ИНФОНЫ ГОЙХМА...

ИНФОНЫ ГОЙХМАНА

18
0
ПОДЕЛИТЬСЯ

…На днях автору этих строк приснился забавный сон. Будто ко мне на улице привязалась симпатичная дворняга и, лая, стала ходить за мной по пятам.

Потом мне показалось, что пес не просто лает, а словно пролаивает какие-то слова. Сначала я решил, что это мне показалось, но затем, прислушавшись, я убедился, что это не так – собака и в самом деле как будто пыталась говорить по-человечески.

Тогда я начал учить пса “выговаривать” отдельные слова. Получалось это у него с трудом – собачье горло к этому явно не приспособлено – но все же получалось. После того, как мой четвероногий знакомый освоил с десятка два существительных, я решил перейти к глаголам, и в ходе одного из таких уроков произнес слово “молиться”.

– Ав, мо-лить-ся, ав! – пролаял пес. – Молиться… Барух…

Я был поражен. Слово “барух” мы не учили.

– Барух?! – переспросил я.

– Барух! Молиться! Молиться! Барух! – несколько раз довольно отчетливо повторила дворняга.

В этот момент до меня начало что-то доходить.

– Кто такой Барух? – спросил я. – Это ты? В прошлой жизни тебя звали Барухом?

– Да! Барух! Молиться! – снова прозвучало в ответ.

– Барух – это были твое имя или фамилия? – продолжал допытываться я, так как у евреев это может быть как тем, так и другим.

– Барух! Ав-р-р-рам Барух! – прорычал пес, но за слово “Аврам” я бы не стал ручаться, так как оно у него вышло не четко – это мог быть и “Арон”.

Сон продолжался, и в нем я решил показать чудо-собаку нескольким своим знакомым.

– Видимо, его в прошлой жизни звали Авраам или Арон Барух, – сказал приятелям. – А еще говорят, что душа еврея может перевоплотиться только в еврея, и никогда – в животное. Вот вам доказательство, что может!

– Барух! Ав-р-р-ам! Молиться! – продолжалось лаяние.

Затем пес по ходу сна вдруг постепенно стал превращаться в человека. Он начал ходить на задних лапах; его морда с каждым днем все больше и больше начинала напоминать человеческое лицо и, одновременно, мы стали встречаться с ним все реже и реже. Прошел месяц, а может, и год (время во сне трудно поддается измерению) и однажды я встретил его на улице уже в человеческом облике. Точнее, я шел по улице, почему-то остановился и увидел на другой ее стороне высокого пожилого человека с залысинами. Но откуда-то я знал, что это именно он – мой говорящий пес.

И на этом месте я проснулся.

Была суббота, и в то утро нас пригласила на субботнюю трапезу знакомая семья, купившая дом неподалеку. Наши друзья въехали в него с детьми всего пару дней назад, еще толком не обустроились, но решили похвастаться покупкой перед друзьями.

Когда мы нашли этот дом, оказалось, что новые хозяева еще даже не успели сменить табличку на двери. И можете представить себе, что я почувствовал, когда прочел выписанное на керамической табличке синими буквами имя: “Авраам Барух”.

Поначалу я не придал этому значения. Если честно, я даже не сразу вспомнил свой сон, но где-то спустя час после начала застолья, когда все мы были чуть под хмельком, я вдруг вспомнил о том, что мне приснилось, и решил рассказать об этом, чтобы позабавить хозяев.

– Представляете, пес во сне утверждал, что его звали Авраам Барух, и у вас на двери табличка с тем же именем! Стремно, не правда?! – сказал я.

– Но того, кто до нас жил в этом доме, и в самом деле звали Авраам Барух, и он умер где-то год назад, – заметила жена моего приятеля. – Мы купили дом у его дочерей. И у него точно была собака – когда мы въехали, мне пришлось убирать разбросанную по всем комнатам собачью шерсть. Надо будет рассказать его дочкам…

На следующий день вечером на мою электронную почту пришло следующее письмо:

“Мы рассказали. Дочери Баруха в шоке. Они – совершенно светские люди, не соблюдают, да и не знают никаких еврейских традиций. Никто не читал по нему кадиш. Годовщину его смерти они отметили по григорианскому календарю. Но по еврейскому календарю она была в прошлую субботу, когда вы у нас сидели. Надо думать, что делать”.

Вот, собственно, и вся история.

Признаюсь, что это не первый случай, когда мне пришлось столкнуться с явлением, которые обычно принято называть “необъяснимыми”, хотя, наверное, правильнее их называть мистическими, потусторонними, паранормальными и т.д.

Думаю, подобные случаи были в жизни не у меня одного, но большинство находило им задним числом вполне рациональное объяснение и предпочитало никому об этом не рассказывать.

И это понятно. Во всех нас с детства сидит замешанное на крепкой атеистической закваске убеждение, что образованный и интеллигентный человек не может и не должен верить “в эти глупости”, а признаваться, что у тебя есть хоть какой-то мистический опыт почти так же стыдно, как в венерическом заболевании.

Это вечное противостояние мистики и рационализма прослеживается и на протяжении всей истории еврейской мысли, начиная с эпохи Талмуда и протягиваясь все дальше, через средневековье в наши дни. Холодному рационалистическому Рамбаму, видевшему в поединке Моисея с египетскими жрецами обычные фокусы с гипнозом, уже много столетий назад противостоял убежденный мистик Рамбан, веривший в переселение душ и в существование демонов, сотворенных на исходе Шестого дня творения из некого другого вида материи, но все же вполне материальных.

Лично мне в этом бесконечном споре очень близка позиция основоположника “мистического реализма”, нашего великого писателя Ицхака Башевиса-Зингера, и в своих книгах, и во множестве интервью и в беседах с сыном – убежденным атеистом Исраэлем Замиром. Вот два характерных отрывка из книги Замира “Мой отец Башевис-Зингер”:

«…Рядом со мной шел человек, ноги которого ступали по асфальту ХХ века, но одновременно внутри него звучали некие неслышимые для всех остальных голоса.

– Ты и в самом деле веришь в существование потусторонних сил? – спросил я его во время нашей очередной прогулки по Нью-Йорку.

Он улыбнулся.

– Да, я действительно верю в реальность существования таких сил. Мы их не видим, но они, безусловно, присутствуют в нашей жизни. Конечно, я не знаю, кто из них – дух, а кто – демон. Все эти слова – не более чем имена, которые дали им мы, люди, но которые не отражают их природы. Однако духи и демоны являются неотъемлемой частью действительности. Если хочешь, это изнанка, обратная сторона реальности. Я убежден, что в будущем люди еще убедятся, что все эти силы – отнюдь не только герои фольклора, их реальность будет доказана».

Спустя какое-то время Замир решил вернуться к этому разговору – на этот раз, когда они сидели в любимом нью-йоркском кафе Зингера «Штинбург».

«– Смотри, никто нас сейчас не подслушивает, и я клянусь тебе, что если ты доверишь мне эту тайну, я никогда никому ее не выдам. Ты и впрямь настолько наивен, что веришь в существование чертей и духов, или это просто литературный прием, своего рода трюк, помогающий поставить некие волнующие тебя проблемы, не имеющие рационального решения?

Он посмотрел на меня с улыбкой и положил ладонь на мою руку. По всей видимости, он понял, что спорить со мной на эту тему – все равно, что биться головой об стенку.

– Я знаю, что такие материалисты, как ты, видят в чертях и привидениях исключительно плод человеческой фантазии. Так знай, что многие ученые признают, что им приходилось сталкиваться с фактами, объяснить которые они, несмотря на все их старание, оказались бессильны.

Затем он добавил, что материализм изобрел для этих сил разные маскирующие их суть названия: телепатия, интуиция, инстинкты и т.д.

– Но на самом деле эти силы сосуществовали с человеком всегда, – продолжил он. – По сути, без них нет человека. Без них нет любви… Я, к примеру, знаю, что в Израиле тебя ждет девушка. Это так?

Я кивнул головой, подтверждая эти его слова. В одном из писем к нему я писал об этой девушке. По его теории, если мужчину и женщину связывает подлинная любовь, они способны читать мысли друг друга. Нет любви без телепатии – он был в этом абсолютно уверен. Он посмотрел на меня и спросил:

– У тебя не бывало так, что ты прекрасно знал, о чем думает твоя девушка, хотя она тебе об этом ничего не говорила?

– Да, иногда такое случалось, – признал я.

Отец подцепил вилкой кусочек яблочного пудинга, отправил его в рот, запил кофе и затем, после длинной паузы, продолжил разговор. Если его послушать, то выходило, что в жизни то и дело происходят различные истории, которые нельзя объяснить с рациональной точки зрения.

…Он продолжил свои рассуждения. В его понимании люди вроде Ньютона делали открытия не столько в силу собственной гениальности, сколько при помощи неких тайных сил, «которые вы называете озарением, инстинктом и т.д.»

– Ты можешь объяснить мне, что такое инстинкт? – спросил он.

В это время в ресторанчик влетела пчела. Громко жужжа, она сделала несколько кругов над отцовским пудингом. Отец следил глазами за ее полетом, словно пытался понять, что именно эта пчела делает в «Штинбурге». Наконец, она села на его тарелку и стала медленно подползать к пудингу.

– Мы знаем, что пчела производит мед! – сказал отец, уставив на меня палец. – Ты можешь объяснить, как именно она это делает? Почему она иногда перелетает от растения к растению в поисках какого-то определенного цветка, проделывая иногда для этого путь в несколько километров? Наука утверждает, что в данном случае пчела повинуется своим инстинктам, но при этом она не объясняет, что это такое – инстинкт!..

Неожиданно пчела взлетела и стала проделывать круги над его лысым черепом.

Отец помотал головой, отогнал ее рукой и добавил:

– Кто знает, почему именно этой пчеле так хочется ужалить старого еврейского писателя?

Люди входили и выходили из кафе «Штинбург». Время от времени слышались разговоры на идиш. Вдруг отец поднял голову к потолку и сказал, то ли обращаясь ко мне, то ли разговаривая сам с собой:

– Если бы сейчас в этом кафе приземлился ангел Всевышнего, ученые дали бы этому какое-нибудь рациональное объяснение. Однако, по сути дела, кроме того, что они заменили слово «Бог» словом «Природа», ученые пока не сделали ничего. Но что такое «Природа»? В чем суть ее животворящей силы? Что побуждает ее создавать живые существа? Вся разница между нами и религиозными людьми в том, что мы называем все непознанное «Природой», а они – Богом. Все наши знания основываются исключительно на практике. Мы знаем лишь, как использовать некоторые законы природы, да и то это весьма поверхностное использование».

Прошу прощения за столь длинную цитату, но весь современный ход науки доказывает, что правда, похоже, оказалась за великим писателем.

В последние годы в самых серьезных, как принято писать, рецензируемых международных научных журналах появляются статьи, посвященные изучению различных паранормальных явлений. В том числе, и способности людей в той или иной степени провидеть или предчувствовать будущее, существование которой считается уже практически доказанной.

Открытие мгновенной (то есть в тысячи раз быстрее скорости света) передачи информации в явлении квантовой запутанности (ЯКЗ) заставило физиков заговорить о пятом, информационном типе взаимодействия между частицами. А затем и о том, что наш трехмерный мир – лишь часть многомерного мира, реалии которого нам трудно, почти невозможно представить и который был и, скорее всего, останется непознанным. Как и населяющие его существа или сущности.

Израильский физикохимик, сотрудник Ариэльского университета доктор Роман Гойхман выдвинул недавно идею об информационных волнах и инфонах – элементарных частицах, передающих информацию.

Но информационные волны распространяются как в прошлое, так и в будущее, а потому мы (хотя бы через те же сны) можем получать информацию из другого времени (с той или иной степенью достоверности).

Развитие этой теории привело Гойхмана… к идее существования человеческой души. Точнее, по его мнению, то, что во всех религиях и у всех народов называется “душой” не что иное, как “сгусток инфонов, находящийся в информационном поле многомерного пространства, которое полностью заполнено инфонами”.

“Точно так же мы можем сказать, что человек – это сгусток атомов, находящийся в пространстве, которое полностью заполнено атомами, и ведь это правда. Необычайно однобокая, но правда!” – пишет Гойхман.

Но и идея многомерного пространства, но и идея формирования каждой отдельной человеческой души из инфонов – все это невольно возвращает нас к основополагающим идеям мудрецов Талмуда и каббалистов.

Древние знания, озарения наших великих мистиков вдруг обретают новый смысл и становятся трамплином для прыжка на некие новые высоты познания мира. И неважно, что совсем недавно они казались чушью, в которую стыдно верить “образованному человеку”.

В конце концов, мы живем во время, когда на наших глазах осуществляются такие прорывы в области технологий, в которые трудно было поверить еще двадцать лет назад, не говоря уже о веке или даже полвека. И на этом фоне утверждение каббалистов о том, что один и тот же “ангел” может быть послан и одновременно явиться в качестве “курьера” сразу нескольким людям, уже не вызывает удивление – разве отправленное по электронной почте письмо не придет одновременно к нескольким адресатам. А ангел, если вчитаться в те же книги по каббале, это не более чем сгусток определенной информации, посланной с определенной целью…

Так что, на мой взгляд, в наши дни отрицать с ходу наличие тех или иных паранормальных явлений – это проявление не образованности, а скорее, напротив, невежества, неспособности или нежелания отказаться от устоявшихся взглядов и попытаться принять что-то новое. Или, наоборот, “хорошо забытое старое”.

БЕЗ КОМЕНТАРИЕВ

ОСТАВИТЬ ОТВЕТ