КТО КУПИТ АКР...

КТО КУПИТ АКРОПОЛЬ?

13
0
ПОДЕЛИТЬСЯ

Вопрос идиотский – но только на первый взгляд. Да, Акрополь – визитная карточка столицы Греции, подобно Эйфелевой башне в Париже или мемориалу Линкольна в окружении сакуры в Вашингтоне. Продать святое – что может быть кощунственнее? Но есть обстоятельства, которые, не исключено, приведут к тому, что Акрополь будет выставлен на продажу.

Можно жить, не работая

Греция стала именем нарицательным, большой головной болью, как предрекали немецкие эксперты, возражавшие против приема Греции в ЕС. Все эти годы Грецию содержит ЕС: политические интересы оказались существенней, вот Брюссель и платит.

Всего в рамках предоставления финансовой помощи Афины получили около 200 млрд евро. На начало 2016 года госдолг Греции составлял 321 миллиард евро, это нереальные 184% ВВП. Она занимает третье место по бедности и социальной изоляции, в то время как уровень пенсий – один из самых высоких в ЕС. Он таков, что позволяет пенсионеру если не содержать, то поддерживать семьи своих детей. Причина – уровень безработицы 21,7%, самый высокий в ЕС. Иными словами, старшее поколение, получавшее стабильно приличные пенсии, отучило молодежь искать применение своим знаниям и способностям.

Позиция нахлебников предпочтительней. Во-первых, всегда есть возможность выразить недовольство: как бы щедро ни давали, всегда можно сказать – мало. Во-вторых, подсаженные на финансовую иглу и сидящие на ней много лет утрачивают желание что-либо делать сами.

Как раскусить грецкий орешек?

Первое обстоятельство – греческий менталитет. Любой грек считает: мир ему задолжал. Ведь Греция была автором всего – человека как вида; демократии как формы правления; основ искусств, ремесел и наук как видов творческой деятельности. Хотя задолго до древней Греции был еще древний Египет с не меньшим пантеоном богов и числом достижений, а затем иудеи, подарившие миру монотеизм. К тому же были китайцы, проложившие Великий шелковый путь – торговую тропу, благодаря которой народы стали реже враждовать меж собой.

В общем хоре претендующих на первенство греки перекрикивают всех. По простой причине: они считают себя краеугольным камнем современной цивилизации. Им возражают: былая греческая слава никоим образом не соотносится с актуальностью – ни с обликом городов, ни с состоянием наук и искусств. По факту это страна туризма с маломощными сельским хозяйством и легкой промышленностью, вообще не обладающая тяжелой промышленностью, но имеющая притязания. Если сегодня Греция и велика, то долгами, которые в виде ссуд дает ей мировое сообщество, причем, зная наверняка, что эти кредиты никогда не будут возвращены в полном объеме.

Частью национального менталитета является театрализация невзгод, которые посыпались на бедную греческую голову, едва она, до того сытая и счастливая, попала в еврозону. Создается впечатление, что Грецию силой и хитростью, едва не на аркане втянули в Евросоюз. Особенно ярко проявилось это в годы финансовой катастрофы. За два десятилетия – с 1992 по 2012 – Афины получили только из бюджета Евросоюза свыше 90 млрд евро, причем, самую значительную долю составил германский вклад. До сих пор никто точно не знает, какую часть этих средств разворовали чиновники, ученые, фермеры. Но известны многомиллиардные откаты бывшим членам кабмина Греции, воровство ведущих ученых страны, в числе которых бывший ректор университета Димитрис Констас, в свое время возглавлявший греческую делегацию в Совете Европы, фальсифицировавшие данные производители оливкового масла – все это свидетельствует о тотальной коррупции в Греции.

Понимая, что в любую минуту может клюнуть жареный петух, смышленые греки пытаются переселиться от греха подальше. Лучше всего в Швейцарию. Здесь, из окон скромного особняка в 200-300 квадратных метров, Женевское озеро воспринимается более спокойно, чем бурные воды Ионического, Миртойского и Эгейского морей. В последние годы все больше людей из среднего класса, официально заявляющих, что у них нет средств на самое необходимое, являются частыми клиентами Роберта Ферфеки, маклера по продаже недвижимости в регионе Женевского озера. Элитные особняки, расположенные здесь, уступают по стоимости только лондонским: стоят от 5 до 15 млн. швейцарских франков. Откуда они у скромных греков?

Греческая и немецкая инициатива

Второе обстоятельство – неожиданный ход.

Зная коррупционеров, что называется, в лицо, власти идиллического греческого острова Икария поняли, что нельзя ждать милости от Афин, которые получат очередную порцию миллиардов и рассуют по нужным карманам. Надо действовать. Агиос Кирикос, административный центр Икарии, объявил, что собрался стать частью Австрии.

Почему? Да потому что любые кредиты Евросоюза до простого люда не дойдут. И что делать? Ждать перехода на драхму? Лучше останемся с евро в составе ЕС, только с другим гражданством. Понятно, что Афины восприняли этот шаг, как предательство интересов родины, а Вена – как актуальный греческий анекдот.

Не забудем, что дело происходит на родине знаменитых сценических постановок. Еще десятки веков назад те же греки доказали: трагедия и комедия – стороны одной медали.

В этом контексте интересна была реакция немцев. В 2009-2010 гг., когда впервые заговорили о том, что Греция – в числе кандидатов на вылет из ЕС, германские олигархи обозначили выход из ситуации. Они предложили Афинам: мы купим ряд островов, сделаем их туристическими зонами, обеспечим приток евротуристов, греков – работой.

Казалось бы, Греция получала двойную выгоду. Во-первых, мгновенное поступление миллиардов евро в греческую казну. Во-вторых, гарантированную часть доходов в течение многих лет. К тому же подобным шагом Греция могла продемонстрировать Евросоюзу, что не просто готова к серьезной приватизации, а осуществляет ее. Что избавило бы от статуса «европейского нахлебника», носимого ею несколько десятилетий.

Но Греция есть Греция. План, устраивающий все стороны, был ею забракован с весьма примечательной формулировкой, которая годилась бы для реалий 75-летней давности: не от(про)дадим немцам ни пяди родной земли.

Звучит как анекдот. На самом деле – трагедия. Вопрос о выделении денег Греции – постоянная тема для дебатов. Должен прозвучать вердикт «тройки» – комиссии экспертов, представляющих трех кредиторов Греции: Европейский Союз, Европейский центральный банк (ЕЦБ) и Международный валютный фонд (МВФ). Они выделяют Афинам многомиллиардную помощь, но выплачивают ее траншами и при строго оговоренных условиях. Как выполняются условия, оценивают ревизоры. Те время от времени наезжают в Афины и убеждаются, что греки в очередной раз вводят ЕС в заблуждение. И, вопреки здравому смыслу, порция миллиардов со стороны ЕС, ЕЦБ и МВФ посылается в Грецию.

«Бездонная бочка» – так оценивает ситуацию Ангела Меркель, которая, как и другие лидеры ЕС, давно исчерпала кредит доверия к Афинам.

Мошенничество в порядке вещей

Третье обстоятельство – принцип «Здесь и сейчас».

В Греции, как и повсюду, народ разный. Есть те, которые могут угостить, довезти, посоветовать – и все бескорыстно. Так было в семье заведено.

Но семьи не все на одно лицо. Есть такие, что живут с установкой: коли не смошенничал, то день прожил зря.

– Даже больше вам скажу, – откровенничает 50-летний афинянин с 30-летним опытом проживания в столице, назвавшийся Христосом Кастопулосом. – Для иного моего соотечественника нажива – это не когда он что-то получил, а другой при этом потерял, а просто ущерб соседа или коллеги по работе. Считается, что это – законный повод для радости.

Христос добавляет: эта черта роднит греков с русскими. Те, говорят, последнюю рубаху с себя скинут, чтобы помочь ближнему. При этом благополучия в доме того самого ближнего не потерпят ни за что. Ближний не должен жить лучше, чем он.

Во всем повинен не только кризис. «Да, хитрость у нас в крови, однако признать то, что мы много лет живем за счет богатых стран Европы, греческое общество не сможет», считает Кастопулос.

Она же, хитрость, определяет, кого можно развести, а кого не следует. Таксисты в Афинах, Салониках и других городах Греции обманывают клиента повсеместно. Особенно если тот – турист издалека. Пришлому в голову не приходит, что таксист всегда включает счетчик ночного тарифа, хотя поездка из аэропорта происходит в разгар дня. Такая ситуация – норма. Не только в городе, но и в деревне. Едва грек завидит туриста-иностранца, выставит цену на продукт на порядок выше, чем земляку.

Неужели турист, обжегшись на беззастенчивом сервисе, решится на восторги по поводу Греции?! Нет, конечно. Да ушлому греку эти комплименты вовсе не нужны. Он знает, что видит клиента в первый и последний раз. Иностранец для него – паршивая овца, с которой хоть шерсти клок. И чем клок объемистей, тем больше слава мошенника в семье и среди соседей: молодчина, умеет красиво облапошить!

Предпринимателей, мыслящих категорией лишь сегодняшнего выигрыша, становится все больше.

С каждым годом это положение все очевидней. Почему? Греки считают наживу за счет иностранцев правомерной. Потому что искренне полагают: это они, сытые и благополучные туристы, а не продолжавшееся десятилетиями собственное транжирство и привычка жить за чужой кошель, виновны в том, что стране приходится затягивать пояса. Жители ФРГ, договариваясь с таксистом, слышат в ответ: «Так вы немцы? Выходите из машины!»

Афинский таксист, который видит законное возмущение немца, при этом обижается. Если бы мошенничество проявлялось только в бытовой сфере… Как отмечают мировые эксперты, греки демонстрируют мастерство в уклонении от уплаты налогов: предельная налоговая ставка увеличилась, а в это же время, растет число случаев освобождения от уплаты налогов. Несмотря на всю шумиху вокруг налоговой дисциплины, более половины нанятых работников по-прежнему освобождены от уплаты подоходного налога.

Как оценивать немецкий успех?

Немцы, которые несколько лет назад предлагали покупку островов, свое все же получили. В виде аэропортов, большая часть которых расположена на популярных у туристов островах. Немецкая Fraport заплатила 8 млрд евро за право владения 14 рентабельными аэропортами. Гиоргиос Кассиматис, эксперт по конституции и почетный профессор Афинского университета, считает это захватом Греции. Он возмущается тем, что один из соратников Меркель сказал: те, кто несостоятелен, должны продать все, что у них есть ценного, чтобы покрыть сумму долга.

Уже упомянутая «Тройка» (ЕС, ЕЦБ и МВФ) решила, что необходимо создать фонд, который позаботится о том, чтобы продать в Греции почти все, что имеет какую-то ценность. Греческие патриоты восприняли это как оккупацию страны. Порты, шоссе, аэропорты, острова, большие территории, хутора, памятники, поезда, электричество и газ – стали предметами продажи.

С одной стороны, возмущение греков понятно. Зачастую территории, в которые входят пляжи, парки, леса, бывшие олимпийские сооружения и многочисленные археологические развалины, – национальное достояние. С другой стороны, зарубежные инвесторы разработали план устойчивого развития подобных регионов в интересах всего общества. Скажем, есть намерение создать в Афинах роскошный курорт, который греки оценивают в 3 млрд евро, но при этом инвестор готов купить земли и строения за 900 млн евро. Мы проигрываем, кричат греки. Да вы бы оказались сегодня в выигрыше, если бы вовремя согласились, протестуют инвесторы.

Правы по-своему и те, и другие. Но греки – народ обидчивый. Они считают, что на их бедах наживается Евросоюз. И, прежде всего, Германия. К слову, если выходящий на пенсию гражданин Греции получает ежемесячные выплаты в размере 81% от средней заработной платы, пенсия жителя успешной Германии составляет 43% от средней оплаты труда. Любопытная арифметика, не так ли?

Тем не менее на островах Закинтос, Кефалиния и Корфу люди стали протестовать. Аэропорты – это самое важное, что у них есть, основа для транспорта и для экономики. Они пошли в суд, чтобы помешать немцам забрать их аэропорты, те предложили грекам самим проинвестировать работу воздушных гаваней. Итог известен: греки проиграли.

Реальность и миф

При этом греческий парламент тоже проголосовал за распродажу Греции. Это очень угнетает греков, большинство из которых считает, что «Тройка» занимается дестабилизацией социального государства. Германия, по их мнению, единственная страна в ЕС, которая выигрывает от греческого кризиса. Ну так пошлите ее подальше, откажитесь от ЕС, ребята, раз вам так плохо!.. Ну уж нетушки! Состоять в ЕС со всеми его недостатками и несовершенствами лучше, чем вне союза.

Почему? Потому что свои грабят покруче, чем ЕС, считают греки. Вот и получается, что Греция, регулярно продолжающая получать помощь Брюсселя, продолжает балансировать на грани экономического краха.

Выплату долга частями, по 5-7 млрд, Афины воспринимают как пощечину, что подтверждается нескончаемыми демонстрациями. Столица все больше напоминает СССР времен перестройки: кругом грязь, мусор, в речах греков – убогий уровень мышления, но при этом они считают себя центром мира. Уже поэтому они, дескать, имеют право называться вечно отдыхающей нацией и потому доить ЕС и быть обеспеченной – что в юности, что в старости.

Страна живет древними легендами. «Смтрите, как мы скученно живем, – говорят греки. – Впору нам, как Диогену, селиться в бочке».

Это, кстати, распространенный миф, будто древнегреческий философ Диоген Синопский (412 – 323 до н. э.) жил в бочке. Жил он действительно в емкости, но достаточно объемной и именуемой пифосом – сосуде, который применяли и для хранения зерна и меда, так и для захоронения костей с пеплом. Избрав столь необычный кров, Диоген получил возможность считать себя и духовным продуктом своей эпохи, и аскетом, готовым в любой момент предстать перед Аидом – владыкой царства мертвых. Чтобы развеять устоявшуюся молву о бочке, на золотой монете в 200 евро, выпущенной Грецией, философ изображен на фоне пифоса.

До бочек грекам далеко. А вот лозунг «Деньги на бочку!» здесь воспринимают буквально. Европа, хочешь, чтобы мы остались под твоим крылом, – плати!

БЕЗ КОМЕНТАРИЕВ

ОСТАВИТЬ ОТВЕТ