КИТАЙЦЫ, ДАРЫ...

КИТАЙЦЫ, ДАРЫ ПРИНОСЯЩИЕ

16
0
ПОДЕЛИТЬСЯ

Картинка из будущего: американский военный самолет сбит китайской ракетой, использующей израильскую технологию! Дурацкая фантазия? И да, и нет. «Пентагон обеспокоен тем, – пишет профессор Carnegie Mellon University Ли Бранстеттер, – что Израиль может стать задней дверью, через которую Китай станет приобретать технологии, которые недоступны для него в США из-за регулирующих торговлю процедур». А вот цитата из недавнего выступления в нью-йоркском Hudson Institute Шауля Хорева, который был заместителем командующего израильскими ВМС: «Израиль сам выводит себя из … сотрудничества [с Америкой] благодаря значительному присутствию Китая и его роли в израильских портах и инфраструктуре, которая там появится. Если бы меня спросили, следует ли американским военным кораблям стоять в порту Хайфы, который будет управляться китайцами, я бы рекомендовал этого не делать”. С американской стороны подобные сомнения разделяет и отставной адмирал Гэри Рафхед: «Китайские специалисты будут в состоянии с близкого расстояния наблюдать за передвижениями американских кораблей, быть в курсе их обслуживания и того, какое оборудование привозится и увозится с ремонтных площадок, а также свободно общаться с нашими (израильскими) бригадами на протяжении длительного времени. Что немаловажно, информационные системы и новая инфраструктура, интегральная для портов, а также вероятность информационно-электронного мониторинга представляют опасность для американской кибербезопасности». Все эти факторы, добавляет он, не исключают коротких визитов кораблей ВМС США в израильские порты, но длительное их там базирование абсолютно нежелательно.

Суть дискуссии, развернувшейся в ноябре 2018 года на страницах электронного журнала Mosaic под названием «Израиль и Китай делают большой скачок – но куда?» (Israel and China Take a Leap Forward – But to Where?), лаконично выражена в словах ее участника Эллиота Абрамса (Elliott Abrams), бывшего высокопоставленного сотрудника Совета национальной безопасности США при президентах Рональде Рейгане и Джорджем Бушем-младшим, который указывает, что растущие отношения Израиля с Китаем «представляют замечательные экономические возможности и серьезные политические угрозы». Экономические достижения, разумеется, есть, и они внушительные. Более тысячи израильских компаний работают сегодня в Китае; товарооборот превзошел $11 миллиардов; ведущие вузы Израиля создают совместные исследовательские центры с китайскими; китайские инвестиции бурным потоком вливаются в экономику еврейского государства. Последнее и привлекает повышенное внимание наблюдателей. «Это больше, чем бизнес», – говорит сотрудник Hudson Institute и инициатор данной дискуссии Артур Херман (Arthur Herman). Один из примеров – трехмиллиардный проект реконструкции израильского порта Ашдод, реализовывать который подрядилась китайская компания China Harbor Engineering. Через Ашдод проходит 90% морских сообщений Израиля, а после реконструкции его вместительность и пропускная способность еще и увеличатся. Предполагается, что сюда пойдут и китайские суда, и тут самое время вспомнить о мегапроекте Один Пояс и Один Путь (OBOR), едином торгово-экономическим пространстве, в котором под эгидой Пекина объединятся страны Индийского океана, Средней Азии, Ближнего Востока, а далее путь пойдет и в Европу.

По словам Хермана, для Израиля у китайцев «особые планы». Китайский лидер Си Цзиньпин «надеется, что торговые поступления от OBOR за следующие 10 лет составят $2,5 триллиона, между тем как Ашдод будет служить центральным портом назначения для морской торговли с Европой». Еще одним выдающимся примером того, как китайский капитал помогает удовлетворять потребности Израиля, одновременно обслуживая более широкие интересы Китая, является проект Red-Med, 300-километровая скоростная железнодорожная линия, которая свяжет средиземноморский портовый город Ашкелон, всего в 15 милях на юг от Ашдода, с Красным морем. Правительство Израиля с энтузиазмом приняло китайское предложение инвестировать в строительство этой дороги $2 миллиарда и предоставить для него квалифицированную и недорогую рабочую силу. С китайской перспективы, Red-Med вольется в сеть скоростных железных дорог, которую Пекин планирует построить в Юго-Восточной Азии. Африке и на Ближнем Востоке. Короче говоря, подытоживает Артур Херман, OBOR «подстраивает создаваемые в Израиле инфраструктурные проекты под свою амбициозную трансазиатскую стратегию для освоения трех важнейших ресурсов для будущего китайского величия – это нефтехимия, потребительские рынки и передовые технологии». В связи с этим другой американский аналитик, Сэм Честер, видит в китайском обхаживании Израиля стремление воспользоваться «политическим вакуумом, который является следствием снижающегося интереса США к Ближнему Востоку в целом».

Так это или нет, вопрос неоднозначный. Но остается фактом то, что в Америке процветающее сотрудничество Израиля с Китаем воспринимается с беспокойством, причем особенное внимание привлекают контакты между оборонными ведомствами и разработчиками в области высоких технологий. Напомним, вслед за Артуром Херманом, некоторые конфликтные моменты в истории этого сотрудничества.

В июле 2000 года американское давление вынудило Израиль расторгнуть контракт на поставку КНР систему раннего обнаружения Phalcon, которую планировалось установить на советских транспортных самолетах, находившихся на вооружении у китайских ВВС. Сумма сделки приближалась, пишет Херман, к одному миллиарду долларов, причем американских технологий покупателю не передавалось, и китайцы уже сделали первые платежи. Но Вашингтон был тверд, указывая, что Phalcon может быть использован КНР для нападения на Тайвань. Израилю пришлось уступить, заплатив большой штраф и подпортив отношения с Китаем.

Второй конфликт вспыхнул через 4 года, и его предметом был антирадарный беспилотник Harpy. Компания Israel Aerospace Industries еще в 1990-х годах продала китайским военным около сотни таких аппаратов, и тогда американцы не протестовали. Но в 2004 году администрация Буша-младшего решительно выступила против новой подобной сделки, предусматривавшей дополнительно модернизацию дронов. Потенциально и опять же при нападении на Тайвань модернизированные беспилотники были в состоянии навести запущенные с земли ракеты на тайваньские ПВО и уничтожить их; понятно, что под угрозой оказались бы и американские силы при попытке помочь своему союзнику. Были и другие, «отягчающие» обстоятельства – дело в том, что за некоторое время до этого США призвали Израиль прекратить любые военные поставки в Китай, и история с Harpy смотрелась как непозволительная дерзость. В результате Израиль пострадал не только от разрыва контракта на Harpy; американцы придержали поставку ему новейшего истребителя F-35 Joint Strike Fighter и настояли на отставке генерального директора министерства обороны Израиля генерала Амоса Ярона.

Как бы то ни было, прямые продажи израильского военного оборудования Китаю пришлось с тех пор прекратить. Сегодня китайские компании, взаимодействующие с Израилем, переключились на приобретение гражданских технологий, особенно тех, которые можно приспособить под военные нужды. «В дополнение к стратегическим вызовам, порождаемых растущим присутствием Китая в самом Израиле, – отмечает Артур Херман, – американских политиков беспокоит вероятность того, что, невзирая на все запреты, израильские технологии, в конце концов, попадут в руки китайских военных». Сегодня, продолжает его мысль Эллиот Абрамс, одно дело, когда китайцы покупают компании, такие как Ahava с ее лосьонами или Tnuva с ее молочными продуктами, но совсем другое, когда Израиль с официальным визитом посещает генерал Чэнь Биндэ, начальник Генштаба Народно-освободительной армии Китая. Такого вообще не должно было случиться, возмущается Абрамс, и администрация Трампа говорит об этом совершенно ясно.

Новую подсветку израильско-китайскому сближению придает усиление напряженности в отношениях между Пекином и Вашингтоном. Приведем цитату из статьи еще одного участника данной дискуссии, директора азиатских исследований American Enterprise Institute Дэна Блюменталя (Dan Blumenthal). «Привечание Израилем Китайской коммунистической партии при Си Цзиньпине, – говорит он, – является моральной и стратегической ошибкой. Это становится все более очевидней, по мере того как Си трансформировал “мягко-авторитарное” развивающееся государство, созданное Дэн Сяопином, в “жестко-тоталитарное”. В свою очередь и Вашингтон постепенно меняет собственную стратегию на энергичную конкуренцию с Китаем как со своим главным великодержавным соперником. А раз Вашингтон меняет курс, то и Израиль поступит правильно, если подстроится под него».

Отчего же Израиль не адаптируется к новым веяниям, а премьер-министр Биньямин Нетаниягу во время своего визита в Пекин в марте 2017 года прямо назвал крепнущие отношения между двумя странами «браком, заключенным на небесах»? Он еще и предварил данное заявление выражением поддержки стремлению Китая «занять по праву принадлежащее ему место … на мировой арене», для чего Израиль представляет собой «идеального младшего партнера»… Дэн Блюменталь выделяет в связи с этим 4 основные причины.

Во-первых, дипломатической стратегией Израиля всегда было искать друзей на периферии. В случае с Китаем дополнительным стимулом является то, что он «не обременен багажом антисемитизма», который равносилен эпидемии на Ближнем Востоке и постепенно становится все более ощутимым в Европе. К тому же китайские официальные лица не скупятся на публичные комплименты в адрес «еврейского народа» и «еврейской цивилизации».

Во-вторых, в отличие от других режимов, которые приходится поддавливать, чтобы они оставляли свои антиизраильские редуты, Китай, открыто, во всяком случае, ничего против еврейского государства не имеет. В этом его отличие от Советского Союза периода холодной войны.

В-третьих, несмотря на замедление экономического роста и сворачивание реформ, Китай по-прежнему обладает динамичной и глобализированной экономикой с достаточными ресурсами для того, чтобы быть ценным партнером для маленьких стран, таких, например, как Израиль.

В-четвертых, «травма Арабской Весны» побудила Пекин к сближению с Иерусалимом как наиболее стабильным и надежным партнером в регионе, важнейшим источником высоких технологий и ноу-хау, чье географическое положение является весомым фактором для миллиардных инвестиций в инфраструктуру. Такая политика Китая отвечает его планам геополитической экспансии в Средиземноморье, в то время как израильтяне видят ее экономически благоприятной для их страны.

Аргументы, оправдывающие нынешний курс правительства Нетаниягу на развитие всестороннего (включая политическое и даже военное) сотрудничества с Китаем, излагает израильский политолог и вице-президент аналитического центра Jerusalem Institute for Strategic Studies Эран Лерман (Eran Lerman). По его мнению, американские участники дискуссии преувеличивают величину китайской угрозы, поскольку не принимают во внимание более широкие интересы Израиля на Ближнем Востоке и в Азии, которые «фактически совпадают с национальными интересами Соединенных Штатов и подкрепляют их». Лерман указывает на «стабилизирующее стратегическое присутствие» Китая в регионе, в частности на вложения последнего в инфраструктуру Египта (контракт на строительство новой египетской столицы Ведиана). Что же касается теплых отношений Китая с Ираном, на которых заостряли внимание оппоненты, то Лерман припомнил китайское голосование в Совбезе ООН за резолюцию 1929 о санкциях против Ирана – он и сам был в составе израильской делегации во главе с Моше Яалоном, которая объяснила китайцам, что произойдет с Ближним Востоком в случае военной акции против Ирана, и это, как он полагает, повлияло на неожиданное решение Пекина выступить, вопреки обыкновению, на стороне западных стран.

А далее Лерман кладет на стол козырную карту. «В своей борьбе за устойчивый баланс сил в Азии Израиль, – утверждает он, – стал сегодня ключевым игроком и партнером. В последние несколько лет Япония отказалась от своей традиционной сдержанности в отношении сотрудничества с Израилем в области безопасности; Вьетнам и Филиппины открыли свои рынки для продукции израильского оборонного сектора; интенсифицировалось сотрудничество Израиля с Австралией; и главное, его двадцатилетнее взаимодействие с Индией в области военной техники стало куда шире и глубже, чем когда-либо. При этом Израиль аккуратно избегает, в соответствии с навязанным ему американцами соглашением, продажи вооружений и двойных технологий в Китай». В свете всего этого, заключает Лерман, израильское сотрудничество с Китаем должно рассматриваться не как его вхождение в китайскую орбиту, а как целенаправленная тактика, в результате которой Пекин остается довольным, а между тем Израиль вооружает страны, побаивающиеся китайских амбиций. Разве последнее не служит американским интересам, вопрошает Эран Лерман.

В данном многосложном уравнении важно, в конечном счете, то, кто окажется в выигрыше. Именно на это делает упор, отвечая израильскому политологу, Артур Херман. Нас уверяют, что Израиль прекрасно понимает риски в связи с его отношениями с Китаем, и верьте нам, верьте – мы вполне в силах соблюдать баланс между строго экономическими интересами Израиля и стратегическими и геополитическими вопросами, вытекающими из глобалистских устремлений Китая и его противостояния с Америкой. В общем, говорят своим американским доброхотам израильтяне, мы знаем, что делаем.

Ох, не говорите! На протяжении многих лет, подчеркивает Дэн Блюменталь, Соединенные Штаты пытались интегрировать самую многонаселенную страну мира в «семью народов», и каким разочарованием обернулись их усилия! Никто не ставит под вопрос то, что Израиль имеет полное право следовать своим экономическим интересам. Но почему там не видят опасность от геополитической зависимости, которая неизбежно, неотвратимо вырастает из экономических связей между маленькой демократией и огромным, мощным и агрессивным диктаторским режимом?

Американские участники дискуссии на страницах журнала Mosaic едины в своей обеспокоенности относительно последствий «большой игры» между израильским Давидом и китайским Голиафом. «Израиль оказывается на неправильной стороне геополитического сдвига» (Блюменталь). «То, что Израиль может вообще когда-либо позволить его экономическим отношениям с Китаем угрожать его партнерству в политике и в сфере безопасности с Америкой, было бы чрезвычайно ошибочным – и чрезвычайно опасным» (Абрамс). «Самым убедительным предупреждением, которое США могут дать Израилю, пока это не слишком поздно, будет следующее: не допускайте тех же ошибок, что сделали мы. Иначе вы доживете до того, когда пожалеете об этом» (Херман).

БЕЗ КОМЕНТАРИЕВ

ОСТАВИТЬ ОТВЕТ