ЛЕТНИЕ ВАЛЬСЫ...

ЛЕТНИЕ ВАЛЬСЫ ВЛАДИМИРА ПУТИНА

24
0
ПОДЕЛИТЬСЯ

В самый разгар отпускного периода, когда обычно политики и государственные деятели отдыхают от дел, хозяин Кремля Владимир Путин совершил свое «немецкое турне». Сначала он посетил Австрию, куда его пригласила на свою свадьбу 53-летняя министр иностранных дел Альпийской республики Карин Кнайссл, а оттуда полетел в Берлин, чтобы встретиться с канцлером ФРГ Ангелой Меркель.

Оба визита не имели статуса официальных: в Австрию Путин прибыл по частному приглашению, а встреча с Ангелой Меркель в замке Мезеберг была названа рабочей, потому что вообще-то, фрау канцлерин пока официально находится в отпуске. Откровенно говоря, каких-то результатов от этого турне никто не ожидал, да и не было их, как таковых. Зачем же кремлевский господинчик трудил ножки?

Невеста и казачий хор

Синее небо над виноградниками Южной Штирии, прекрасные пейзажи и праздник – всего этого не хватало не такой уж и молодой невесте почтенного 55-летнего австрийского предпринимателя Вольфганга Майлингера, Карин Кнайссл, для полного счастья. Душа требовала еще какой-то изюминки, чего-то эдакого, чего ни у кого нет. Но ведь недаром она – министр иностранных дел Австрии! И вот – в горном отеле «Чеппо», где проходила свадьба, объявились удивительные гости: лично президент России Владимир Путин в сопровождении хора кубанских казаков.

Вероятно, совершенно случайно на этой же свадьбе оказались еще и канцлер Австрии Себастьян Курц со своим вице-канцлером Хайнцем-Кристианом Штрахе. Но, раз уж оказались – почему бы не поговорить с дорогим гостем о том и о сем: о погоде и урожае, о ситуации с сирийскими беженцами и об обещании Путина сделать Австрию новым западноевропейским хабом для российского газа в том случае, если будет построена вторая ветка газопровода «Северный Поток»? Поэтому, пока прочие гости слушали кубанские песни – лидерам австрийского правительства пел в уши сам Путин. Без переводчиков. Он успел неплохо изучить немецкий, когда офицером КГБ шпионил за восточногерманскими диссидентами.

Правда, эта «политическая свадьба», вероятно, теперь еще долго будет аукаться фрау Кнайсл-Майлингер: австрийское общество и австрийская пресса встретили приглашение Путина «в штыки». OE24, один из крупнейших информационных телеканалов Австрии, обнародовал на своем сайте огромный материал с заголовком «Мы все платим за свадьбу Кнайсл», в котором подверг ее приглашение Путину сокрушительной критике, а целый ряд австрийских политиков – таких, как, например, «зеленый» депутат Европарламента Михель Раймон или омбудсмен Социал-демократической партии Австрии Андреас Шидер – потребовали отставки Карин Кнайсл с ее должности. Еще более недовольными оказались австрийские водители, которым под самые выходные полностью перекрыли автобан А9, ведущий в аэропорт Грац-Талергоф. Сотни полицейских, сотни проверок – и все это из-за российского гостя…

«Битте-дритте, фрау-мадам»

Откровенно говоря, Карин Кнайсл до сих пор нельзя было обвинить в особых отношениях с Путиным. Ее внешнеполитический опыт является не очень большим. Беспартийная госпожа министр, получившая свой пост по «квоте» младшего партнера австрийской правящей коалиции, «Свободной партии Австрии» (FPО), отправила Путину свое приглашение еще в начале июня, когда тот находился с официальным визитом в Вене, и, может, даже забыла о нем – но не забыл Путин. Накануне свадьбы он дал знать, что принимает приглашение. И теперь, как отметила в своей статье ведущая австрийская газета Kurier, российский президент «украл» у нее день, который должен был стать лучшим днем в ее жизни. Не очаровательная невеста, а бледный гость из России стал «звездой» этой свадьбы …

Впрочем, долго Путин на празднике не задержался. Его ждала канцлер ФРГ Ангела Меркель, прервавшая ради него отпуск. Немного странно, что, согласившись на такой шаг, она накануне визита подчеркнуто равнодушно заявила, что «не ожидает от этих переговоров никаких результатов». «Учитывая большое количество серьезных конфликтов во всем мире, – пояснила она, – на нас лежит ответственность и поэтому мы должны работать над решением этих проблем».

Для Путина тот факт, что он приехал в Германию, можно считать победой: российского президента не приглашали туда с самого начала «гибридной войны», которую он развязал против Украины. Разок Меркель приехала в Россию, разок он встретился с ней «в кулуарах» саммита Большой двадцатки – и все. Поэтому даже полуофициальный, «рабочий» визит и три с половиной часа разговора с фрау канцлерин можно считать прорывом.

Кстати, с этими переговорами случился большой конфуз: известный немецкий журналист Борис Райтшустер забил тревогу в своем блоге на Facebook. Модератор телепрограммы Current Time, в которой он принял участие, сообщил ему, что Меркель и Путин говорили в замке Мезеберг один на один, без переводчиков. «Я знаю, что Меркель раньше отказывалась разговаривать с Путиным без официального немецкого переводчика, – пишет Райтшустер, – потому что предпочитала иметь во время разговора свидетеля… Тайная дипломатия подменяет собой политику. Куда делась «старая» Меркель, которая разговаривала с Путиным открытым текстом?».

Кроме того, считает Борис Райтшустер, немецкая пресса сообщила своим читателям и зрителям об этой встрече слишком мягко. Журнал Der Spiegel назвал статью о ней «Немножко нового старта», а газета Rheinische Post посвятила визиту материал «Немецкие фирмы требуют завершения санкций против России». Правда, если прочитать его, то становится понятным, что речь идет, во-первых, только о компаниях, которые до сих пор ведут с Россией торговлю (они объединены в Немецко-российскую торговую палату, которая расположена в Москве, откуда и прилетело это требование), а во-вторых – даже не все эти компании такое требование поддерживают, а меньше половины – 40%. Но заголовок вышел – красноречивее не бывает.

Впрочем, ясно одно: об отмене или даже ослаблении санкций на этот раз разговора вообще не было. Так же, как не разговаривали Меркель и Путин об освобождении украинского режиссера Олега Сенцова, который более трех месяцев держит голодовку, – а на это надеялись многочисленные журналисты и политики, как украинские, так и немецкие. Накануне этой встречи немецкий ПЕН-клуб даже официально обратился к госпоже канцлеру с призывом сделать освобождение Сенцова одной из тем переговоров с Путиным. Но после разговора ни Меркель, ни Путин ни словом об украинском пленнике не вспомнили. О чем же шла речь во время этой встречи?

Немного Сирии, немного Украины и много газа

Если ориентироваться на заявления, как Путина, так и Меркель, которые они сделали после встречи – то самым продолжительным было обсуждение двух тем: «послевоенного» восстановления Сирии и возможности миссии «голубых касок» на украинском Востоке. В первом случае Меркель, как образцовая европейка, готова направить в Сирию немалые средства на восстановление – и она так же, как президент Франции Эмануэль Макрон, похоже, уже смирилась с мыслью, что все эти средства, как ни крути, пойдут не столько и не только на поднятие из руин сирийских городов и сел, сколько на укрепление власти диктатора Башара Асада, который с помощью своих российских и иранских «друзей» те города и села и разрушил. Впрочем, есть одна проблема: Германия вряд ли станет выделять какие-то средства, пока в Сирии еще идет война. Вот, мол, когда она действительно закончится – тогда можно и помочь, а до той поры – никак. А основным признаком того, что сирийская война завершилась, для Ангелы Меркель станет … массовое возвращение сирийских беженцев из Германии и вообще из стран Евросоюза домой. Может российский президент может «организовать» такое возвращение?

По украинской теме – то в ней все осталось на своих местах, о чем Меркель и заявила. Она подчеркнула, что «надеется на продвижение в решении конфликта», но пока этого продвижения нет. Путин, в свою очередь, снова, как и раньше, заявил, что, мол, миротворческая миссия ООН в Донбассе – это было бы неплохо, но исключительно под российскую дудку: то есть, пусть они разделяют между собой украинские и «их-там-нет-ские» войска, а украино-российская граница и территория, контролируемая «гибридными» российскими войсками, пусть остаются свободными от всяких там любознательных иностранцев. Без этого, по его мнению, «решение проблемы не продвинется вперед».

А вот о третьей теме, а именно – о постройке «Северного потока-2», оба лидера почти не помянули, а она была для журналистов самой интересной. Сейчас ситуация складывается таким образом, что строительство этого газопровода является юридически невозможным, так как Дания запретила тянуть ветку через свои территориальные воды. Так как и «Газпром», и немецкое правительство демонстрируют большую солидарность между собой в этом вопросе, то можно представить себе, что именно он, а не Сирия с Украиной, и был основным в ходе переговоров в замке Мезеберг.

Вариантов выхода из этого тупика есть три: уговорить Данию вести строительство в обход датской территории и бросить это строительство так же, как недавно «Газпром» бросил строительство «Южного потока». Два последних варианта, скорее всего, являются неприемлемыми: строить в обход – слишком дорого и долго, а бросить – это отказаться от своих амбиций. Путину – от «газового рычага», которым он мечтает контролировать Европу, а Меркель – от статуса «главного европейского хаба» да еще и весомого политического аргумента в «таможенной войне» против США. Таким образом, делают вывод немецкие журналисты, обсуждалась, прежде всего, возможность «продавить» датское «вето» и заставить Данию пересмотреть свою позицию. Возможно – большими деньгами. Возможно – политическими аргументами.

Придется признать, что украинские и польские протесты в этой «газовой партии» большого значения не имеют. Правда, Ангела Меркель, более для очистки совести, чем с какими-то практическими намерениями, заявила, что она, мол, попросила российского президента, чтобы тот оставил какую-то часть газового транзита Украине, но Путин в ответ повторил свою иезуитскую идею, которую уже высказал в мае этого года во время их встречи в Сочи: мол, конечно же, этот транзит должен быть сохранен, но «главное, чтобы он соответствовал экономическим требованиям». Какие у России требования к Украине – всем известно: прежде всего, отказаться от решения Стокгольмского арбитража, не требовать присужденных судом «Нафтогазу» 2,4 миллиарда долларов и, прежде всего – не арестовывать на основании этого решения активы «Газпрома». Но даже если представить себе, что украинская сторона вдруг согласится на это требование – все равно путинским обещаниям будет грош цена в базарный день. Потому что достаточно Путину однажды сказать – мол, всё, украинская ГТС экономически нецелесообразна – и о транзите можно будет забыть. А нарушать свои обещания Путину не привыкать.

БЕЗ КОМЕНТАРИЕВ

ОСТАВИТЬ ОТВЕТ