КОНЕЦ МИФА О ...

КОНЕЦ МИФА О «КРАСНОМ СИОНЕ»

28
0
ПОДЕЛИТЬСЯ

Так называется одна из глав сборника «Государственный антисемитизм в СССР. 1938–1953. Документы». В нем приведены материалы «Биробиджанского дела», по которому проходило практически всё руководство Еврейской автономной области. Его можно рассматривать как составную часть процесса, проведенного над членами Еврейского антифашистского комитета. Многие документы введены в научный оборот впервые. И они позволяют сделать определенные выводы. И самый главный, на мой взгляд, состоит в том, что 1948 – 1949 гг. советское партийное и государственное руководство пришло к выводу, что создание Еврейской автономии являлось крупнейшей ошибкой. И эту ошибку оно пыталось «исправить». Конечно, ликвидировать область было весьма неосмотрительно, так как это вызвало бы отрицательный международный резонанс. А вот не дать возникнуть на этой территории действительно еврейскому национально-государственному образованию, к чему стремилось руководство области, было задачей вполне выполнимой. И она была успешно решена. И по сей день ЕАО существует на карте России. Но было бы нереальным считать её еврейской автономией. Хотя списывать со счета потенциальные возможности этого региона не стоило бы. Тем более что руководство и часть населения края упорно стремятся к тому, чтобы область стала еврейской. Это, не в последнюю очередь, диктуется чисто экономическими интересами, так как связь с Израилем этого далекого региона Российской Федерации поддерживается довольно тесная, да и помощь приходит довольно заметная. Но это вопрос уже иной. Мы же возвратимся к событиям конца 40 – начала 50-х годов прошлого столетия.

20 ноября 1948 года было принято решение Политбюро ЦК ВКП(б) такого содержания: «Утвердить следующее решение Бюро Совета Министров СССР: «Бюро Совета Министров СССР поручает Министерству Государственной Безопасности СССР немедля распустить Еврейский антифашистский комитет, так как, как показывают факты, (так в тексте В.Л.) этот Комитет является центром антисоветской пропаганды и регулярно поставляет антисоветскую информацию органам иностранной разведки. В соответствии с этим органы печати этого Комитета закрыть, дела Комитета забрать. Пока никого не арестовывать». О данном решении, указывается в сборнике, было сообщено руководству партийных обкомов, крайкомов, и ЦК союзных республик 3 января 1949 года специальным закрытым письмом ЦК ВКП(б), которое заканчивалось следующими словами: «…Советское правительство решило Еврейский антифашистский комитет закрыть, а лиц, уличённых в шпионаже, арестовать». Естественно, не могло остаться в стороне руководство Еврейской автономии, тесно связанное с антифашистским комитетом. 25 июня 1949 года было принято решение «Об ошибках секретаря обкома Еврейской автономной области Хабаровского края т. Бахмутского А. Н. и председателя облисполкома т. Левитина М. Е.». В заключительной части протокола было сказано: «За допущенные политические ошибки снять тт. Бахмутского А. Н. с поста первого секретаря обкома ВКП(б) Еврейской автономной области и Левитина М. Е. с поста председателя облисполкома. Объявить строгий выговор тт. Бахмутскому А. Н. и Левитину М. Е. за недостойное поведение в отношениях с Американо-Биробиджанским комитетом в США…» Естественно, что после этого решения были приняты меры и к остальному руководству области. Практически все руководители еврейского происхождения были сняты со своих постов. Но это было только началом. Впоследствии все они были арестованы и осуждены к длительным (до 25 лет) срокам тюремного заключения. К счастью, большинство из них выжило, и после смерти Сталина было реабилитировано. Само собой разумеется, что главным фигурантом «Биробиджанского дела» стал первый секретарь областного комитета партии Бахмутский. Родился Александр Наумович в 1911 году, в партии состоял с 1932 года. Имел среднее образование. Начинал свою деятельность слесарем на московском заводе «Серп и Молот». Затем был начальником спецотдела Московского завода им. Кирова. С 1938 года стал заместителем исполкома Хабаровского краевого Совета депутатов трудящихся. В 1943 году его избрали по рекомендации ЦК ВКП(б) первым секретарем обкома ВКП(б) Еврейской автономной области. После упомянутого выше решения Политбюро о снятии его с этого поста, события пошли своим чередом. 18 августа 1949 года областной комитет партии исключил его из рядов ВКП(б), «как носителя буржуазно-националистических взглядов, практически проводившего их в жизнь». После исключения из партии Бахмутский был арестован и по приговору Военной коллегии Верховного суда СССР от 20 – 23 февраля 1952 года осужден на 25 лет тюремного заключения. В чем же состояла деятельность Бахмутского и его коллег, направленная на «подрыв и ослабление Советского Союза»? Какие цели преследовало советское руководство, бросив в тюрьму множество людей, обвиненных в «еврейском буржуазном национализме» и «шпионаже»?

Обвинения в адрес Бахмутского и его коллег были сформулированы на VII областной партийной конференции Еврейской автономной области в начале августа 1949 года. Само собой разумеется, что подготовлены они были в ЦК ВКП(б) и спущены для «озвучивания» новому партийному руководству области, которое к тому времени уже было назначено и его предстояло формально избрать. Один из самых больших грехов Бахмутского было стремление создать на базе области Еврейскую республику. Подобные предложения действительно готовились партийным руководством Биробиджана. Но не оно было инициатором этого проекта. Когда создавали «Красный Сион» на Дальнем Востоке, то в начале был создан автономный округ, преобразованный по мере прибытия еврейского населения в область. И уже тогда планировалось с ростом численности еврейского населения, подъемом экономики региона преобразовать область в Еврейскую автономную республику. Много вынашивалось всяких проектов – от Крыма до Дальневосточного края. Но остановились на последнем. Кстати, с согласия ряда американских еврейских организаций. Но ведь создание любого национального образования предполагает сохранение культуры этноса, и, прежде всего, его языка. Но вот против этого советское руководство принципиально возражало. Видимо, Бахмутский и его коллеги были все-таки идеалистами и мечтали сохранить и возродить еврейскую культуру, хотя сам первый секретарь обкома партии еврейским не владел. И, тем не менее, в октябре 1946 года по его инициативе было принято решение «о пропаганде и агитации на еврейском языке». Партийные организации должны были подобрать лекторов, докладчиков, агитаторов, владеющих языком идиш для чтения научно-популярных лекций на еврейском языке в колхозах, на предприятиях и в учреждениях. Далее, в традициях того времени он потребовал от руководителей обеспечить проведение подписки на областную еврейскую газету точно так же, как это делали с другими газетами во всей стране. Не менее страшный грех Областного комитета партии и Облисполкома состоял в том, что «они встали на путь искусственного насаждения еврейских школ и еврейских классов в русских школах…», а вот «трудящиеся» якобы против этого возражали, да и учебников новых не было, а старые – сплошь врагами народа написанные. Само собой разумеется, что в конечном итоге в Еврейской автономии национальные школы исчезли, впрочем, как и «идиш» в качестве официального, государственного языка. Было небольшое количество энтузиастов, которые на свой страх и риск (а это было небезопасно) изучали «мамелушн» и передавали знания другим. Еврейская интеллигенция была под корень вырублена. И всякие контакты с ней осуждались. «Особым покровительством, – отмечается в Информации, представленной в ЦК ВКП(б) о прошедшей в области партийной конференции , – т. Бахмутского пользовался буржуазный националист, враг народа Миллер, исключение из партии которого состоялось после снятия т. Бахмутского с поста первого секретаря обкома ВКП(б). В Биробиджане был пригрет космополит, явно националистически настроенный художник Цимеринов, который заявлял, что американцам принадлежит заслуга в выборе территории для еврейской области в исследовании её богатств. Он усиленно убеждал, что евреи должны быть вечно благодарны Америке за электростанцию, присланную в качестве «подарка» Цимеринов длительное время пользовался особой поддержкой и покровительством со стороны обкома ВКП(б) и облисполкома».Так уж случилось, что в конце 60-х гг. прошлого столетия мне пришлось встретиться с Миллером, который тогда (если память мне не изменяет) возглавлял областное отделение Союза писателей. Добрейший человек, влюбленный в еврейскую литературу, сам неплохой писатель, блестящий знаток «идиша» – и надо же, попал в число «врагов народа». Хорошо, что ещё выжил и вышел на свободу. О судьбе Цимеринова мне ничего не известно. Во всем его деле не совсем понятно, как это можно быть одновременно «космополитом» и «националистом». Одно ведь принципиально отрицает другое. И за религию спросили руководство города и области. В упомянутой Информации в ЦК подчеркивалось: при активном содействии бывшего председателя Биробиджанского горисполкома Ярмицкого была создана еврейская религиозная община, которой выделено помещение и отпущены стройматериалы для ремонта за счет школьного фонда. Община обратилась к обществу «Амбиджан» (Америка – Биробиджан В. Л.) с просьбой прислать ей необходимую утварь для синагоги. Горисполком поддержал разделение действующего кладбища на два: еврейское и русское. Все само собой разумеющееся, становилось в те годы преступлением. Так что отношение к еврейской культуре в Еврейской области было весьма своеобразным. Не оставили в стороне и самый главный вопрос – подбора и расстановки кадров. В решении партийной конференции подчеркивалось, что «подбор и выдвижение кадров на руководящую работу производился не политическим и деловым качествам, а по узкому национальному признаку. Так, например, среди руководителей областных учреждений и ведомств евреи составляли 62%, директоров предприятий и МТС – 65%, из 10 ответственных работников облисполкома 8 евреев, из 14 ответственных работников Биробиджанского горсовета – евреев – 13…». И почему-то ни слова о том, что и в других национальных формированиях, входивших тогда в СССР, шла борьба за выдвижение местных национальных кадров, во всех вузах и техникумах страны готовились специалисты для национальных республик, областей и даже автономных округов. Естественно, новый состав областного комитета партии на конференции обновили. Всего в состав обкома избрали 57 членов и 11 кандидатов. И в Информации в ЦК подчеркивали, что среди избранных – большинство русских – 42 человека, а евреев 16. Естественно, в число ведущих партийных работников никто из них уже не попал. Подобная форма отчетности о результатах выборах по национальному составу ранее в партии отсутствовала. Ещё много и много обвинений в национализме, шпионаже в пользу Америки было предъявлено руководству области, представителям интеллигенции, служителям культа и многим иным. По масштабности, «Биробиджанское дело» мало чем уступало «Делу ЕАК». Массу людей привлекли к суду, гноили в тюрьмах и расстреляли. «Несмотря, что на предварительном следствии и в судебном заседании все арестованные отрицали вину в проведении антисоветской деятельности и признали только наличие политических ошибок в практической деятельности по руководству областью, дело их было рассмотрено без вызова в суд свидетелей и без проверки других доказательств, имеющихся в деле и в отношении всех подсудимых был вынесен обвинительный приговор…», – отмечается в «Определении военной коллегии Верховного суда СССР об отмене приговора по делу о руководстве ЕАО» Оказалось, что переписка с обществом Америка – Биробиджан проводилась под контролем МГБ СССР, а все посылаемые в США материалы строго проверялись органами цензуры. Организация подписки на газеты, издавшиеся в Биробиджане, в других регионах Советского Союза, проводилась с разрешения секретаря ЦК ВКП (б) Шепилова. Вопрос о преобразовании области в республику поднимался еще в 1947–1948 гг., о чем неоднократно горилл сам М. А. Суслов, один из крупнейших и доверенных руководителей партии. Проведенная после смерти Сталина экспертиза материалов, отправленных в свое время в США, никаких секретных сведений не содержала. На основании этого Генеральный прокурор СССР Руденко в своем послании в ЦК КПСС писал: «Полагаю необходимым опротестовать приговор Военной Коллегии Верховного Суда СССР по делу Бахмутского и других на предмет прекращения дела за отсутствием состава преступления и освобождения заключенных от наказания…». Что и было сделано в декабре 1955 года. Документы свидетельствуют, что 18 февраля 1956 года «Комитет Партийного Контроля, рассмотрев заявление тов. Бахмутского с его участием, считает необходимым восстановить его членом КПСС с 1932 года, с указанием перерыва в партстаже. Наряду с этим КПК считал бы возможным снять с т. Бахмутского А. Н. партийное взыскание, объявленное ему решением Политбюро ЦК ВКП(б) в 1949 году». Вот так завершилось «Биробиджанское дело». Дальнейшая судьба столь неординарного человека как Бахмутский мне неизвестна. Поговаривали, что он работал парторгом на заводе «Динамо» в Москве. Миллер дожил свои годы благополучно в Биробиджане. Большинство фигурантов этого процесса предпочли свою судьбу больше не связывать с ЕАО – от греха подальше. Но о национальной культуре, религии, их возрождении забыли надолго. Еврейский театр закрыли, литературный альманах тоже упразднили, еврейских школ не было в помине, так что и идиш постепенно «уходил». Соответственно и еврейская газета влачила жалкое существование. У нее просто не было читателей. Некоторое оживление еврейской жизни, культуры наступило в 1967 году, и связано это было с «шестидневной войной». Руководителем области тогда впервые после 1949 года вновь стал еврей, да ещё с фамилией Шапиро. И руководил он регионом до самого краха СССР. Но потом настали новые времена. Область сейчас Хабаровску не подчинена, выходит прямо на Москву. Экономика в довольно неплохом состоянии. От своего названия отказываться не собирается, даже, как говорят «совсем наоборот». Поставили памятник Шолому Алейхему и минору на привокзальной площади. Связи с Израилем, впрочем, как и с Китаем, поддерживают тесные. Поговаривают о необходимости возрождения еврейской культуры, изучения языка и т. п. Вот только носителей этой культуры там осталось мало. Впрочем, есть и иные пути стать евреем… Так что в нашем быстро меняющемся мире все ещё возможно. Во всяком случае, как сказал мне один израильтянин, «лишняя автономия не повредит».

БЕЗ КОМЕНТАРИЕВ

ОСТАВИТЬ ОТВЕТ