КРЕПКА ЛЮБОВЬ...

КРЕПКА ЛЮБОВЬ ИЗДАЛЕКА

23
0
ПОДЕЛИТЬСЯ

Чем дальше от исторической родины, тем сильнее любовь к ее лидеру. На такой вывод наталкивают итоги состоявшихся 24 июня президентских выборов: 65% турок в Германии проголосовали за переизбрание Реджепа Тайипа Эрдогана президентом на второй срок, тогда как в самой Турции только около 53%. Что стоит за этой статистикой?

Подальше от милой родины

Мнений экспертов немало. Одно из них принадлежит Гюлей Кизилочак из эссенского Института исследований Турции, которая указывает: большинство турецких мигрантов являются выходцами из сельской местности. А, значит, более религиозны и привержены традиционным ценностям, защищаемых партией Эрдогана.

Официально в ФРГ живет более 1,48 млн. турок. Многие из них сохранили гражданство Турции и активно участвуют в выборах. Неофициально – еще до 3 млн., которые не голосуют, стремясь сохранить в тайне факт своего наличия в Германии. «Что ищет он в стране далекой, что кинул он в краю родном?» – на вопрос классика можно ответить так. В стране далекой, каковой является Германия, он ищет то, чего ему недостает на родине – стабильности. Он оставил в Турции надежды на лучшую жизнь, которые гаснут не по дням, а по часам. Гораздо спокойней в гостях у родственников, которые 60 лет назад поселились в ФРГ, выучились, овладели специальностями, обзавелись семьями и немецкими паспортами и – по турецким меркам – благоденствуют в центре Европы.

Посланцы старой родины зачастили в начале 2018-го. С резкой девальвации турецкой лиры, что повлекло за собой столь же резкое ослабление поддержки правящей Партии справедливости и развития (ПСР). Одновременно произошло укрепление рядов оппозиции, в частности, появление в декабре 2017 года новой оппозиционной силы – «Хорошей партии», быстро набирающей авторитет. Эрдоган, рассорившийся с мировыми кредиторами, и потому неспособный эффективно решать проблему национальной валюты, понимал, что может ответить лишь переключением внимания на внутренние проблемы. А зерно их – в поиске врагов.

Не прекращаются компании по гонению на правозащитников и журналистов. Режим чрезвычайного положения, который продолжает действовать в стране, предоставляет неограниченные возможности для давления на СМИ и оппозицию. По малейшему подозрению арестовывают ученых, студентов, деятелей культуры. На этом фоне всеобщей подозрительности и озлобленности виноватым во всех бедах может оказаться любой. Единственный выход – убраться от греха подальше. А подальше – значит в Германию к родне.

Успех Эрдогана в Германии был предопределён

Во-первых, год назад на референдуме о переходе Турции от парламентской республики к президентской в поддержку предложения Эрдогана выступили почти две трети турецких избирателей, живущих в ФРГ, то есть фактически столько же, сколько сейчас – за его переизбрание президентом. Во-вторых, поддержка его в Германии основана на том, что многие его сторонники в ФРГ не думают расставаться с турецкими паспортами. Это – документальное подтверждение того, что даже в дальнем зарубежье они остаются приверженцами ценностей, которым следовали в Турции, то есть они живут по законам национального клана, полагаясь на основы шариата и соблюдая семейные интересы.

Иными словами, когда незадолго до проведения досрочных парламентских и президентских выборов в Турции, которые были намечены на 24 июня, президент Эрдоган и его правящая ПСР вновь обратились за поддержкой к избирателям, проживающим на территории Германии, они были уверены, что их призыв будет и услышан и поддержан.

Правда, первоначально выборы были запланированы на 2019 год. Но в апреле Эрдоган заявил об их переносе. Его подстегнула не только тревожная экономическая обстановка в стране, но и растущая важность 2% турецких избирателей, проживающих в Германии. Их голоса тем важней, чем сильнее крепнет светская оппозиция и, стало быть, чем вероятнее в изменившихся политических условиях второй тур, который может потребоваться для избрания президента.

Германия для турок

Молодое поколение турок имеет свои особенности. Оно не хочет ни учиться, ни работать в принципе. Потому и не интегрируется в реалии ФРГ, что не чувствует себя в Германии как дома. Ее поддержка ПСР – протест против законов Германии, которую они не любят, но и не думают покидать из-за обилия социальных льгот. Они пребывают в состоянии «на двух стульях разом», не решаясь сделать окончательный выбор.

Примером молодым служит опыт старших, которые уже двумя-тремя поколениями живут по четко заведенной формуле: заработать в Германии пенсию и потратить ее в Турции в родном селе. Прибыв на родину безбедно доживать, они пользуются особым расположением и поддержкой представителей партийных ячеек ПСР: вот они, немецкие турки – истинные патриоты и хранители духовных скреп! А к тому же весьма состоятельные, по турецким меркам, люди, поскольку их пенсия многократно превышает доход их пожилых сверстников.

Вторая причина, по которой турки в Германии голосуют за Эрдогана, – страх. С одной стороны, многие боятся открыто выразить свою политическую позицию, так как опасаются, что создадут тем самым проблемы для своих родственников, живущих в Турции и которых можно легко вычислить. С другой стороны, Германия – просторное поле для сбора спецслужбами Турции информации об оппозиционерах – как в ФРГ, так и на родине. Особенно официальную Анкару интересуют те, кто поддерживает прокурдскую Партию демократии народов (ПДН) и крупнейшую оппозиционную силу страны, Республиканскую народную партию (НРП) – именно они отбирают у Эрдогана значительную часть электората.

Инфляция – следствие политического авантюризма

У Эрдогана, в принципе, немало проблем. Сирия, хрупкие отношения с союзниками Турции, беженцы, проблема курдов – вот лишь некоторые из них. И вместо того, чтобы сконцентрироваться на решении этих безотлагательных вопросов, у него в приоритете, похоже, укрепление его вновь приобретенной власти. Но на фоне стремительно теряющей вес турецкой лиры это вряд ли получится.

Между тем, национальная валюта теряет в цене: за последние полгода курс ее упал на 20%. Уровень инфляции в настоящее время составляет около 11%, вдвое больше, чем рассчитывал Центробанк. Последствия ощущает массовый избиратель, поскольку начинают дорожать импортные товары. Если турецкая лира будет дешеветь такими темпами и дальше, дело может дойти до экстренной продажи активов, при которой иностранный капитал покидает страну в течение нескольких дней.

Эрдоган считает, что это – происки проклятого Запада. Знакомая по громким заявлениям Путина песня.

Все вроде развивалось неплохо. Долгие годы страна импортировала больше товаров, чем экспортировала. В свою очередь иностранцы охотно инвестировали деньги в экономику Турции, поскольку надеялись на прибыль от этого. Такая конструкция хорошо работала годами.

Но сейчас случился сбой: после провалившейся попытки государственного переворота в 2016 году и последовавшей за этим волны арестов и освобождений, доверие иностранных инвесторов к Анкаре заметно уменьшилось. Из-за путча экономика Турции потеряла $100 млрд. Инвесторы больше не желают давать деньги стране на прежних условиях

Спасти положение, по мнению Эрдогана, могут сами турки. К примеру, если граждане страны обменяют доллары и евро на турецкие лиры. «Мои братья, у которых есть доллары или евро под подушкой, идите и поменяйте свои деньги на лиры. Мы вместе сорвем этот заговор», – сказал он, выступая на недавнем предвыборном митинге в Эрзуруме на востоке Турции.

Ситуация с валютой стала частью его предвыборной программы: он заявил, что хочет получить контроль над ранее независимым Центральным банком страны. Проще говоря, ручное управление всеми финансами страны. Скорее всего, состоятельные турки поступят ровно наоборот: выведут свои активы за границу.

Но ведь подозрительно припухли подушки и у немецких турок. И уж коли, дорогие бывшие соотечественники, вы так горячо голосуете за меня, любимого, не пора ли и вам раскошелиться ради блага родины, окруженной врагами?!

«Вряд ли это произойдет, – считает председатель турецкой общины в Германии Гёкай Софуоглу. – Эрдоган заходит слишком далеко. Германия не должна опускаться до его уровня». Под словом «Германия» он разумеет немецких турок, которым не гоже поддаваться на провокации из Анкары.

Цена слова и твердая валюта

Пока немецкие турки раскошелились на бензин для кортежа из примерно сотни автомобилей, который пронесся по центру Берлина в час, когда стали известны результаты выборов. Высунувшись из салона по пояс, сторонники Эрдогана размахивали флагами Турции и правящей партии ПСР, выкрикивая «Эрдоган – наш вождь». Вместе с 1 тысячей единомышленников они временно блокировали движение в столице.

Проголосовав за Эрдогана, они не только избрали «своего единственного правителя», но одновременно выразили «отказ от нашей либеральной демократии», отметил Джем Оздемир, известный политик от «Зеленых» турецкого происхождения.

Большинство проголосовавших за Эрдогана в ФРГ – дети и внуки рабочих-мигрантов, людей из консервативной среды. Они привили потомкам определенный стиль мышления. Согласно ему, главное – не политические дебаты, не права человека, а решение повседневных вопросов. Поэтому Эрдоган для его сторонников в Германии – тот, кто построил в Турции больницы, шоссейные дороги и торговые центры. Все остальное второстепенно.

Правда, эти практичные избиратели оставляют в стороне ответ на вопрос, на какие деньги может быть продолжено такого рода строительство, если турецкая лира еще не обозначила дно своего падения. Понятно, что в условиях подобной неопределенности иностранный инвестор совершенно откажется вкладывать в турецкую экономику. И сделает это по причине того, что доверие к политической системе, построенной диктатором и популистом, подорвано окончательно.

Но если так думает умеющий все основательно просчитывать акционер Запада, почему состоятельная прослойка немецких турок должна финансировать проекты Эрдогана? Одно дело – лозунги, демонстрации, кортежи и другое – поддержка издалека, денежные вливания в экономику без гарантий прибыли.

БЕЗ КОМЕНТАРИЕВ

ОСТАВИТЬ ОТВЕТ