МАРШАЛЫ И ГЕН...

МАРШАЛЫ И ГЕНЕРАЛЫ РОССИИ И АМЕРИКИ

1427
0
ПОДЕЛИТЬСЯ

О маршалах Советского Союза, их роли в обществе, а тем более о генералах Америки, мы знали очень мало. В СССР маршалы были самыми закрытыми фигурами. Впервые комплексное исследование об этой категории военных провел Николай Зенькович и опубликовал его в книге «Сенсации. Антисенсации. Суперсенсации». Не меньший интерес представляет работа Ю. Р. Носова «Генеральская составляющая» американского президентства», в которой прослеживается искреннее уважение к американскому народу и его генералам. В ряде других работ тоже исследуется эта важнейшая проблема. О том, что нам сообщили авторы публикаций, и пойдет речь.
Маршалы Советского Союза
Известно, что маршальские звания были учреждены в Советском Союзе в 1935 году. В постановлении ЦИК и СНК СССР было сказано: «Установить звание «Маршал Советского Союза» персонально присваиваемое правительством Союза ССР выдающимся и особо отличившимся лицам высшего командного состава». Как видно из постановления, это звание могло присваиваться и не за победы над войсками иностранных агрессоров. «Нашим предкам, – отмечает в связи с этим Николай Зенькович, – не приходила кощунственная мысль увенчать маршальской звездой и званием полководца людей, возглавлявших истребительную войну одной части нации против другой». За всю историю Европы тоже не было ни одного случая присвоения маршальского звания за ведение междоусобных войн, усмирение бунтов, народных восстаний и т. п. И все-таки первые маршальские звания были присвоены именно за заслуги подобного рода. Первыми маршалами СССР стали 5 военачальников, отличившихся в Гражданскую войну, т. е. в боях против своего собственного народа: В. К. Блюхер – командующий Особой Дальневосточной армией; С. М. Буденный – инспектор кавалерии РККА; К. Е. Ворошилов – нарком обороны СССР; А. И. Егоров – начальник Генерального штаба РККА; М. Н. Тухачевский – заместитель наркома обороны СССР. Судьба большинства этих маршалов печальна. Тухачевского расстреляли в 1937 году, Егорова поставили к стенке в 1938, Блюхера, судившего Тухачевского и Егорова, расстреляли в 1939. Вместо них звание маршала получили Г. И. Кулик, С. М. Тимошенко и Б. М. Шапошников. Особых военных побед над иноземными агрессорами за ними тоже не числилось. Не проявили в должной мере они себя и в годы Второй мировой войны. Ни в 1941, ни в 1942 году маршальские звания не присваивались. Даже за разгром немцев под Москвой и Сталинградом. И только в 1943 году этой чести удостоились А. М. Василевский, Г. К. Жуков и И. В. Сталин. В следующем году маршалами стали Л. А. Говоров, И. С. Конев, Р. Я. Малиновский, К. А. Мерецков, К. К. Рокоссовский и Ф. И. Толбухин. В 1945 году маршала присвоили Л. П. Берии. К сталинским маршалам Зенькович относит В. Д. Соколовского (Главком группы советских войск в Германии (1946 г.) и Н. А. Булганина – министра Вооруженных Сил СССР (1947 г.). Одним из самых талантливых маршалов в России считают Константина Константиновича Рокоссовского. Успешная оборона Москвы на северо-западном направлении, ведущая роль в проведении Сталинградской операции, основной автор победы в Курской битве, выдающаяся роль в ходе крупнейшей Белорусской операции «Багратион». Затем Восточно-прусская операция, Восточно-померанская и Берлинская. Как полководец – командующий фронтом К. К. Рокоссовский не проиграл ни одной битвы – во всех одержал победу. Но мешала ему национальность. Был он поляком. Направили его в Польшу Министром обороны. А затем вернули в Россию в качестве заместителя министра той же обороны. Рокоссовский с горечью констатировал, что «…для русских я всегда был поляк, а для поляков я – русский». Посадили его в свое время в лагерь как польского шпиона. С Рокоссовским все понятно. Сложней с Жуковым. В памяти народной именно он остался «Георгием-Победоносцем». Многие сейчас пытаются переосмыслить феномен Георгия Константиновича. Приводят массу интересных данных, ставящих под сомнение его таланты полководца. И, тем не менее, подавляющее большинство россиян отдает предпочтение именно ему. Крут был Жуков, крут и беспощаден! Приведу лишь две выписки из его приказов. А в одном из них от 17 сентября 1941 года было сказано: «…В случае оставления рубежа Лигово… Пулковские высоты… все командиры, политработники и бойцы подлежат немедленному расстрелу…» («Сыны Отечества», № 6, 2004). В шифрограмме Жукова № 4976 от 28 сентября 1941 года требовалось «Разъяснить личному всему составу, что все семьи, сдавшихся врагу, будут немедленно расстреляны и по возвращении из плена они также будут расстреляны». Даже генералы были буквально сражены подобными «разъяснениями». Но Жукова отозвали под Москву и все сделали вид, будто бы этого требования и не было (Военно-исторический архив, № 9/57). Отметим, что приказ подобного рода был отдан и германским командованием в 1944 году, когда рейх агонизировал. Конечно, сейчас можно рассуждать о жестокости маршала. Но все-таки следовало бы оценить ситуацию того времени, и тогда, может быть, мы придем к выводу, что в условиях полного развала и дезорганизации иными методами навести порядок было просто невозможно. Конечно же, напрашиваются примеры из боевой деятельности союзных войск, в которых оскорбление и унижение подчиненных преследовалось весьма строго. Известен исторический факт, когда один из самых популярных американских генералов Д. Патон (командующий 7 А) в госпитале на острове Сицилия ударил то ли рукой, то ли перчаткой по голове раненого рядового, обвинив его в трусости. В США разразился скандал. И пришлось боевому генералу, выйдя на балюстраду старинного замка, принести свои официальные извинения стоявшему внизу многочисленному активу 7-й армии…» (Военно-исторический архив…). Конечно, трудно себе представить маршала Жукова, приносящего извинения личному составу армии! Но не следует забывать и того, что условия ведения войны, сама её технология на Восточном фронте была иной, что и порождало совершенно другой тип взаимоотношений между людьми. Но это уже предмет военно-исторической антропологии. Мы же вернемся к Жукову. Его опасался Сталин. Эти опасения усилились после того, как У. А. Гарриман, посол США в СССР, 2 августа 1945 года передал письмо Молотову от Трумэна, в котором говорилось, что Президент США приглашает маршала Жукова посетить Соединенные Штаты Америки. «Президент Трумэн, – говорилось в письме, – поручил мне передать Генералиссимусу Сталину приглашение для Маршала Жукова посетить Соединенные Штаты Америки. Президент желает оказать гостеприимство Соединенных Штатов Маршалу Жукову в знак высокой оценки и выражения горячего чувства, которое он и народ Соединенных Штатов испытывают в отношении Красной Армии и Маршала Жукова как одного из её самых выдающихся руководителей. Президент надеется, что окажется возможным для Маршала Жукова поехать в ближайшем будущем, и он был бы благодарен, если бы ему сообщили, когда Маршалу было бы удобно нанести этот визит… Я был бы благодарен, если бы Вы довели вышеизложенное до сведения Генералиссимуса Сталина. У. А. Гарриман». Естественно, Сталин Жукова не отпустил. Не те были тогда нравы. Но соперника в нем он все-таки не видел. Другое дело – Хрущев. Его особенно встревожили неоднократные письма Эйзенхауэра Жукову с предложениями посетить в качестве гостя Штаты. Встревожился Никита Сергеевич, встревожился! И это было вполне объяснимо. Как правильно отмечает Николай Зенькович, «Речь шла о том, что многие крупные полководцы Второй мировой войны становились лидерами наций. Президентом США стал генерал Дуайт Эйзенхауэр… В Югославии к власти пришел… маршал Иосип Броз Тито. В Албании – маршал Энвер Ходжа, Испанией управлял генералиссимус Франко, Францией – генерал де Голль. Северной Кореей – маршал Ким Ир Сен, Тайванем – генералиссимус Чан Кайши…Словом Сталину и Хрущеву было о чем задуматься…». Отсюда и обвинения Жукова в стремлении стать правителем страны. Но, по мнению того же Зеньковича, Жуков относился к той редчайшей категории военачальников, которые появляются в моменты наивысшего напряжения страны и которые созданы для битв и сражений. В мирное время нужны совсем другие министры обороны, не такие, каким был Жуков. И еще – зависть, она и в Кремле зависть. При этом следует учесть, что рейтинг советских военачальников на Западе был не столь велик, как на родине. Не так давно американская газета «NEWS» опубликовала список ста выдающихся полководцев всемирной истории. Русских, в том числе советских, в нём всего четверо. В то время как американцев – 17, 19 англичан, 12 французов, 9 немцев. И это несмотря на то, что Россия воюет более тысячи лет и имела на своем счету тысячи побед. Еще более странным кажется, что в списке Гитлер стоит на 14 месте, вслед за ним его битые генералы, а Жуков занимает скромное 70 место. Но возмущаться не стоит. Критерии в каждом обществе свои. И одним из важнейших – ЦЕНА ДОСТИГНУТОЙ ПОБЕДЫ. Перейдем от сталинских, к хрущевским маршалам. Их тоже девять. И всем им это звание было присвоено в эпоху Никиты Сергеевича. Скажем прямо – люди эти были заслуженными, прошли войну от начала и до конца, отличались не раз. Это – И. Х. Баграмян, С. С. Бирюзов, А. И. Еременко, В. И. Чуйков, М. В. Захаров, Ф. И. Голиков, Н. И. Крылов. После расстрела Берии вскоре были присвоены звания маршала К. С. Москаленко и П. Ф. Батицкому, участвовавших в операции по устранению Лаврентия Павловича. Все они занимали руководящие посты в армии и министерстве обороны. В период войны их пути пересекались неоднократно с Хрущевым. Но, повторяю, люди они были заслуженные – полководцы! «Само собой, – сообщает Н. Зенькович, – во времена Брежнева маршалами стали те, чьи жизненные пути пересекались с «дорогим Леонидом Ильичем». Такая уж была добрая народная традиция. При Брежневе Маршалами Советского Союза стали 11 военачальников. Что касается Горбачева, то он произвел в это звание только одного. И того через год посадил в тюрьму». Всего за годы существования советской власти был 41 Маршал Советского Союза. Из них расстреляли Тухачевского, Блюхера, Егорова, Берию. Кулика. В тюрьмах сидели будущие маршалы Мерецков и Рокоссовский. Понижали в звании Булганина до генерал-полковника и Кулика – до генерал-майора. Покончил с собой маршал Ахромеев. Незаслуженно получили маршалов Берия, Булганин, Брежнев, Устинов, которые полководцами, естественно, не были. На поле боя ни один маршал не погиб. Но многие доживали свои годы в опале и нищете, как Жуков. «Сталинские маршалы, – сообщает Н. Зенькович, – которые получили это звание сравнительно молодыми (в возрасте до 50 лет маршалами стали 13 военачальников), испытывали нравственные муки, узнавая, что в мирное время Маршалами Советского Союза становились дряхлые старцы – Брежнев в 69 лет, Устинов в 67. Десять маршалов входили в состав Политбюро ЦК, трое были секретарями ЦК, двое Председателями Президиума Верховного Совета СССР и двое – Председателями Совета Министров СССР. Кроме того, 32 маршала избирались ЦК и восемь – кандидатами. Такова статистика Зеньковича. Так что играли они важную роль в политической жизни страны. Однако она несопоставима с ролью военных в жизни американского общества.
«Генеральская составляющая» истории американского президентства
Так называется исследование Ю. Р. Носкова, который впервые в России изучил эту проблему. Результат получился весьма любопытный. Посудите сами. За 216 лет истории президентских выборов США на вершине власти побывали 44 человека, из них – 11 генералы, что составляет 25%. «Это вторая по численности профессионально-социальная группа после юристов, которых в президентском корпусе более половины, однако роль и значимость «генеральской составляющей» не определяется только количественными показателями». Именно президенты-генералы, считает Ю. Носов, принесли Америке наибольшую пользу. Приведем лишь некоторые примеры из работы этого автора. Первым президентом США (1789-1797) был генерал Джордж Вашингтон. И в этом молодой республике весьма повезло. «Американская революция дала множество глубоких и ярких мыслителей, политиков, публицистов, провозгласивших идеалы свободы и равенства, разработавших принципы демократического устройства общества, создавших Декларацию независимости и конституцию, но первым главой государства все же стал генерал Дж. Вашингтон. Дж. Вашингтону было тогда 57 лет, за плечами – насыщенная значительными событиями жизнь», – отмечает Носов. Он был Главнокомандующим объединенной армией тринадцати восставших британских колоний (будущих тринадцати первых свободных штатов новой страны), он доблестно сражался против англичан с первого и до последнего дня войны за независимость (1775-1783). Занимался он успешно и рядом других проблем. Следующим из генералов, кто после Вашингтона поднялся на вершину государственной власти, стал Эндрю Джексон (1829-1837) от Демократической партии. Его авторитет как военачальника был непререкаем. Он сыграл выдающуюся роль в истории страны. Вот пример, приводимый в цитируемой работе. Война с англичанами 1812-1814 гг. характеризуется многими историками как вторая война за независимость. Начатая американцами без должной подготовки, она фактически была проиграна. Лишь выигранное Э. Джексоном новоорлеанское сражение навсегда обезопасило молодую республику. Битва беспрецедентна по соотношению потерь сторон: более 2 тысяч убитых и раненых у англичан и 21 человек у Э. Джексона. Победоносная война с Мексикой (1846-1848) дала США не только территориальные приобретения, но и новых генералов-героев. Двенадцатым и четырнадцатым президентами стали генералы Захари Тейлор и Франклин Пирс. Далее Ю. Носов отмечает, что новый мощный стимул приобщения генералов к политике дала Гражданская война Севера с Югом (1861-1865), после которой восемнадцатым президентом стал генерал Улисс Симпсон Грант. А после него им стал Резерфорд Берхард Хейес, который во время войны тоже дослужился до генерала. Ему на смену пришел двадцатый президент Джеймс Абрам Гарфилд, который стал генералом в гражданскую войну. Завершил генеральскую плеяду XIX века двадцать третий президент США от Республиканской партии Бенджамин Гаррисон. В годы Гражданской войны он стал в возрасте 30 лет генералом. В ХХ веке лишь один генерал стал президентом США – это Дуайт Дейвид Эйзенхауэр, 34-й президент США от Республиканской партии. В годы Второй мировой войны он был Главнокомандующим европейским фронтом, а в дальнейшем блистательно провел операцию «Оверлорд», стал полным генералом (генералом армии), народным героем. В этом же веке президентами страны стали активные участники войны – военный моряк Джон Фитцжеральд Кеннеди и военный летчик Джордж Буш-старший. Они проявили себя в боях исключительно мужественными воинами. В рамках одной статьи нет возможности перечислить заслуги всех генералов-президентов. Но и приведенные факты говорят сами за себя. Итак, за всю историю США, отмечает Ю. Носов, популярнейшими президентами США оказались Дж. Вашингтон, У. Грант, Д. Эйзенхауэр, «все трое генералы, главнокомандующие, победители в трех величайших войнах, выпавших на долю Америки». Далее следуют более чем интересные выводы, которые, по мнению автора исследования, характерны для американской действительности. Носов подчеркивает, что «в генералах более чем в ком-либо…нация видит олицетворение «идеального президента. Это, прежде всего персонификация в генералах парадигмы американизма–патриотизма, «особое предназначение» США, «избранность» нации, «превосходство» американской демократии, незыблемость и абсолютная моральная оправданность этих положений». Нация в США всегда хотела, чтобы президент был вне партии, и генералы с их имиджем, наработанными военными победами этому соответствуют в наибольшей степени. Как это ни странно, но генералы оказывались наиболее демократичными, ибо не было таких, которые напрямую не общались с солдатами, не заботились об их нуждах и потребностях. Любой генерал всегда и везде оставался, прежде всего, солдатом. Наконец, и это американцы отчетливо представляли, генералы их армии были носителями офицерской чести, блюстителями общепринятой морали, каждый в силу своих возможностей боролся с коррупцией и взяточничеством, каждому из них в быту были свойственны бескорыстие и скромность. Это очень важно, ибо «самая представительная часть американского электората на выборах руководствуется, прежде всего, моральными критериями…», – подчеркивает Носов. А они персонифицируются в боевых генералах, прошедших через большую войну. Однако лишь политическая система США позволила использовать этот человеческий потенциал в достаточно полной мере. Вот как отзывается об Америке один из виднейших российских исследователей. Думаю, что сказанное им представляет большой интерес и для нас, живущих в США.

БЕЗ КОМЕНТАРИЕВ

ОСТАВИТЬ ОТВЕТ