слышат по радио в репортажах из Балтимора, – одна и та же личность.

Но вернемся к успехам моих израильских родственников. Во втором поколении, прибывшем в Израиль в молодом или очень молодом возрасте, все они хорошо преуспели, иногда приобретя специальность в своей новой стране. Про следующее поколение уже и говорить не приходится. И в школе хороши, и в армии, и на работе!

«Мы выбираем, нас выбирают»

Здесь я бы хотел чуть затронуть вопрос о наших судьбах, судьбах тех, кто покинул в свое время страну, в которой родился. Оставим конкретные мотивы каждого, кто решился на такой шаг. Отметим, что каждый выбирал «свою» страну. И когда это было трудно сделать, и тогда, когда легко. По крупному, это несколько стран: Израиль, США, Канада, Германия, Австралия. Независимо, по каким мотивам каждый уехал, страну он выбирал в надежде на хорошую, прежде всего, материальную жизнь, хорошую работу по специальности, хорошую судьбу для своих детей. Порядок приоритетов может быть и другой. Помню, когда я собрался покидать Советский Союз, я поговорил на эту тему со своим любимым учителем, профессором. Л. Б. Гейлером. Он был большим ученым мирового уровня, в чем мне довелось несколько раз убедиться уже после отъезда. Но он был и мудрым человеком. И в ходе той беседы он мне сказал: «Вы едете в другую страну, Вам будет трудно, очень трудно. Но детям Вашим будет хорошо. И ради этого надо ехать». Прав был мой профессор, прав на все 100%!

Сегодня, когда большинство уехавших живет в «своих» новых странах по 20 лет и более, можно говорить о некоторых итогах. Сложно говорить о материальном положении всех уехавших. Можно только уверенно сказать, что никто из «наших» не бедствует. Но вот о профессиональных достижениях и моральном удовлетворении можно поговорить. Мне не известны результаты подробных научных исследований на ту тему. Но я привык делать быстрые, однако, на мой взгляд, достаточно достоверные свои собственные статистики. Я беру 10 известных мне людей в любой категории статистик и определяю, как то, что я исследую, распределяется между ними. В данном случае я ограничусь своими знакомыми и бывшими соотечественниками, которые покинули ту страну в возрасте более 35 лет, т.е. уже поработав там по специальности, но далеком до пенсии в новой стране.

Так вот, по моим статистикам на первом месте находится Израиль. Там наибольший процент приеxaвших нашел работу по специальности или успешно переквалифицировался. Эти байки об огромном количестве профессоров, подметающих израильские улицы, на уровне баек и остались. Конечно, израильтяне, коренные или приехавшие в страну раньше и успевшие захватить «места», не желали их добровольно уступать новым пришельцам пусть более опытным и квалифицированным. Но, кто был того достоин, добился и пробился. Да, было трудно, но очень возможно. Мне, к примеру, опять пусть читатель простит меня, для завоевания максимального авторитета понадобилось порядка 8 лет. Но зато потом авторитет успешно работал на меня. Да, были те, кто не был способен на это, или не хотел столько ждать. Они покинули страну, но, увы, не всегда удачно. Именно они сегодня «успешно» ругают Израиль, оправдывая свой отъезд оттуда. Хотя это уже давно не нужно ни там, ни здесь. Некоторые уезжали из-за детей, особенно из-за боязни предстоявшей им службы в Армии обороны Израиля. Согласно моей же статистике, в большинстве случаев дети не были им благодарны за подобный родительский порыв.

Вспоминаю одного своего товарища еще по Минску, который вполне неплохо был устроен в Израиле. И его жена тоже. Но увезли своего мальчика от армии в Канаду. Мальчик был очень недоволен. Однако через несколько лет вроде бы успокоился и даже женился на… «выходке» из Индии. «За что ты это мне?!» – кричал вконец расстроенный папа. «А ты мне за что?» – отвечал до сегодняшнего дня не забывший нанесенной ему моральной травмы сын. Сегодня сын – врач, давно развелся с женой и воспитывает часть рожденных вместе с ней детей. Папа и мама – давно пенсионеры, так и не нашедшие достойной их работы в очередной стране их эмиграции.

Выше я писал, что мой товарищ Миша Козиол был в свое время единственным, добившимся высокого поста в Электрической компании, да в прочем и в Израиле, из тех, кто приехал в страну в алию 70-х. Теперь их много и не только в Электрической компании. Уже никого не удивляет говорящий по-русски член Кнессета, министр, посол, мэр и даже Председатель Кнессета. Справедливости ради, таких русскоговорящих было много в момент образования Государства Израиль. Но это совсем другая история. Русскоговорящих много в израильских вузах, больницах, оркестрах, предприятиях хайтека и оборонной промышленности (в алию 70-х их туда почти не брали), практически везде. А в сферах семейных врачей, преподавателей музыки они просто образовали новые рынки труда. Даже театр они создали. Театр «Гешер», созданный только «русскими» и на русском языке, сегодня – один из лучших театров страны, известный во всем мире, играющий в основном на иврите.

На втором месте моей статистики – США. Здесь тоже большой процент успешно устроившихся на работу. Правда, в меньшем, чем в Израиле процентном количестве и качестве. Не всегда это было по специальности, хотя и за достойное материальное вознаграждение. Но многие ушли в совсем несвойственные им занятия, проработали так до пенсионного времени, а затем ушли. Нет, не на пенсию, а на социальное пособие. Да, на этом пособии они имеют много социальных льгот и услуг, иногда даже больше тех, кто ушел на заслуженную пенсию (в совокупном материальном выражении), однако моральное их самочувствие не самое лучшее. Отметим еще, что те занятия, которые по мнению тех, кто ими занимался, считались недостойными их в Израиле, в США оказались вполне приемлемыми.

Почти нет русскоговорящих на высоких выборных постах, политических и административных, даже в рамках отдельных штатов. Следует отметить, что американцы-старожилы относятся, мягко говоря, пренебрежительно и неуважительно ко всем «русским», выбивающимся и пробивающихся «в люди» и, на мой, не безосновательный взгляд, делают все, чтобы они туда не пробились. Особенно в этом усердствуют, как ни странно, американские евреи, которые очень плохо воспринимают стремление стать рядом с ними тех, которым они раньше дарили поношенные носки и старую мебель. Справедливости ради, представители других эмигрантских общин, таких, как китайская, индийская, латиноамериканская более успешно пробиваются на выборные посты. Может быть, в силу их большей сплоченности и большего единения.

На третьем месте морального удовлетворения своими занятиями я ставлю Канаду. Но, согласно моей статистике, там число нашедших достойную их первоначальному мнению работу меньше, чем не добившихся этого. А число поругивающих Израиль больше, чем в США. И тоже представители других эмигрантских общин там более успешны почти во всех сферах.

Далее следует Германия. Там число нашедших занятие по их квалификации, желанию и вкусу довольно мизерное. Но количество выплат по «социалке» таково, что делает их удовлетворенными, даже, если они вообще там не работают. О влиянии и авторитете среди их детей говорить сейчас не будем. Это, конечно, при том, что переехавших в Германию не мучают судьбы их близких, погибших во время 2-ой мировой войны.

На последнем месте я ставлю Австралию. Недавно побывав там, я, на свое удивление, обнаружил, что подавляющее число искавших в свое время рай именно там, увы, не нашли его. Но остались жить там, несмотря на мизерные возможности получения дополнительных пособий. Возможно, покинуть эту страну после многих лет проживания там весьма не просто. Из всех своих австралийских знакомых только одна, почти моя ровесница, уехавшая в Австралию еще в 70-х годах, учительница музыки по профессии стала учительницей и там. Достойно проработав много лет, попутно занимаясь различной музыкально-просветительской деятельностью, она вышла на вполне достойную пенсию. Еще мне рассказывали про какого-то человека, который после многих лет работы таксистом в Сиднее был все-таки принят солистом в тамошнюю оперу. Но это несколько иной случай. К тому же опера эта в мире котируется значительно ниже, чем здание, в котором она размещается.

Конечно, может найтись большое количество оппонентов, несогласных и даже обиженных. Но я не думаю, что, если кто-то проведет более тщательные исследования или найдет уже готовые, то получит результаты и выводы значительно отличающиеся от моих.

Улёт

В результате, последний мой вечер в Израиле прошел в вполне семейной дружеской обстановке. Самолет мой улетал рано утром, поэтому еще с вечера я заказал такси. При заказе у меня взяли все данные, сказали, сколько будет стоить поездка и даже тут же перезвонили, чтобы убедиться, что телефон мой был записан правильно и что заказ – не фиктивный. В эту ночь мне даже удалось поспать пару часиков. Буквально за несколько минут до назначенного времени раздался звонок, сообщивший, что такси уже ждет меня у подъезда дома.

Разговаривать с таксистами, особенно в Израиле, – это самое милое дело. Они всегда разговорчивы, всегда в курсе дела и всегда имеют свое собственное мнение почти по любому вопросу. Вот и с «моим» таксистом мгновенно завязался разговор. Поговорили «за жизнь» в Израиле. Он высказал свое мнение об Обаме и о предстоящем его визите в Израиль, о котором было объявлено за несколько дней до этого. Согласился с моим мнением, что Обама был и есть хорошим президентом США для Израиля, поскольку оказался единственным из американских президентов, с мнением которого израильский премьер-министр (Натаниягу) мог почти не считаться. К моему сожалению, доехали быстро. Сумма, которую он с меня попросил за поездку, была даже меньше ранее объявленной, но я уже приготовил деньги заранее. Это были все шекели, которые у меня остались.

Быстро прошел регистрацию, проверку и сдачу багажа. Но на паспортном контроле произошла неожиданная заминка. Я подал инспектору свой израильский паспорт. Она долго его рассматривала, а потом попросила паспорт американский. Тоже долго его рассматривала, затем попросила еще водительское удостоверение. Хорошо, что оно было со мной. Я недоумевал, но ничего не спрашивал. Потом сообразил: как израильский гражданин я должен иметь въездную визу в США, которой у меня, естественно не было. Инспектор должна была убедиться, что я еще и американский гражданин и постоянно живу в США. Наконец, все проверки закончились и меня «выпустили» из Израиля, гулять по магазинам Duty Free, a затем в зал ожидания.

Когда-то Duty Free в аэропорту им. Бен-Гуриона считались самыми лучшими. Там было всегда много качественных товаров за сравнительно низкие цены. Но сегодня это уже не так. Цены – такие, как в любом другом аэропорте мира: неоправданно высокие, более высокие, чем даже в хороших городских магазинах. Буквально за несколько месяцев мне пришлось побывать в магазинах Duty Free Сан-Франциско, Окленда (Новая Зеландия), Сиднея, Нью-Йорка, Стамбула, Дубаи, Израиля. Везде цены весьма высокие, примерно одинаковые, почти один и тот же набор товаров. За исключением местных сувенирных изделий, которые продаются по ценам более высоким, чем в обычных магазинах тех же городов. В Стамбуле даже используют дополнительный трюк, чтобы ввести в заблуждение потенциального покупателя. Цены на этикетках там выглядят как в турецких лирах: витиевато написанные TL. Учитывая, что турецкая лира по номиналу значительно дешевле американского доллара, цены выглядят весьма симпатичными. И только, когда, выбрав товар, ты идешь в кассу за него расплачиваться, выясняется, что вензель на этикетке означает не TL, а Е, то есть европейское Евро, которое по номиналу выше доллара. Но ты уже выбрал, ты уже расплачиваешься и, в большинстве случаев… берешь (как-то неудобно уже отказываться). Юридически – никаких нарушений, психологически – все тоже очень верно. «А-кицер», как на сленге говорят в Израиле, по возможности ничего не покупайте в Duty Free. Там теперь все рассчитано на дураков, которые думают, что делают «мицию», и на тех, кто вспоминает о необходимых покупках (подарках и сувенирах) в последнюю минуту. И все-таки, по одной покупке я сделал и в израильском, и в турецком аэропортах. В обоих случаях это были диски с песнями. В Израиле я купил за доллары, в Турции тоже за доллары, по цене, которую сначала принял как в турецких лирах, а она оказалась в евро. Правда, за каждый из двух дисков заплатил сравнительно недорого.

Самолет в Стамбул оказался далеко не полным. Снова была приличная еда, несмотря на всего лишь два часа полета, и хорошее обслуживание. Самолет в Стамбуле «причалил» к обычному «рукаву», пассажиров выпустили в общий зал. В Стамбуле пришлось ждать часов 5. Долго не сообщали, к каким воротам идти на посадку. Я даже уже начал волноваться, не будет ли задержки вылета. Но все было вовремя. Вовремя прилетели и в вашингтонский аэропорт Даллес. Там все произошло быстро: и паспортная проверка (уже привычное “Welcome home”), и получение багажа. Мой четырехдневный налет на Израиль закончился. К большому моему сожалению. Но уверен, что он не последний…

P.S. Несколько недель тому назад рано-рано утром позвонила женщина и сказала буквально следующее: «Меня неожиданно пригласили на свадьбу в Израиль. Я знаю, что Вы там жили. Скажите, пожалуйста, что, кроме Стены плача, там можно еще посмотреть?»

БЕЗ КОМЕНТАРИЕВ

ОСТАВИТЬ ОТВЕТ