КОГДА НА САМО...

КОГДА НА САМОМ ДЕЛЕ РОДИЛСЯ СТАЛИН И ПОЧЕМУ ЭТО ВАЖНО

ПОДЕЛИТЬСЯ

Всенародный праздник

Только люди старшего поколения, прожившие часть своей сознательной жизни в те уже сравнительно давние времена, когда Советским Союзом железной рукой правил самодержавный диктатор Сталин, могут ныне вспомнить, причем, наверное, с трудом, официально известный день рождения тирана – 21 декабря 1879 года. Sic transit gloria mundi (так проходит слава мира) – гласит мудрая латинская пословица.
А когда-то, до 1953 года, сталинский день рождения был одним из главных праздников в СССР. Правда, “великий вождь и учитель” со свойственной ему показной “скромностью” не позволял объявить этот день выходным. Он предпочитал, чтобы его верные подданные чествовали счастливую дату ударным трудом.
Сталин, попутно замечу, был большим оригиналом по части праздников, связанных с биографиями. Официальным днем чествования Ленина, например, не был день его рождения. В этот день, 22 апреля, в центральной прессе появлялись лишь дежурные статьи. А вот дата смерти Ленина чествовалась пышно и основательно. Первый советский лидер умер 21 января 1924 года. Именно в этот день при сталинской власти происходили “торжественно- траурные собрания”. В Москве с докладами на них выступали ближайшие соратники вождя. А следующий день, 22 января, был выходным, то есть праздничным! В календарях эта дата обозначалась красной краской (правда, заключенной в черную рамку) и именовалась “днем памяти Ленина и жертв 9 января 1905 года” (напомню, что 22 января – это и есть 9 января по старому стилю).
Возвратимся, однако, ко дню рождения Сталина. Ежегодно, начиная с 1929 года (сразу же зафиксируем в пямяти этот год), 21 декабря во всей советской прессе на первых полосах публиковались огромные портреты вождя, посвященные ему передовые статьи, всевозможные приветствия, обещания и обязательства. А в круглые годовщины (1929, 1939, 1949 годы) в “Правде”, выходившей в этот день в тройном или даже еще большем объеме, печатались подхалимские статьи членов Политбюро и других доверенных лиц, каждый из которых освещал выдающуюся роль Сталина в той области, ведать которой было доверено этому лицу, – в создании социалистической промышленности, в грандиозных успехах колхозов, в военном деле, в науке, в искусстве и т. д. и т. п.
Что же касается последнего круглого юбилея – 70-летия в 1949 году, то после него в прессе появился “Поток приветствий” от коллективов трудящихся, от различных организаций как в СССР, так и за его рубежами, и этот “поток” не иссякал три с лишним года. Он, скорее всего, продолжал бы литься столь же полноводно до следующей круглой даты, если бы ни произошло поистине радостное для всех нормальных людей событие – смерть кровавого диктатора, последовавшая 5 марта 1953 года.
Так что день 21 декабря запомнился советским современникам достаточно хорошо. Агитационно–пропагандистская машина, направляемая самим “героем”, превосходила в этот день все мыслимые и даже немыслимые пределы в обожествлении советского фюрера.

Находки Эдварда Радзинского

Однако сравнительно не так давно, в середине прошлого десятилетия, известный российский писатель Эдвард Радзинский поведал в написанной им биографии Сталина, что он обнаружил документы, свидетельствующие, что на самом деле Сталин родился не в декабре 1879 года, а годом раньше – в декабре 1878 года. Правда, еще в 1990 г. в газете “Известия” на этот факт обратил внимание историк Л.М.Спирин, но тогда информация не имела сколько-нибудь значительного резонанса. Другое дело – книга известного писателя.
Радзинский, несмотря на то, что он по образованию историк, причем получивший, видимо, в студенческие годы неплохой профессиональный тренаж (он окончил Московский историко-архивный институт, считающийся среди специалистов весьма авторитетным), всем своим настроем, образом мышления, ментальностью никак не может быть отнесен к историкам-профессионалам.
Это писатель в полном смысле слова, для творчества которого решающую роль играет художественный образ, творческое воображение которого создает свой собственный мир. И этот мир, безусловно, не только имеет право на существование. Он жизненно необходим читательской массе, всей культуре общества, если, разумеется, талант творца таков, что он в состоянии создать подлинную “художественную правду”, которая далеко не обязательно должна совпадать с подлинными, действительными, фактическими историческими событиями. Бывает и так, что в талантливом художественном произведении не только конкретика событий не соответствует истории, но сами события развиваются прямо противоположно тому, как это было на самом деле. Появился даже художественный жанр альтернативной истории, в пределах которого рассматривается, что произошло бы, если бы в определенный момент события развернулись по другому, подчас противоположному сценарию – например Германия одержала бы победу во второй мировой войне.
Когда же писатель, тем более известный, берется за создание исторических исследований, читателю следует поостеречься. С повышенным вниманием, я бы даже сказал, с особой осторожностью ему следует подходить к таким произведениям, ибо, как показывает опыт, обычно творческое воображение автора в конечном итоге торжествует над “низменными” жизненными реалиями.
Эдвард Радзинский относится именно к такому разряду авторов. В объемистой книге “Последний царь: Жизнь и смерть Николая Второго”, которая читается легко и интересно, можно встретить тысячи фактических неточностей и прямых ошибок, всевозможных натяжек в угоду повествованию, хронологических “непопаданий в цель” и всяческих прочих “ляпов”, которые вполне простительны художнику, но никак не могут быть допустимы в исторических трудах, автором которых полагает себя Радзинский.
То же самое касается его книги “Сталин”. Эта книга была издана в США в 1996 году с рекламой самой высокой пробы. Достаточно сказать, что на обложке книги под ее заголовком красуется текст “Первая глубокая биография, основанная на новых документах взрывчатой силы из российских секретных архивов”. Однако действительно новых документов в книге почти нет, а интерпретация более или менее известных материалов весьма субъективна. Так что каждому свое – вряд ли стоило уважаемому писателю хотя бы на время менять профессию и превращаться в крыловского кузнеца, пекущего пироги.
Но вот три архивных документа, которые удалось обнаружить Радзинскому, причем речь идет о документах, в подлинности которых, как мы убедимся, нет сомнений, действительно заслуживают самого серьезного внимания. Дело в том, что они опровергают официально зафиксированную дату рождения Сталина – напомню, 21 декабря 1879 года.
Один из этих документов – книга регистраций Успенского собора в г. Гори. В ней значится имя Иосифа Джугашвили и далее следует запись:
“1878. Родился 6 декабря (18 декабря по новому стилю: в XIX веке разница между старым и новым стилями составляла 12 дней, в XX веке она на один день увеличилась – Г.Ч.). Крестился 17-го декабря. Родители – жители города Гори крестьянин Виссарион Иванов Джугашвили и его законная жена Екатерина Георгиева. Крестный отец – житель Гори крестьянин Цихатришвили”.
Причастие, как говорилось далее, было совершено протодиаконом Хахановым при помощи причетника Квиникидзе.
Второй документ – аттестат, полученный юным Сосо Джугашвили по окончании Горийского православного духовного училища. Здесь говорится: “Рожден в день шестой месяца декабря 1878 года”.
Уже этих документов вполне достаточно, чтобы прийти к твердому выводу о том, когда в действительности родился будущий советский диктатор.
Есть и третий документ – сохранившаяся в Российском государственном архиве социально-политической истории (когда-то это был Центральный партийный архив при ЦК КПСС) собственноручно написанная в 1920 году автобиография Сталина, в которой тот обозначил 1878 год в качестве года своего рождения.
Эта рукопись в полном смысле слова замыкает цепь доказательств, приводимых Радзинским. Честно признаюсь, я не отнесся бы с большим доверием к материалам, приводимым им, если бы не существовал еще и четвертый подлинный документ, который я видел собственными глазами в том же архиве. Это “Книга со сведениями о воспитанниках Тифлисской духовной семинарии”, в которой записано, что Иосиф Джугашвили, “сын крестьянина гор. Гори, родился 6 декабря 1878 г.” В отличие от Радзинского, который считает излишним требование ссылаться на использованные источники (а этому его уж явно учили в Историко-архивном институте!), я считаю необходимым указать, что цитата приведена по Российскому государственному архиву социально-политической истории, фонд 558, опись 4, дело 5, лист 1.
Когда Сталин “достиг высшей власти” (слова Пушкина о Борисе Годунове в знаменитой трагедии), а это произошло в самом конце 20-х годов, документация, связанная с его биографией, особенно с ранними ее этапами, была самым тщательным образом (в меру сил не слишком опытных и не весьма рьяных архивистов) выявлена во всех возможных архивных коллекциях, собрана воедино под предлогом подготовки биографии вождя, а значительная ее часть, по всей видимости, была уничтожена.
Я пишу “по всей видимости”, потому что подлинный личный фонд архивных документов Сталина, хранящийся в Архиве Президента Российской Федерации (бывший Архив Политбюро ЦК КПСС) лишь недавно, медленно и крайне малыми толиками стал передаваться в общедоступный Архив социально-политической истории. Так что по настоящему сталинский архив историкам еще известен мало.
Не случайно, ныне, когда многие ранее тайные архивные фонды рассекречены (повторяю, кроме подавляющего большинства фондов названного Архива Президента РФ), почти не были обнаружены новые документы существенной важности о деятельности Сталина до 1917 года. Ничего нового мы не узнали, например, о его участии в “эксах” – бандитских налетах большевистских боевиков на банковские кареты, перевозившие крупные денежные суммы, о его связях с секретными службами Российской империи и т. д.
Находки Радзинского оказались уникальными – устраняя неугодные документы, стражи сталинской непорочной биографии в этом случае как-то “недобдели”.

Необходимость истолкования документов

Однако обнаружить документы, содержащие некую новую информацию, – это еще только полдела, если не меньше. Необходимо эти документы интерпретировать, то есть объяснить. Надо изучить, когда, в каких условиях возник документ, каковы были причины, породившие его, какие цели преследовал автор или группа лиц, создавших эти документы. Таковы элементарные требования той вспомогательной исторической дисциплины, которая называется источниковедением. Чтобы вопрос был полностью ясен, добавлю, что в исторической науке источниками называют материалы (от рукописей до фундаментальных построек и археологических находок), которые непосредственно или косвенно участвовали в тех или иных событиях или явлениях прошлого и в силу этого способны сообщить существенно важную информацию об этих событиях.
Но иногда дело обстоит далеко не так просто. Источник может свидетельствовать не только о самом конкретном событии, но и о чем-то другом, подчас даже более важном.
Возьмем случай с тремя документами, обнаруженными Э.Радзинским (прибавив к ним и четвертый, найденный мною). Их прямой смысл как источников состоит в том, что они установили точно дату рождения лица, которому суждено было стать одним из самых кровавых и отвратительных тиранов во всей многострадальной истории человечества. Но имеет ли этот факт такое уж существенное значение? Думается, что, взятый сам по себе, он не очень значителен. Значение этих документов в другом – в том, что они опровергают получившую широчайшее распространение и офицально утвердившуюся в СССР ложь по поводу этого факта.
Стало быть, в данном случае задача интерпретации, объяснения, исторического анализа приобретает совершенно иной смысл. Нам необходимо теперь выяснить не то, что связанно с этими источниками как таковыми, а связанный с ними или даже порожденный ими комплекс событий и явлений. Мы должны установить, когда, в каких условиях, по какой причине, с какой целью была осуществлена фальсификация, какой смысл, какой характер имела она – сугубо личностный или же общественно значимый.
Иначе говоря, зачем Сталин подделал дату своего рождения и когда он осуществил эту мошенническую операцию?
Обнаруживший документы писатель, естественно, ставит этот вопрос. Но как это ни покажется парадоксальным, он даже не пытается дать на него сколько-нибудь обоснованного ответа. Видимо, в соответствии со своей художественной натурой он, задумавшись над поставленным вопросом, тут же отвлекся на что-то другое и в результате вообще не попытался выяснить причины происшедшего. В конце концов, вспомнив вдруг о своей находке и о том, что поставленный вопрос так и остался без ответа, Радзинский вдруг через пару страниц отделывается ничего не значащей и в общем нелепой ремаркой о том, что Сталин, дескать, “не хотел вспоминать жизнь революционера Кобы и, видимо, так стремился всячески отделить себя от нее, что даже изменил дату своего рождения”.

Зачем была предпринята фальсификация

Между тем, внимательный анализ политических событий в СССР во второй половине 20-х годов показывает, что дело обстояло далеко не так просто, как это представляет Радзинский, что фальсификация даты рождения непосредственно вписывалась в хитроумный план восхождения на вершину власти, который упорно и последовательно проводил этот повар, который, по словам Ленина, “будет готовить острые блюда”.
Сталин отнюдь не был “гениальной посредственностью”, каковым его представлял постоянный оппонент и разоблачитель Л.Д.Троцкий, совершенно не сумевший разобраться в личности своего злейшего врага, как, впрочем, и во всех других фактах и событиях современной ему социально-политической жизни.
Сталин был весьма тонким и остроумным тактиком, умевшим верно оценить реальную обстановку, силы и намерения врагов, соперников, вероятных союзников и на этой основе выработать оригинальный план действий. Осуществить этот план он стремился любой ценой, не считаясь ни с какими жертвами, кровью, муками своих подданных, включая самых близких соратников, не гнушаясь никакой ложью или провокацией. Будучи в полном смысле слова “гением зла”, он отчетливо представлял себе, что малейшая оплошность, чуть не так понятый жест будут стоить ему если не головы (хотя, скорее всего именно головы), то, во всяком случае, власти.
Естественно, я имею в виду Сталина того времени, когда он находился в расцвете сил, а не старика после 70-летнего юбилея – быстро дряхлевшего и начинавшего впадать в маразм.
Свой путь к вершинам единоличной власти Сталин начал в апреле 1922 года, когда после XI съезда партии он стал генеральным секретарем ЦК. Собственно говоря, секретарская должность в ЦК, существовавшая и раньше, особой власти и особых прав по сравнению с другими партийными боссами не давала. Внешне вроде бы существенные изменения не произошли и тогда, когда в 1922 году был изобретен новый термин – генеральный секретарь. Лицо, занявшее эту должность, должно было стать своего рода управляющим делами ЦК, руководителем всего партийного “хозяйства”.
Но Сталин моментально распознал, что в это хозяйство входит расстановка кадров на местах – назначение, смещение, повышение в должности партийной бюрократии в республиках и губерниях. От его личного отношения к тому или иному лицу теперь зависела карьерная судьба этого лица. А это, в свою очередь, позволяло Сталину использовать высокую козырную карту – номенклатура оказалась зависимой от его воли, которую он стал демонстрировать уже с первых месяцев своего “генсекства”. Так что уже в декабре 1922 г. тяжело больной и фактически лишенный власти Ленин вынужден был с полным основанием констатировать, что Сталин сосредоточил в своих руках необъятную власть.
Но пока еще генсек оставался первым среди равных. Ловко играя на политических и особенно на личностно-эгоистических струнах остальных высших партийных иерархов, Сталин постепенно отстранял их от власти одного за другим и целыми группами (пока еще только от власти; от жизни он их отстранит почти одновременно во второй половине следующего десятилетия).
Вначале, объединившись с Каменевым и Зиновьевым, Сталин добился крайнего ослабления позиций своего главного антагониста и соперника Троцкого. Вскоре, однако, Зиновьев с Каменевым осознали, что в перспективе реальная власть им не светит и воссоединились с Троцким в так называемой “объединенной оппозиции” 1926-1927 гг. Тогда Сталин разыграл новую комбинацию: он представил себя в качестве рьяного защитника новой экономической политики (нэпа), которая способствовала некоторому экономическому оживлению России на началах рынка и частного предпринимательства. Известными сторонниками нэпа была группа партийных лидеров, в которую входили председатель Совнаркома (правительства) А.И.Рыков, председатель ВЦСПС (объединения фиктивных профсоюзов) М.П.Томский и главный редактор центральной партийной газеты “Правда” Н.И.Бухарин. Именно эта группа и стала основной политической опорой Сталина в высшем руководстве.
На XV съезде партии (декабрь 1927 г.) руководителей объединенной оппозиции выгнали из ВКП (б), а вслед за этим их отправили в ссылку или арестовали. Именно после этого съезда Сталин в последний раз “попросился в отставку”, будучи, разумеется, уверенным, что получит отказ и что эта его акция явится одним из решающих шагов на пути к единоличной власти. Об этой фиктивной “отставке” я рассказал читателям “Каскада” в статье “Прыжок из партийных джунглей” (№ 19 за 2002 год).
Но искомая абсолютная власть достигнута еще не была. Этому мешали те самые лидеры, на помощь которых в борьбе с Троцким и его союзниками, в защите нэпа опирался Сталин.
“Кремлевсекому горцу” (выражение О.Мандельштама) теперь необходимо было в комплексе решить новые задачи: скомпрометировать Рыкова с компанией, отстранить их от руководства, присвоить себе лавры того единственного руководителя, который был способен преодолеть кризис, якобы смертельной опасностью нависший над страной. Причем осуществить это, разумеется, требовалось на путях “перехода к социализму”. Именно это, по мнению Сталина, и обеспечивало закрепление его личной диктаторской власти, не скованной никакими ограничениями. Наконец, необходимо было в достойной форме представить все это благодарному народу, который по достоинству оценил бы неизмеримый вклад товарища Сталина в созидание счастливого будущего трудящихся СССР.
Указанные задачи Сталин успешно для себя решил на протяжении 1928-1929 годов. Вначале в печати стали разоблачать анонимных “правых уклонистов”, которые тормозят развернутое строительство социализма. Затем стали называться отдельные второстепенные имена. Наконец, в 1929 г. было объявлено, кто стоит во главе “антипартийной группы”. Оказалось, что тех, кто препятствует быстрому и успешному переходу к социализму, возглавляют Бухарин, Рыков, Томский. Они были сняты с ответственных партийный постов (правда, непродолжительная заминка произошла со смещением Рыкова, но в 1930 г. и он был заменен на посту главы правительства сталинским лизоблюдом Молотовым).
Разгром группы сторонников сохранения нэпа (ее участники сразу же покаялись и в награду получили второстепенные посты) велся параллельно с наступлением на нэп как таковой. Предлоги для этого были найдены Сталиным и его ближайшим окружением (Молотов, Каганович, Киров, Куйбышев и другие) очень легко. С одной стороны, в 1927 году была объявлена “военная тревога” – пресса стала кричать, что со дня на день следует ожидать нападения “империалистического мира” на СССР, хотя в действительности западные державы сохраняли в отношении большевистского режима вполне мирные намерения. Действительная опасность войны начнет вызревать только через несколько лет – после прихода нацистов к власти в Германии в 1933 году. С другой стороны, в конце 1927 – начале 1928 г. были до предела раздуты действительно имевшие место продовольственные затруднения. Трудности были вызваны тем, что в 1927 г. были резко повышены цены на промышленные товары, в которых нуждалось крестьянство, тогда как заготовительные государственные цены на зерно и другие сельхозпродукты оставались крайне низкими. Естественно, крестьяне припрятывали хлеб и прочие продукты своего труда до лучших времен. Вместо того, чтобы ликвидировать возникшие “ножницы” цен, которые уже бывали и раньше, на началах сохранения нэпа, Сталин предпринял открытое и беспощадное наступление на крестьянство. Хлеб конфисковывали, а тех, кто его прятал, отправляли в тюрьму как спекулянтов
Осенью 1929 г. Сталин объявил, что по всей стране началось массовое движение крестьянства за вступление в колхозы, что было сигналом для начала насильственной коллективизации и так называемой “ликвидации кулачества как класса” – то есть для конфискации собственности более или менее зажиточных крестьян, да и всех тех, кто не желал отдавать свою землю и скотину колхозам.
Так началось то, что в СССР объявили “революцией сверху”, а на самом деле обернулось ликвидацией крестьянства как самостоятельного хозяйственного слоя, голодом и гибелью по вине сталинских сатрапов миллионов крестьян, тягчайшими продовольственными трудностями в городах, которые полностью так и не были преодолены до конца существования коммунистической власти.
К концу 1929 г. Сталин полностью закрепил свою тираническую единоличную власть.
В суетных хлопотах 1928 года незамеченным и никак не отмеченным прошло 50-летие Сталина.
Следует отметить, что ранее “кремлевский горец” как-то не придавал сколько-нибудь существенного значения времени своего рождения. Дата не выглядела для него существенным фактом. Всякие же документы биографического и прочего характера для Сталина готовил его секретарь И.И.Товстуха, который не отличался особой хронологической аккуратностью. В декабре 1925 г. в одном из документов Товстуха записал, что Сталин родился 21 декабря 1879 г. (в других бумагах назывались иные даты). Ошибками изобиловали многие биографические документы о Сталине, написанные Товстухой.
Теперь же, когда была достигнута искомая цель, вождь спохватился по поводу того, что дата рождения могла бы сослужить неплохую службу, и решил, что терять возможность продемонстрировать в СССР и за рубежом, кто является истинным и любимым всем народом хозяином страны, не следует ни в коем случае. Наилучшим поводом для такой демонстрации мог бы быть именно круглый юбилей.
Решение проблемы было найдено кардинальное и, по всей видимости, быстрое. Сталин решил стать на год моложе. Срочно была найдена бумага Товстухи 1925 г. и изготовлены соответствующие другие фальшивые документы. 21 декабря 1929 г., то есть практически сразу же после решения того комплекса задач, которые Сталин успешно для себя разрешил (устранения всех несогласных с ним в партийном руководстве, сосредоточения всей власти в собственных руках, отмены нэпа и провозглашения “развернутого наступления социализма по всему фронту”), состоялось “всенародное празднование” юбилея самоназначенного вождя.
В “Правде” появились раболепные статьи всех членов высшего партийного руководства. В угоду Сталину в этих статьях грубейшим образом переписывалась и фальсифицировалась история. Сталина объявили вождем партии еще с дооктябрьских времен, вторым “партийным орлом”, равным Ленину, творцом побед в гражданский войне и т. п. Сталина раболепно прославляли в своих приветствиях творческие союзы. Виднейшие писатели подписали приветственное письмо “дорогому товарищу Сталину”, которое обошло всю центральную прессу. Столь же лицемерно и подобострастно вели себя лидеры зарубежных коммунистических партий, которым Сталин благосклонно разрешил приветствовать себя как вождя мирового пролетариата.
Именно такова была цель изменения даты рождения Сталина. Отныне, с 1929 года, новая дата прочно вошла в официальное советское историописание, а из него – во всю мировую историческую и справочную литературу.
И только в недавнее время оказалось, что документы, действительно, иногда не горят. Обнаружились достоверные свидетельства того, когда Сталин родился на самом деле, что дает возможность установить немаловажную политическую цель проведенной мошеннической операции.

БЕЗ КОМЕНТАРИЕВ

ОСТАВИТЬ ОТВЕТ