КАЗАХСТАН ДРЕ...

КАЗАХСТАН ДРЕЙФУЕТ ОТ РОССИИ

61
0
ПОДЕЛИТЬСЯ

В последнее время руководство Казахстана предприняло ряд шагов, которые российской политической элитой были восприняты как вызов. Какой курс предпримет в связи с этим новый старый президент РФ, пока не очень понятно. Зато казахстанский лидер Нурсултан Назарбаев сигнализирует: действовать с оглядкой на Москву он не намерен.

И рыбку съесть, и косточкой не подавиться

«Мы уверенно выходим из сферы российского влияния. Сейчас мы внимательно пересмотрим все договоры, заключенные в рамках СНГ, и выйдем из тех, в которых найдем хотя бы малейшее несоответствие нашим украинским, национальным интересам», – сказал президент Петр Порошенко в ходе прошедшей 20 мая в Киеве церемонии в память о жертвах политических репрессий во времена СССР. Несколько недель назад он также объявил, что подписал указ об отзыве представителей Украины из уставных органов СНГ: «Нам там нечего больше делать – мы двигаемся вместе в Европу».

У Украины посткрымского формата есть все основания так действовать. Казахстанский лидер пока воздерживается от подобных радикальных шагов. Однако символов дрейфа Казахстана в сторону Запада немало. От отмены виз для граждан США без согласования с другими членами Евразийского экономического союза (ЕАЭС) и резкой реакции МИД республики в ответ на критику со стороны главы российского внешнеполитического ведомства до разрешения, данного США на транзит военных грузов в Афганистан через казахстанские порты на Каспии. Если добавить к этому переход с кириллицы на латиницу, получится довольно впечатляющая картина отторжения от России.

Впрочем, не все так просто и однозначно. У определенной части казахстанской элиты, которая по старинке сверяет часы по Спасской башне, есть обоснованные опасения относительно нажима Москвы на Астану с целью призвать к порядку не в меру осмелевшего партнера по ЕАЭС. Другая часть призывает не раздумывать, а действовать решительно, по принципу «Волков бояться – в лес не ходить».

Перед Назарбаевым сложная задача. Не испортить окончательно отношения с Путиным и не поступиться национальными интересами: три четверти казахстанского экспорта, в основном, сырьевого, идет в Европу, отношения с которой у российского гаранта хуже некуда. Назарбаев резонно парирует: дескать, бывали времена, когда российская власть декларировала приверженность экономике и инвестициям Запада. Дескать, идем по некогда проторенному Москвой пути. Тогда подфартило ей, теперь нам. Ничего личного, – только бизнес.

Да и санкции, введенные Дональдом Трампом по отношению к России, Назарбаеву, что называется, до фонаря. Так что позиция его скорее наблюдательная: не раздражать ни Россию, ни Запад. А дело свое делать. И свои личные активы на Западе сберечь, и собственную «победную» ленточку (голубую с казахским орнаментом) вместо российской георгиевской, прозванной колорадской, изготовить, и с узбекскими соседями отношения налаживать – благо, представилась такая возможность с приходом нового президента Шавката Мирзиёева.

Узбекистан в ЕАЭС не входит. Но, может, это и к лучшему. Отношения накоротке, лицом к лицу предпочтительней, чем согласовывать их с партнерами по ЕАЭС. В конце концов, это личное дело двух крупнейших стран региона. Ирония судьбы состоит в том, что в середине 90-х Назарбаев и был автором идеи евразийского союза. Доводы веские: обнуление пошлин, устранение внутренних границ, свободное движение товаров и людей. Но он не думал (или не предполагал), что все выльется в абсолютный диктат России.

При этом понятно, что Россия никогда не откажется от роли дирижера, и она воспринимает Казахстан в этом ансамбле – исполнителя партии гобоя.

Может и не будет чинить Астане препятствий, но попробует привязать к себе в большей степени, несмотря на ее тяготение к Западу и к ближайшему экономическому тяжеловесу – Китаю.

Внутри и вне Таможенного союза

Евразийский экономический союз, созданный в 2015 году, внешне напоминает ЕС, но в действительности опирается на идеологию, противоречащую европейским ценностям. Эту идеологию навязывает ключевой партнер Беларуси, Армении, Киргизии и Казахстана – Россия. Именно ее непредсказуемая внешняя политика мешает успешной интеграции в союз и провоцирует отсутствие единства в экономических вопросах.

Для Казахстана это особенно болезненно. Во-первых, потому что Назарбаев живет по антипутинскому принципу. Назарбаевский вариант – «Сначала экономика, потом политика». Во-вторых, он первым поддержал Россию в создании ЕАЭС, гарантируя себе статус правой руки Кремля. А тот в последние годы оказался в глобальной изоляции, существенно замедлившей развитие ЕАЭС. В-третьих, он, обладатель значительных сырьевых ресурсов, о которых другие страны ЕАЭС могут только мечтать, грустит о том, что безбарьерная среда за три года так и не создана. А, значит, Казахстан под управлением России потерял миллионы долларов прибыли.

Кремль производит только один продукт – экономические проблемы для участников ЕАЭС. Надежды на свободное передвижение товаров, услуг, капитала и рабочей силы, которые – по идее – должны привести к увеличению объемов взаимной торговли, так и остались на бумаге. Там же осталась и громкая цифра – увеличение объема ВВП стран ЕАЭС минимум на 25%.

По данным Евразийской экономической комиссии (это – руководящий орган ЕАЭС) объем внутренней торговли в союзе ежегодно снижается в денежном выражении на 20-25%, внешний торговый оборот ЕАЭС с третьими странами – на треть. Причины падения: неустойчивые цены на нефть и девальвация российского рубля на фоне усиливающихся санкций.

Ожидания не сбылись. В частности, Казахстан не получил беспрепятственный выход на российский и белорусский рынки. Члены ЕАЭС и раньше понимали, что экономика Москву интересует в меньшей степени, а интеграция для нее носит геополитический смысл – собирание земель на постсоветском пространстве. СССР в имперском формате – ее цель. Теперь, когда Москва демонстрирует крах подобной идеи, партнеры по ЕАЭС ищут пути для расставания с ней. Хронических неудачников в бизнесе не жалуют.

Во всем Россия следует согласно исключительно собственным интересам. К примеру, санитарная и фитосанитарная службы РФ могут блокировать ввоз продукции от соседей по ЕАЭС на свою территорию, ссылаясь на несоответствие определенным нормам. Россия требует на своей границе перегружать товар из Казахстана на российские грузовики. Это следствие введенного Москвой эмбарго на продукцию из ЕС, Украины и Турции: она подозревает союзников в реэкспорте и контрабанде.

Поэтому Казахстан терпит дополнительные убытки: теперь турецкие товары идут в обход России через Азербайджан и Каспий, цена на них увеличилась. И не только турецкие. То шпроты из Латвии, то мандарины из Грузии, то молоко из Беларуси становятся штрафниками. Теряют от этого и казахстанские бизнесмены, и потребители. Какой товар «плохой», решает главветврач РФ. То есть Россия уверена: от санкционной войны с Западом должны страдать все члены ЕАЭС. О каких позитивных результатах от интеграции можно в таких условиях говорить, если торговая политика становится менее согласованной? Как в таком случае можно мечтать о создании единого энергетического рынка, которое, в соответствии с договором, должно произойти в 2025 году?

Главное – вовремя смыться

Понятно, что Казахстан, который раньше, чем партнеры по ЕАЭС, сообразил, что к чему, подписал с ЕС соглашение, в котором обговаривались 30 различных сфер взаимодействия, и стал первой страной региона, имеющей с ЕС соглашение подобного типа. Так Астана, насколько возможно, сделала попытку обезопасить себя от очередных кремлевских войн с Западом. Путь для нее один – углубление тесных двусторонних отношений с Евросоюзом.

То есть с Западом сближаться, но и с Москвой не ссориться. В общем, себя не забыть. Причем, последнее важнее. Большая часть соглашения касалась экономических вопросов, а ядром документа служит расширение сырьевого партнерства и торговли. Так Казахстан гарантировал себе независимый от России выход на европейский рынок, а Европа, соответственно, – доступ к важному источнику полезных ископаемых в Казахстане.

ЕС обеспечивает 48% экспорта и 24% казахстанского импорта. Это намного больше, чем приходится на долю России. Углубление отношений с ЕС позволяет Астане избежать чрезмерной зависимости в отношениях с непредсказуемой Москвой. При этом со стороны Астаны – ни ползвука относительно аннексии Крыма и действий в восточной Украине или вконец испорченных отношений с Западом на фоне расширяющихся санкций.

Все происходит по-китайски – тихо, без скандалов, с застывшей улыбкой на лице.

Россию раздражает двойственная позиция Казахстана. Но она помешать ему не в состоянии. Терять важнейшего партнера по ЕАЭС, пусть даже в условном формате, Кремль не хочет. Тем более что Москва и Астана непрестанно заверяют друг друга в желании более тесного сотрудничества.

Заверяют – таковы правила игры. Но действуют так, как считают нужным.

Астана – согласно статусу полноправного члена ВТО, куда она вступила летом 2015 года, чем обозначила признание страны неотъемлемой частью глобальной экономики. Москва сильно обеспокоилась возможными негативными эффектами для российско-казахстанской торговли в рамках ЕАЭС. Тем более что торгуют они зачастую одним и тем же товаром – энергоресурсами.

Ну и кто постсоветский экономический лидер?

Астана вдохновилась: она получила «окошко», которое так и не смогла прорубить в Европу, пребывая в таможенной зоне ЕАЭС. Тем более что оговоренные с ВТО таможенные пошлины во многих случаях существенно ниже тех, что в ЕАЭС – а это 3500 позиций, касающихся широкого спектра: автомобили, продовольствие, продукция из дерева, ювелирные изделия, кабель.

Москва считает, что Астана не то чтобы нож в спину воткнула, но крепко подкузьмила. Европейские и азиатские товары, которые поступают благодаря сниженным пошлинам в Казахстан, идут и на российский рынок, самый богатый на постсоветском пространстве, несмотря на санкционные войны. Понятно, что это означает проблемы для РФ и ее крупных производителей, для среднего и малого бизнеса. Разумеется, можно бюрократическими препонами и другими искусственными мерами поурезать желание Астаны отхватить часть российского рынка, но полностью противостоять этому невозможно.

Астана сделала то, чего не сделала Москва. И получила первый результат: Казахстан обогнал Россию по доле ВВП на душу населения.

В принципе, достижение не бог весть какое – обогнать страну с 1,5-2 %-ной долей мировой экономики. Но, как говорят в таком случае хозяйственники, копейка – тоже деньги.

Таким образом, Астана ясно обозначила, что способна отобрать у Москвы не только часть рынка, но и роль постсоветского экономического лидера. Причем, Москва своим усилением конфронтации с Западом ежедневно помогает Казахстану в достижении этой цели. Казахстан становится все более привлекательным партнером для зарубежных бизнесменов.

Понятно, чтобы добиться более впечатляющих результатов, Казахстану необходимо в течение лет десяти сохранять рост динамики национальной экономики на уровне 6-8% год. Но при этом помнить, что российская экономика мощнее почти в 10 раз. Динамика против масштаба. Непростое состязание.

Помогают его выиграть различные факторы. К примеру, неизменно снижающийся курс рубля, из-за чего российские предприниматели выводят бизнес за рубеж, а ближайшим зарубежьем оказывается Казахстан. Там и налоговая система стабильней, и национальная валюта тенге устойчивей рубля. К тому же из-за западных санкций финансовые операции через Россию с каждым месяцем все труднее проводить. Казахстан оказывается самой удобной на постсоветском пространстве площадкой. Так Москва перестала быть для зарубежных топ-менеджеров комфортным для проживания городом, а таковыми становятся Астана и Алма-Ата.

На фоне западных санкций и снижения инвестиционной привлекательности России Путин стремится заполучить для мега-проектов дополнительные средства, вводя новые цены (ближайшие – на бензин, за ними последуют и продукты питания), а также налоги, которые, в частности, если говорить об актуальной ситуации, касаются самозанятых сограждан, курортных сборов и страхования автолюбителей. Однако на деле это – очередная расправа с рядовым потребителем и мелким предпринимательством, еще одна удавка для экономического роста.

Что делает в это время Казахстан? Занимается переформатированием экономики. Казахстан, который шел к членству во Всемирной торговой организации 19 лет, ни за что не отдаст завоеванную высоту России. Москва не предоставляет ему такие возможности развития, как ВТО, тем более что речь идет не только об экспорте сырья, а о диверсификации хозяйства и необходимых для этого иностранных инвестициях, доступ к которым в России теперь фактически закрыт. Астана же показала, что признает и внедряет международные стандарты, а, значит, готова к выходу на мировой рынок.

Так что казахстанский гобой – не такой уж и второстепенный инструмент в ЕАЭС, особенно если учесть, что традиционно по ноте «ля» первой октавы, исполняемой гобоем, настраивается весь симфонический оркестр.

В этом аспекте открытая для всех Астана уже обошла нерукопожатную Москву, которая, несмотря на Крымский мост и ЧМ-2018, показывает, что друг ей – лишь тот, кто принимает ее как мирового лидера. И оттого теряет надежды считать себя мировым лидером, поскольку стремительно утрачивает статус лидера даже регионального – в масштабе ЕАЭС.

 

 

БЕЗ КОМЕНТАРИЕВ

ОСТАВИТЬ ОТВЕТ