МАЙКЛ КОЭН ЛГ...

МАЙКЛ КОЭН ЛГАЛ В ИНТЕРЕСАХ ТРАМПА

7
0
ПОДЕЛИТЬСЯ

Пока весь мир обсуждает тот просто стр-р-рашно скандальный факт, что Дональд Трамп, мол, не поздоровался с Владимиром Путиным в Буэнос-Айресе на встрече лидеров «Большой двадцатки» (правда, в России утверждают, что это, наоборот – Путин не поздоровался с Трампом), в США произошло событие, гораздо более достойное обсуждения и могущее стать своеобразной точкой обратного отсчета для досрочного завершения карьеры 45-го президента Соединенных Штатов.

Личный адвокат и поверенный Трампа, Майкл Коэн, официально признался, что лгал в его интересах перед Конгрессом США. Он заявил, что вплоть до июня 2016 года Трамп вел переговоры с Кремлем о строительстве в Москве пресловутого Trump Tower да еще и предлагал в благодарность за финансирование подарить лично Путину пентхаус на крыше этого будущего роскошного дома – скромной стоимостью в $50 млн.

Ты мне больше не дружок!

Учитывая сложившиеся обстоятельства, Трамп больше не считает Майкла Коэна своим другом. Более того – он уверился в том, что Коэн – плохой адвокат, о чем и сообщал не раз и не два в своем любимом «Твиттере». Теперь же, услышав об официальном заявлении своего бывшего ближайшего поверенного, президент США заявил в Буэнос-Айресе – мол, Коэн – слабый человек. Ну да, в самом деле, слабый: не захотел держать рот на замке, как ему недвусмысленно намекали как сам Трамп, так и его новый главный адвокат Рудольф Джулиани. Не захотел сидеть десятки лет, пошел на сделку с врагом американского народа Мюллером…

Sic transit gloria mundi (латин, “Так проходит мирская слава” – прим. ред.). Когда-то Коэн был главным «решалой» Трампа, распоряжался от его имени сотрудниками и бюджетами. Но с тех пор, как он пошел на сделку со следствием – он превратился в отверженного. Особенно теперь, когда он, по сути, совершенно официально обвинил лично Трампа в том, что тот «крутил любовь» с Путиным уже, будучи кандидатом в президенты США. За такое, возможно, одним импичментом не отделаться – речь идет уже об уголовном преследовании.

Дональд Трамп очень хотел построить свой небоскреб в Москве. Проект несколько раз оказывался на грани краха, но Коэн упорно продолжал переговоры – как выясняется, гораздо дольше, чем признавался до сих пор. В своих письменных показаниях еще в прошлом году он указывал, что проект окончательно был «похоронен» в январе 2016 года. «В конце января я пришел к выводу, что это предложение не является выгодным по целому ряду причин и проект не следует развивать дальше» – пояснял тогда Коэн. Теперь же он «исправился». Согласно его новым показаниям, включенным уже в обвинение спецпрокурора Роберта Мюллера, переговоры продолжались до июня 2016-го, Трамп и его семейство были полностью в курсе их продвижения, а предыдущие показания Коэна были ложными. «Адвокат Коэн дал ложные показания Конгрессу, чтобы

  1. скрыть связь между персоной 1 (т.е. Трампом – прим. ред.) и московским проектом;
  2. произвести ложное впечатление, что московский проект был прерван до праймериз-голосования в Айове и до первого голосования».

Все это, как считает Мюллер, было сделано в надежде, что «объем следствия по «Рашагейту» будет ограничен». То есть, Коэн теперь сознался не только в нескольких случаях официального вранья, но и в намерении скрыть коммерческие контакты Трампа с Россией и помешать следственным действиям.

О чем знал Трамп?

«Для протокола: у меня в России НОЛЬ инвестиций» – писал в июле 2016 года Трамп в Твиттере – то есть, через месяц после того, как московский проект, по тогдашнему заявлению Коэна, был прерван. Узнав о нынешних его показаниях, Трамп прямо с саммита G20 в Буэнос-Айресе заявил, что Коэн врет, потому что желает выторговать для себя минимальный срок заключения, причем исключительно за свои финансовые и налоговые нарушения. Кроме того, президент заявил репортерам: «Даже, если бы это было правдой – я не совершил ничего незаконного». В конце концов, мол, о переговорах про московский Trump Tower было известно всему миру. Тут он тоже кривит душой: об этом проекте в 2016 году было известно лишь узкому кругу лиц. Он стал «всемирно известным» лишь после того, как Конгресс получил в 2017 году соответствующую документацию, а Майкл Коэн сделал свое первое заявление – как теперь стало ясно, наполовину ложное.

Более того: согласно нынешним показаниям Коэна, он солгал ещё и о своих контактах с офисом Владимира Путина. Адвокат написал в январе 2016 года электронное письмо пресс-секретарю Путина Пескову, стараясь оживить «застрявший» проект. «Так как это дело является исключительно важным, я прошу Вас о помощи» – цитировала этот емэйл Washington Post в августе 2017 года. Коэн попросил назвать ему контактных лиц, которые могли бы помочь в переговорах. До сих пор он утверждал, что не получил на свое письмо никакого ответа, но в новых своих показаниях он заявил: бюро Пескова не только ответило ему письменно, но он еще и имел с ним 20-минутный телефонный разговор. По словам Коэна, он получил через свой «российский контакт», Феликса Саттера, приглашение на экономический форум в Санкт-Петербурге. Предполагается, что там он удостоился личной беседы не то с Путиным, не то с Медведевым, причем речь шла о визите Трампа в Москву. Открытым остается вопрос – сколько знал сам Трамп? По словам Коэна, последний разговор о проекте с Саттером состоялся 14 июня 2016 года. Очень интересная дата: именно 14 июня Washington Post сообщила о том, что российские хакеры взломали сервер Национального комитета Демократической партии США…

Итак, возможно, что Дональд Трамп пытался «поднять» сделку с Россией в разгар предвыборной кампании. Само по себе это совершенно законно. Трамп уже успел ответить Мюллеру на письменные вопросы по этому поводу – правда, неизвестно, насколько эти ответы совпадают с новыми показаниями Коэна.

Каковыми же могут быть политические и юридические последствия новых показаний Коэна для Дональда Трампа? Пока что с полной уверенностью на этот вопрос ответить невозможно. Юристы не пришли к единому мнению, может ли быть обвинен действующий президент. Министерство юстиции, правда, отрицает саму возможность подобного. Но кто может быть, в самом деле, обвинен – так это его сын, Дональд Трамп-младший, а также зять, Джаред Кушнер – если, скажем, выяснится, что и они лгали о контактах с Россией. Упомянутый в новых показаниях Коэна Феликс Саттер оказался очень разговорчивым. Он заявил интернет-порталу Buzzfeed о том, что планируемое здание Trump Tower в Москве должно было получить дополнительный этаж – личный пентхауз для Путина в подарок. «В России олигархи буквально дрались между собой за возможность жить в одном здании с Владимиром Путиным» – рассказал Саттер, – «Моей идеей было – отдать Путину пентхаус за $50 миллионов и распродать остальные квартиры по $250 миллионов».

БЕЗ КОМЕНТАРИЕВ

ОСТАВИТЬ ОТВЕТ