КОГДА ЗОВЕТ Д...

КОГДА ЗОВЕТ ДЖИХАД

106
0
ПОДЕЛИТЬСЯ

По сообщениям представителей американских и европейских спецслужб, в последнее время различные исламистские организации усилили свою вербовочную деятельность. Одним из основных «военкоматов» для них становится Центральная Азия.

Ни для кого не секрет, что деятельность исламистских террористических организаций в последнее время крайне активизировалась. ХАМАС швыряет сотни ракет в Израиль, талибы готовятся вернуть себе Афганистан, не потеряв при этом своих баз в Пакистане, в Северном Ираке «Исламское Государство Ирака и Леванта» продолжает наступление вглубь страны, а в Сирии исламистские группировки успешно отстреливают как солдат Асада, так и противостоящих им повстанцев из числа «светских»… Понятно, что подобные широкомасштабные боевые действия требуют огромного количества все новых и новых «шахидов». В последнее время все чаще появляется информация о том, что, как минимум, сирийские джихадисты нашли себе гигантский источник свежего «пушечного мяса» в Центральной Азии, в частности – в Кыргызстане, где их призывы к священной войне находят благосклонных слушателей среди притесняемого узбекского меньшинства.

3 Batyr DzhuraevСовсем недавно журналистам стала известна грустная история Батыра Джураева – узбека-джихадиста из кыргызского городка Ош. Маленький город – мечта западного репортера: кругом миндальные деревья, мужчины в тюбетейках, бабушки в платках и арыки. В районе, где жил Батыр Джураев, нет ни одного дома старше четырех лет – именно сюда в июне 2010 года пожаловала толпа кыргызских националистов, которая все дома и сожгла. На строительство новых были выделены деньги сразу нескольких международных благотворительных организаций. И вот здесь, от дома к дому, распространилась весть: «Батыра Джураева убили в Сирии!».

38-летний безработный, так же, как и многие его соотечественники, живущие в этом небольшом городке на китайской границе, отправился в 2013 году в Россию, в надежде отыскать заработок. Как он, в конце концов, очутился в Сирии – никто не знает, его семья старается с чужими об этом не говорить, его беременная жена твердит, что ничего не знает. К сожалению, смерть Батыра подтвердили иные источники – у убитого были найдены документы, его смогли безошибочно идентифицировать. Сирийские власти утверждают, что в их истерзанную гражданской войной страну стекается все больше жителей Кыргызстана, как мужчин, так и женщин. Кыргызские власти подтверждают лишь 90 подобных случаев, однако, по сведениям европейских спецслужб, в первую очередь – немецкой БНД, счет кыргызским гражданам, которые пересекли сирийскую границу в качестве бойцов различных исламистских группировок, идет как минимум на сотни, если не на тысячи.

Большинство из них – этнические узбеки. Это национальное меньшинство составляет примерно 14% от 5,5-миллионного населения Кыргызстана, причем, как минимум, его старшее поколение отличается весьма строгой религиозностью. Когда в Ош пришли погромщики, многие пожилые узбеки попытались остановить их, сжимая в руках Коран. Не помогло. Так же, как не помогли увещевания, когда толпа узбеков отправилась мстить кыргызам. Аллах, как это уже часто бывало, оказался на вторых ролях перед лицом национальной ненависти… Молодые узбеки стали дичью для кыргызских правоохранителей, многие угодили в тюрьму, многих избили до полусмерти. Тех, кого всё-таки отпустили по домам, родители всеми правдами и неправдами старались отправить подальше – точнее, в Россию. Для Кыргызстана это – обычное явление. На российских стройках и рынках нашли себе работу уже более 700 тысяч гастарбайтеров из Кыргызстана; их денежные переводы составляют весьма ощутимую часть кыргызского бюджета. При этом трудовая миграция разрывает целые семьи: отцы, братья, сыновья исчезают на долгие месяцы и годы, зачастую не подавая о себе никаких вестей, кроме пресловутых денежных переводов.

Впрочем, и Россия с ее становящимися все более и более привычными нападениями на «черномазых» не является более «спокойной гаванью», так что многие выходцы из Кыргызстана стараются здесь не задерживаться, а отправляются дальше, в Турцию – благо, для въезда в эту страну им не нужна виза. Именно в Стамбул попал и Батыр Джураев. Пробыв там совсем недолгое время, он вдруг позвонил домой и сообщил, что отправился в Сирию, чтобы «помочь угнетенным братьям и сестрам». Отец рассказывает, что его сын долго описывал по телефону ужасы гражданской войны и заявил, что «долг каждого мусульманина – бороться с гяурами за свободу». Он даже позвал отца и братьев присоединиться к нему… «Я не осуждаю его за то, что он поехал в Сирию, но я туда не поеду» – говорит осиротевший отец.

Впрочем, тот факт, что такие же, как Батыр, парни стали свидетелями погромов у себя на родине – лишь одна из причин, которые привели их в стан джахиддим. Другая – старый, но отнюдь не добрый религиозный фанатизм. В двух часах езды от Оша расположен столь же небольшой город Кызыл Ки – четыре года назад он остался в стороне от националистских погромов. Тем не менее, и отсюда в Сирию уехала добрая дюжина «воинов Аллаха», среди них – одна женщина. Об Амине Мамаджановой рассказывало местное телевидение: 19-летняя девушка, окончив школу, буквально не вылезала из мечети и с молитвенных собраний. В марте прошлого года она исчезла и пару месяцев спустя сообщила своим родителям по «Скайпу» о том, что отныне она будет в Сирии «служить исламу». Об ее нынешней судьбе ничего не известно.

Подобный путь: из Кыргызстана в Россию, из России – в Турцию, оттуда – в Сирию или в Северный Ирак – проделали многие. И все больше матерей в Кыргызстане получают теперь СМС: «Твой сын вознесся к ангелам, как написал Аллах в святом Коране». Вербовка, начавшись в далеких странах, достигла уже и, собственно, самого Кыргызстана: некоторые из джихадистов все же вернулись на Родину… лишь за тем, чтобы собрать «урожай» рекрутов прямо у родного порога.

Кыргызские правоохранители предполагают, что в данный момент существует полноценный маршрут, по которому молодых людей отправляют туда, где исламистам требуется пополнение: не только в Сирию и Ирак, но и в тренировочные лагеря Пуштунского пояса (контролируемая талибами пустынная область на пакистано-афганской границе), и даже в Африку. Бороться с группами вербовщиков крайне сложно: они организованы по старому, безотказному принципу ячеек, оставляют мало следов. Слабеет и влияние местных религиозных авторитетов: так, имам Кызыл Ки признается, что чувствует себя просто бессильным. На каждой пятничной молитве он предостерегает правоверных, просит их не поддаваться на ложные призывы, не ехать в Сирию: по его словам, то, что там происходит, не может вообще считаться джихадом, так как там мусульмане убивают мусульман. Но молодежь слушает его все меньше, предпочитая отыскивать в Интернете видео, демонстрирующие нападения сирийских военных на сирийские же города и «героическое» сопротивление исламистов, убивающих без разбору и солдат, и светских повстанцев. Проповедь имама против подобных «боевиков» – вещь не слишком убедительная. Тяга к приключениям, умноженная на фанатизм и возведенная в степень ужасающей нищеты – это самая настоящая взрывчатая смесь.

Впрочем, не одних только узбеков и кыргызов манит исламистская «муза дальних странствий». В том же Оше в данный момент проходит судебный процесс над русским, Сергеем Л. 26-летний парень до недавнего времени работал программистом и зарабатывал неплохие деньги. Потом – личная трагедия, усиленная профессиональным кризисом, принятие ислама, задушевный разговор с вербовщиком – и Сирия. Согласно его показаниям, в тренировочном лагере он упражнялся во владении оружием вместе с узбеками, арабами и чеченцами. Сергей утверждает, что ему это все не нравилось, и он не принимал участия в боевых действиях. Его тренировочная база подверглась бомбежке, руководитель группы был убит, Сергей сбежал. По возвращении домой он был немедленно арестован. Теперь его судят за терроризм.

Увы, в то время как случай с подобным «возвращенцем» – единичный, случаев безвозвратного ухода «в джихад» становится все больше, причем далеко не только в Кыргызстане. Рост исламистской активности отмечают официальные органы в Туркменистане и Таджикистане, в Узбекистане и даже в Азербайджане. Бедности и национальной нетерпимости хватает в любой стране Центральной Азии, так же, как и религиозного фанатизма. Кто скажет – сколько всего рекрутов поставил регион джихаду и сколько поставит еще?

БЕЗ КОМЕНТАРИЕВ

ОСТАВИТЬ ОТВЕТ