ИМЕНИ ДОНА ИЦ...

ИМЕНИ ДОНА ИЦХАКА

242
0
ПОДЕЛИТЬСЯ

“История, как это точно подмечено, – повествует живущим сегодня о том, чего в прошлом можно было избежать”. Две памятные даты привлекают в эти дни внимание – 95 лет назад, 16 февраля 1917 года в Мадриде открылась синагога, первая, спустя 520 (!) лет, то есть, после 1492 года. За этими фактами – многовековая летопись судьбы евреев Испании, с ее и золотыми, и трагическими страницами. И одна краткая строчка в календаре побуждает к тому, чтобы совершить экскурс в минувшее, без которого нельзя правильно понять и верно оценить происходящее в наше время.

Первые сведения о еврейском присутствии там, где образовалась будущая столица Испании, относятся к 11-12 векам. Примечательно: одно из окрестных поселений в ту эпоху носило название Ал-луден (от арабского “ал-яхудийин” – евреи). В 13 веке община Мадрида достигла процветания; благо городское право (Fuero de Madrid) утверждало равенство иудеев с прочими горожанами. Но с конца 13 века властями начали издаваться антиеврейские постановления. В 1293 году представители еврейского населения были удалены с руководящих должностей; им было запрещено приобретать недвижимое имущество у христиан, а также продавать его им; в 1385 году христиане были освобождены от уплаты евреям по долговым обязательствам, срок действия которых превышал 15 месяцев. Во время погромов 1391 года множество евреев было истреблено, но лишь немногие, оставшиеся тогда в живых, перешли в христианство. Через некоторое время общину формально восстановили, но ее положение было незавидным. Впрочем, христианское население пользовалось услугами евреев-врачей, и некоторые евреи все-таки назначались на городские должности. В 1461 году Альфонсо де Эспина и Альфонсо де Оропеса возглавили борьбу католической церкви за пресечение тайного исповедания иудаизма марранами. В 1478-м правители Фердинанд и Изабелла подтвердили изданный еще в 1447 году кастильским королем Хуаном II закон, запрещавший евреям заниматься медицинской практикой среди христиан, а также продавать христианскому населению продукты питания и лекарства. По их же приказу, в 1480 году гетто Мадрида было обнесено стеной, а в ночное время вход в него охранялся. Однако немногим евреям-врачам все-таки разрешалось жить за пределами гетто, чтобы беспрепятственно принимать пациентов и в ночное время, например, дону Иехуде с его сыном, маэстро Сулемом (Шломо) и позднее – рабби Яакову с его сыном, рабби Иосефом.

В 1492-м супружеская чета монархов Испании, Фердинанд II и Изабелла I, подписали ставший печально знаменитым, эдикт об изгнании евреев из Испании. В итоге, из 250 тысяч проживавших в этой стране евреев, ее покинули, потеряв все нажитое, 200 тысяч, не пожелавших изменить своей вере, а около трех тысяч были сожжены на кострах инквизиции. После этого, община Мадрида прекратила свое существование. Вслед за объявлением города испанской столицей, а произошло это в 1581 году, некоторые марраны (евреи, перешедшие, а фактически – обращенные в христианство), стали новыми жертвами инквизиции, переведшей в Мадрид свой Верховный трибунал. Их обвинили в том, что они продолжают тайно соблюдать законы иудаизма. В 1630-х годах, из-за активного противодействия инквизиции, окончилась неудачей попытка одного из лидеров еврейских общин Северной Африки Яакова Кансино (умер в 1666 году), поддержанная первым министром, герцогом Г. де Оливаресом, добиться разрешения на проживание в Мадриде семьям евреев, изгнанным из Испании и поселившимся на севере Африканского континента. Начиная с 1834 года, когда инквизиторский суд был официально отменен, евреи стали снова селиться в испанских Пиренеях, причем, среди первых тогда оказались представители семейного клана Ротшильдов, развернувшие в Испании прокладку железных дорог.

После того, как в Испании была принята и введена в действие Конституция (1869), в Мадриде появились евреи из Северной Африки (большей частью из Туниса и Александрии), а также – из Португалии и Франции. При финансовой поддержке семьи Ротшильдов, были организованы филантропические учреждения. А вот факт, о котором, думаю, вообще мало кому известно: в 1881 году либеральное правительство страны даже предложило убежище спасавшимся от антисемитских погромов российским евреям. Правда, неизвестно, сколько их тогда воспользовалось этой возможностью. Зато есть точные данные о том, что в период Первой мировой войны в Мадриде проживало некоторое число еврейских беженцев из воевавших стран Европы. Среди них были Макс Нордау – врач, писатель, политик, соучредитель Всемирной сионистской организации и Аврахам Шалом Яхуда – историк и филолог-востоковед, возглавивший кафедру языка иврит и раввинистической литературы в Мадридском университете (1915–1922).

Что же касается жизни религиозной, то в 1917 году, на что мы указали в начале этой публикации, в Мадриде была создана в частном доме первая в современной Испании синагога – ее открыл тогдашний глава столичной еврейской общины, историк дон Игнасио Бауэр-и-Ландауэр. К 1917 году еврейская община насчитывала примерно одну тысячу членов, защищенных Основным Законом, гарантировавшим терпимость. До 1920 года единственным некатолическим кладбищем в испанской столице оставалось британское, которое использовалось и евреями. Там до сих пор можно встретить датированные XIX веком надгробия с надписями на иврите и языке идиш.

В конце XIX столетия в стране пробудился вновь интерес к еврейской культуре и истории. Произошло это во многом благодаря испанскому политику и общественному деятелю Анхелю Пулидо, который после первой встречи с группой сефардских евреев в 1881 году, приложил немало усилий, чтобы сблизить испанский народ с потомками тех, кто был изгнан из страны. Стремясь убедить испанцев признать сефардские общины в Турции и на Балканах, он организовал пропагандистские выступления в прессе, а в 1905-м опубликовал книгу «Espanoles sin patria y la raza sefardí» (“Испанцы без страны и сефардская раса”), в которой рассказывалось об истории испанских евреев. Кстати, именно Пулидо добился разрешения на открытие в Мадриде первой синагоги в 1917 году. Синагоге было присвоено имя дона Ицхака бен Иехуды Абарбанеля (1437–1508), удачливого купца и, одновременно, философа и выдающегося толкователя Святого Писания. В 1484-м он был принят на королевскую службу и заслужил славу самого искусного придворного дипломата и финансиста. В 1492-м Абарбанель использовал все свое влияние, пытаясь предотвратить подписание правителями страны антисемитского эдикта, но потерпел неудачу и вместе со своими соплеменниками отправился в изгнание. Если верить молве, Абарбанель предложил Фердинанду и Изабелле 300 тысяч серебряных динаров в обмен на отказ санкционировать изгнание евреев. Стоит отметить: в сравнении с “откупными”, которые готовы были заплатить евреи Испании, те деньги, что выпросил полутора месяцами ранее у королевы Изабеллы Колумб на свою экспедицию к дальним берегам, выглядели сущей мелочью. Испанские монархи было призадумались, но, как об этом гласит предание, в их покои, потрясая распятием, ворвался неистовый великий инквизитор Томас Торквемада, и всем колебаниям положило конец его уподобление монаршей четы Иуде Искариоту, за 30 серебряников (на самом деле это были 30 римских серебряных динариев) предавшему Христа. Как написал американский поэт Генри Лонгфелло:

“В Испании, от страха онемелой,
Царили Фердинанд и Изабелла,
Но властвовал железною рукой
Великий инквизитор над страной…
Он был жесток, как повелитель ада,
Великий инквизитор Торквемада”.

…Но вернемся в начало двадцатого столетия. Тогда еврейское население в Испании увеличилось, в основном, за счет евреев из Турции и Австро-Венгрии, проживавших во Франции. Признанные во время Первой мировой войны вражеской нацией, они бежали в Испанию. После войны еще больше евреев из потерпевших поражение стран эмигрировало на Пиренеи – уже из экономических соображений. В 1920 году в Испании была официально создана еврейская община. В 1922-м евреям предоставили отдельный сектор на гражданском кладбище, а в 1924-м правительство предложило испанское гражданство сефардским евреям, бежавшим из бывшей Оттоманской империи. Во времена Испанской республики (1931-1936) около 3500 евреев перебрались на испанскую землю из Германии, спасаясь от нацистских преследований. Однако в период гражданской войны в Испании католицизм вновь стал единственной разрешенной в стране религией, и мадридская синагога закрылась. Многие евреи из страны уехали, а оставшиеся были вынуждены соблюдать религиозные обряды в тайне. Община Мадрида была восстановлена в 1940-х годах. Когда пылало пламя Второй мировой войны, в Мадриде нашли пристанище 26 тысяч еврейских беженцев из Германии, Восточной Европы и Франции. В 1941-ом испанское правительство, по инициативе самого Франсиско Франко, основало Институт имени Б. Ариаса Монтано по исследованию еврейской истории и культуры. Это могло произойти только потому, что испанский диктатор, генералиссимус Франко гитлеровского антисемитизма не разделял. Но лишь в 1950-х ограничения для еврейского населения были ослаблены, и в 1959 году в одной из квартир Мадрида снова открылась небольшая синагога.

Религиозные свободы в стране были одобрены испанским парламентом только в 1967-м. Уже через год в отдельном здании начала функционировать синагога “Бейт-Яаков” и распахнулись двери общинного центра. Впоследствии открылась начальная школа, получившая имя выдающегося еврейского поэта и философа сефардско-испанской эпохи Шломо Ибн Габироля и кошерная бойня. В конце 1990-х – начале 2000-х годов еврейское население Мадрида составляло 3,5 тыс. человек. В столице расположились центры основных еврейских организаций Испании: Федерации еврейских общин, объединяющей ортодоксальных евреев; Ассоциации консервативного иудаизма, Объединения светских евреев. В Мадриде действуют отделения Бней-Брита, ВИЦО, а также ряд организаций и объединений, основанных иммигрировавшими в Испанию в последние годы евреями из Латинской Америки. Ныне в столице есть еврейская средняя дневная школа, издается газета, сообщающая о новостях еврейской культуры, под эгидой Федерации еврейских общин работает интернет-канал “Радио Сфарад”. В ряде высших учебных заведений Мадрида организованы кафедры иудаики. В феврале 1998 года в Мадридском университете проводился международный симпозиум “Иудеохристианское и испано-еврейское сближение”. В настоящее время в Испании живет приблизительно 40 тысяч евреев. Треть из них – мадридцы. Помимо упомянутой уже нами синагоги “Бейт-Яаков”, действуют общинный центр “Масорти” и еврейская культурная ассоциация “Хебраика”. В наши дни в Мадриде насчитывается 6 синагог: 5 испанских и одна – при израильском посольстве. Важнейшим событием стало создание музея истории еврейской общины Мадрида. На официальной церемонии его открытия присутствовали мадридский мэр Альберто Руис-Галлардон, израильский посол в Испании Виктор Арэль и генеральный директор министерства по делам религий Испании Мерседес Рицо. В отличие от других еврейских музеев, в этом представлена только современная история еврейской общины испанской столицы – от открытия в 1917 году первой со времен инквизиции синагоги и до наших дней.

С другой стороны, с конца 1990-х годов в Мадриде резко увеличились проявления антисемитизма, как прямого следствия стремительно растущего в Испании арабского мусульманского населения. Антиеврейские взгляды особо распространены среди профашистских группировок и примыкающих к ним молодежных групп скинхедов и футбольных болельщиков. Согласно данным социологических опросов, 34% испанцев заявило о негативном отношении к евреям. В 2000 году полиция Мадрида арестовала болельщиков всемирно известной команды “Реал”, “королевского”, как его называют, клуба, после того, как в сумках, с которыми они пришли на футбольный матч, были найдены ножи, палки, памфлеты нацистского и антисемитского содержания и черный флаг с надписью “корпус Роммеля”. В ряде мадридских газет появляются грубые антиизраильские и антиеврейские нападки. 11 января 2002 года неофашисты из группы “Национально-революционная молодежь” блокировали улицу, ведущую к мадридской синагоге. Они писали на стенах антисемитские лозунги и оскорбляли прохожих. После теракта в Мадриде 11 марта 2004 года, органы правопорядка раскрыли мусульманскую террористическую сеть, которая планировала также взорвать и еврейские объекты в городе.

Такова история в ее сопоставлении с днем сегодняшним. Что же можно сказать, в данной связи, размышляя над будущим? Наверное, только одно: “Те, кто забывают о прошлом, осуждают себя на то, чтобы пережить его вновь”.

БЕЗ КОМЕНТАРИЕВ

ОСТАВИТЬ ОТВЕТ