ИЗ ИСКРЫ ВОЗГ...

ИЗ ИСКРЫ ВОЗГОРИТСЯ ПЛАМЯ?

73
0
ПОДЕЛИТЬСЯ

После того, как в Тунисе и Египте победили две подряд скоротечные «цветные революции», многие политологи заговорили о возможности «эффекта домино» – то есть, распространение мятежей и волнений на большинство арабских государств, если не на все. «Тунис, Египет – далее везде» – подобные заголовки можно увидеть сегодня на страницах многих газет. Насколько же реальна возможность дальнейшего распространения арабской революции?

Гнев египтян на каирской площади Свободы исчез, сменившись ликованием по поводу пусть и запоздавшей, но все же безоговорочной отставки президента Хосни Мубарака. Это ликование, кажется, захватило весь арабский мир. Египетские революционеры собирают похвалы и поздравления, а диктаторы множества стран всерьез задумались – а не они ли следующие? Слишком долго всяческие президенты, короли и аятоллы были уверены в своем непоколебимом положении «наверху», слишком большим оказалось потрясение от того, что в течении, по сути, всего лишь пары месяцев сразу две арабских диктатуры оказались свергнуты. Естественно, что во всех странах, где по сей день правят диктаторы – в арабских, азиатских, даже европейских – лидеры вовсе не собираются так просто, за здорово живешь, расставаться с властью. Так что теперь в ход идет все возможное. Трусливые лавируют, обещая своему народу немножко демократии, чуть-чуть денег, капельку прав и свобод… Наглые, напротив, угрожают подавить в зародыше любые поползновения к протесту, сами мысли о возможной свободе. Самые глупые вообще тратят многие часы экранного времени, в продолжительных телевыступлениях доказывая, что в их странах-де такого быть не может, потому что народ их беззаветно любит, а они о народе беззаветно заботятся – а раз так, то и возмущаться нечего. Понятно, что подобные заклинания ни на кого не действуют – впрочем, как показывает практика, не действуют и мелкие уступки, и даже применение грубой силы.

Тунис и Египет воодушевляют теперь своим примером людей и в других странах Ближнего Востока на демонстрации и марши протеста – они требуют политических изменений, требуют свободы. Чудо, дважды свершившееся за минувшие два месяца – безоружные молодые люди, без лидеров и денег, без организации и политической программы, на голом энтузиазме свергнувшие своих диктаторов – заставляет других таких же молодых людей в разных странах поверить в свои силы. Мир изменился: теперь к их услугам Интернет, распространяющий правдивую информацию в мгновение ока и неподвластный, как показали события в Тунисе и Египте, никакой государственной цензуре. К их услугам – спутниковые антенны, ловящие телеканалы «Аль Джазира» и «Аль Арабия». От них теперь невозможно ничего скрыть. Количество информации переходит в качество: те, кто пользуется Интернетом и смотрит «чужое» ТВ, невольно сравнивают ситуацию в Египте и Тунисе со своей, находят несомненные параллели и понимают – их системы так же пронизаны коррупцией и злоупотреблениями, их бедность и безработица так же официально носят название «стабильность», а их режимы, несмотря на показную силу и несомненную жестокость – так же уязвимы, как режимы Бен Али и Мубарака. И дело тут вовсе не в том, какой диктатор как относится к Америке. Иранский аятолла Хаменеи и йеменский президент Али Абдалла Салех, «черный полковник» Муаммар Каддафи и Абдель Азиз Бутефлика из Алжира – все они боятся собственных народов, потому что слишком долго держали их в нищете и рабстве. Человек не может жить без надежды – и теперь, по сути, миллионы демонстрантов требуют не «хлеба и зрелищ», а надежды на лучшее будущее. То, что обычные, простые люди не желают, как в минувшие десятилетия, бессильно терпеть автократов и их жадных, нахальных приспешников – больше не сказочка, не красивая мечта. Это реальность, существование которой доказали тунисцы и египтяне.

«Понятие общей арабской самоидентификации объективно существует» – анализирует ситацию доктор политологии Моххамед аль Масри из Центра стратегических исследований иорданской столицы Аммана, – «Люди в Йемене и Сирии, в Иордании и Ливии чувствуют: каждый раз, когда демонстранты в Тунисе или Египте добиваются успеха – это и их успех. Это их проблемы – такие же, как в большинстве других арабских стран. Арабы учатся: лучший адрес для решения по-настоящему серьезных политических проблем – это улица, а не бесцельный диалог, не несуществующее в их странах гражданское общество, не бессмысленная торговля с властью, не крохотные демонстрации парижских или берлинских диссидентов у посольств их стран». Впрочем, по его мнению, политический протест на Ближнем Востоке выражается весьма различными способами. Частично он даже может попросту отсутствовать, если говорить о его практическом выражении. Но он есть, даже в самых «зашоренных» странах.

В Иордании прошли вполне мирные демонстрации с обозримым числом участников. Здесь граждане гордятся своей монархией, словно жители Британских островов, и ждут перемен из рук монарха, не раз доказывавшего стремление, в самом деле, служить своему народу. Более того: в данный момент в Иордании сложилась уникальная ситуация – большинство населения здесь составляют «пришлые», принятые в страну палестинцы, которые уже дважды пытались совершить здесь свой собственный переворот. Коренное население, таким образом, всерьез опасается, что если пропадет монархия – пропадет и страна, как таковая. В Сирии президент Башар Асад оперативно объявил о государственных дотациях на продукты питания и на отопление – чтобы сохранить полицейское государство, базирующееся на продолжающемся вот уже более полувека чрезвычайном положении. Президент, запретивший у себя в стране Facebook и Youtube, вынужден был разрешить их деятельность вновь. Этого вполне хватило: сирийцы, продемонстрировав и добившись «хлеба и зрелищ», на какое-то время успокоились – впрочем, этот, пусть и небольшой, но все же успех, показал им, что режим вполне уязвим. Так что «дорожка протоптана» и улица открыта. В Йемене президент Али Абдулла Салех вынужден был клятвенно пообещать не участвовать в следующих выборах – это после 35 лет безраздельного правления. В Ираке и Ливане демонстранты протестуют не столько против диктатуры – в этих странах диктатуры нет – но против хаоса и неразберихи, а также, что ново и удивительно для арабских государств – против усиления радикального исламизма. Есть о чем задуматься «воинам Аллаха», до сих пор уверенным, что арабы в любой стране ни о чем другом не мечтают, как только о строгом шариате и всемирном джихаде. Похоже, эти два понятия могут выйти из моды так же, как в Средние века вышло из моды понятие крестовых походов.

К слову, свобода от исламистских лозунгов, продемонстрированная все теми же тунисцами и египтянами, удивительным образом проявила себя в Иране: вслед за тем, как египетский президент подал в отставку, аятолла Али Хаменеи выступил с заявлением, в котором подчеркнул, что победа египетских революционеров – это-де целиком и полностью победа исламской революции по образцу иранской 1979 года. Но не успел он объявить о том, что Египет, мол, присоединился отныне к числу «республик Аллаха», как в его собственной столице начались многотысячные митинги протеста – местный оппозиционный «Зеленый блок» призвал на улицы своих сторонников и те вышли, не испугавшись угрозы насилия и новых арестов. Десятки тысяч демонстрантов прошли в понедельник маршем по улицам иранских городов – а ведь режим был до сих пор совершенно уверен в том, что после известных событий минувшего года вряд ли кто осмелится бросить вызов непобедимой мощи Стражей исламской революции. Наверное, иранцы просто иначе думают о событиях в Египте, чем их аятолла.

Тунис и политический обвал в крупнейшей и долгое время ключевой арабской стране, каковой является Египет, стали в самом деле «учебником арабской революции»: вот так рушится, казалось бы, прочнейшее здание, возведенное на силе и страхе – с помощью отчаянной храбрости и доведенной до крайности нищеты. Способы для будущих революций, может, и не всегда подходящие в той или иной стране, но политические, исторические и общественные условия – сходны для многих стран Ближнего Востока, Центральной и Юго-Восточной Азии и Африки. Может быть, это и звучит, как своего рода клише, но минувшие недели настолько изменили Ближний Восток в целом, что теперь даже в странах, где никаких демонстраций не было, ничто не осталось прежним. Правителям придется отступить на шаг или на десять – если они не хотят в конце концов отступить так далеко, как это вынуждены были сделать Бен Али и Мубарак.

БЕЗ КОМЕНТАРИЕВ

ОСТАВИТЬ ОТВЕТ