МЕСЬЕ МИРАЖ

МЕСЬЕ МИРАЖ

492
0
ПОДЕЛИТЬСЯ

“Этот человек — своего рода айсберг. То, что виднеется над водой, – только «малая частица всего. Впрочем, и то малое, что находится “над водой”, — не так уж мало”. Автор процитированного высказывания, Альбен Шаландон, на тот момент, когда оно было сделано, являлся министром транспорта Французской республики, а до того занимал пост директора Парижского коммерческого банка. А с айсбергом он сравнил выдающегося изобретателя-авиатора, легенду новейшей истории Франции, Марселя Дассо, 120-летие которого ныне отмечается, причем, не только на его родине.

Недавно на новостных интернет-сайтах было сообщено об инициативной группе молодых французских евреев. Она обратилась к властям с коллективной просьбой: вернуть им фамилии, которые носили старшие представители их семей, но вынуждены были сменить, спасаясь от преследований в период Катастрофы европейского еврейства. Причем, о своем происхождении и о настоящих фамилиях дедушек и бабушек внуки и внучки, по их собственным свидетельствам, порою узнавали случайно, разбирая бумаги в семейных архивах, ибо ничего об этом раньше не знали. Почему? – Это уже другой вопрос, и он не относится напрямую к теме данной публикации. Что же касается героя нашего повествования, то не секрет, что родился он 22 января 1892 года в Париже, в семье еврейского врача по фамилии Блох. В примечаниях к биографии Марселя Дассо указывается на разновидность написания и произношения этой фамилии – Влах, что может свидетельствовать о польском ее происхождении. Главы еврейских семей в те времена (хотя и в другие тоже) нередко делали все от них зависящее для того, чтобы их профессия была унаследована сыновьями. Но Блох-младший с детства увлекся техникой, и не медицинской. Его будущее во многом предопределил облет Эйфелевой башни на аэроплане в октябре 1909 года одним из пионеров авиации графом Шарлем де-Ламбером, к слову, российским подданным. Марселю было тогда 17 лет. Он явился свидетелем захватывающего зрелища, но не восхитивший многочисленную публику летательный аппарат, сконструированный братьями Райт, на котором осуществлялся тот показательный полет, а сама судьба позвала Блоха в долгий путь, даря радость открытий и готовя суровые испытания.

В 1913 году Марсель успешно завершил обучение в первой во Франции школе авиаинженеров. Блох был полон конструкторских идей, и уже через два года, в 1915-м, разработал особый тип пропеллера – Eclair. Патент на его серийное изготовление приобрела фирма “Caudron”. Именно этот вид воздушного винта был использован авиацией Франции во время Первой Мировой войны. Первый успех укрепил изобретателя в намерении открыть собственное дело, собрав вокруг себя способных и верящих в удачу молодых новаторов. Справедливости ради надо отметить, что далеко не каждого ученого Господь одаряет талантом организатора. В данном же, конкретном случае, два этих дара счастливо соединились в одном человеке, который в 1930 году основал фирму “Societe des Avions Marcel Bloch” или “MB” – в простой и легко воспринимаемой аббревиатуре. Первыми ее проектами стали почтовые монопланы. В 1932 году фирма Блоха сконструировала специальную модель для участия в конкурсе на лучший проект санитарного самолета, объявленном национальным Министерством авиации. Разработка оказалась перспективной: последовал заказ на серийное производство “воздушных санитаров”, и первый из таких самолетов вырулил из ангара в 1935 году. Этот тип “летающих госпиталей” широко, по тем, разумеется, временам, использовался в Африке и на Ближнем Востоке. Еще через два года в жизни Блоха произошел новый поворот: его предприятие было национализировано и включено в группу “Societe Nationale de Constructions Aeronautiques du Sud-Ouest” (SNCASO), с большим потенциалом и с новыми возможностями. Сам же Марсель Блох занял в новой структуре руководящий пост, что стало не просто шагом вперед, а большим рывком. В чем же это выразилось практически? А прежде всего в том, что самолеты “Bloch” оказались в начале Второй Мировой войны среди всех французских истребителей единственными, способными противостоять немецким “мессершмиттам”.

… Над Европой нависла зловещая тень фашизма. В Берлине были хорошо осведомлены о способностях Марселя Блоха, и, разумеется, о его еврейском происхождении тоже. Но на анкетные данные специалиста высочайшей категории нацисты готовы были закрыть глаза в обмен на согласие сотрудничать с ними. Гений авиации прекрасно понимал, что ждет его при фашистском режиме, но стать, во имя спасения жизни, коллаборационистом отказался, отдав себя и своих близких воле судьбы. “Ничего, – переместившись из уютного кабинета в барак, он станет сговорчивее,” – решили те, кто поставил целью заполучить замечательного авиаконструктора во что бы то ни стало и заставить его работать во славу Третьего Рейха. И вот грянула беда: в октябре 1940 года профашистское правительство маршала Анри Филиппа Петена, вошедшее в историю, как режим Виши, отдало приказ на арест Блоха и всей его семьи.

Таким образом, фирма, де-факто, лишилась своего талантливого руководителя. Как же отреагировали на это коллеги Блоха? Принято считать, что незаменимых людей нет, а есть незамененные. Так, или иначе, а члены совета директоров компании, руководимой Блохом, продемонстрировали подлинное гражданское мужество: они демонстративно переизбрали своего босса председателем правления после того, как того арестовали. Это был не только серьезный риск, но еще и дерзкий вызов вишистам, ответа на который, однако, не последовало. Иными словами, никакие санкции к фирме применены не были.

Что же касается Марселя Блоха, то его бросили во французский транзитный лагерь Дранси, а в середине 1944 года переправили в Бухенвальд, в лапы палачей. Метод воздействия был прост: ученый каждодневно претерпевал физические и душевные мучения, видел страшную смерть ни в чем не повинных людей, а ему, в коротких антрактах между актами этой неописуемой трагедии, делали заманчивые предложения, к примеру, гарантировали освобождение в обмен на согласие возглавить авиапредприятия “Focke-Wulf” в Ганновере. Блох понимал: отказ может обернуться для него расстрелом, но думать старался не об этом, а о будущей жизни. Незадолго до краха гитлеровской Германии, он сумел послать коллегам записку из концентрационного лагеря (они получили ее и прочли):

“Дорогие друзья! Даже в самые тяжелые времена не следует терять надежду на лучшее будущее… В конце этой войны, в ходе которой будут уничтожены корабли, автомобили и самолеты, коммерческая авиация разовьется, как никогда ранее и заменит большинство видов транспорта”.

Предсказание это сбылось. Оно почти всегда сбывается у тех, кому дано видеть завтра, которое начинается сегодня. И не только видеть, но и приближать будущее. Марсель Блох уцелел. Быть может, немцы не расстреляли его напоследок, решив, что он наверняка уже не жилец, а раз так, то пусть еще помучается. Факт остается фактом: после освобождения Бухенвальда врачи, обследовавшие Блоха, пришли к неутешительному выводу: он не проживет и года. Но на все – воля Божья. Жажда к продолжению творческих поисков была так сильна, что позволила обретшему свободу узнику, в котором едва теплилась душа, прожить в трудах еще четыре десятилетия. Видимо, желая начать жизнь с белого листа, сбросив с плеч тяжкий груз прошлого, Марсель (к слову, подобным образом поступило немало переживших Холокост) сменил фамилию на Дассо – под таким псевдонимом был известен старший его брат – Дариус-Поль, герой французского Сопротивления, который в начале Второй Мировой командовал Пятым корпусом французской армии. В 1944 Дариус-Поль был произведен в генералы и получил назначение на пост губернатора освобожденного Парижа. Позднее, вплоть до выхода в отставку, он был генеральным инспектором французской артиллерии. Между прочим, псевдоним этот – Дассо – был придуман от слова “d’assault”, которое во французском языке означает “штурмовой”. Такая фамилия подходила и старшему брату, и младшему – оба привыкли идти на штурм и побеждать даже тогда, когда шансы на успех казались минимальными. Но сменить паспорт – не значит стать другим. Месяцы, проведенные в лагере смерти, где ужасный конец был лучше, чем бесконечный ужас, подорвали здоровье Марселя. Врачи категорически запретили ему курить и употреблять спиртное; по их совету он отказался почти от всех любимых блюд. Человек этот постоянно мерз, и даже летом ходил в пальто с шарфом. Ему сделали несколько глазных операций, но зрение продолжало ухудшаться. Тут бы отказаться от активной работы, но она как раз и продлевала Марселю Дассо годы.

Именно ему, Дассо, обязаны были своим рождением практически все послевоенные французские боевые самолеты. И это – притом, что возрождать отечественную авиационную индустрию пришлось, что называется, из пепла. В рекордные сроки был реализован проект по созданию транспортного воздушного перевозчика с двумя двигателями “MD-315 Flamant”. Затем фирма Дассо в инициативном порядке разработала модель реактивного истребителя-перехватчика. После успешных испытаний опытных образцов, ВВС Франции заказали у Дассо 450 таких самолетов. В декабре 1951 года в воздух поднялся первый истребитель из этой серии – серийный – “MD (то есть, Марсель Дассо) – 450”. Поставки самолетов этого типа, получившего в ВВС наименование “Ouragan” (Ураган), были осуществлены, что стало первым крупным экспортным успехом компании Дассо, в Индию и в Израиль – молодому еврейскому государству жизненно важно было как можно быстрее оснастить Армию Обороны – ЦАХАЛ – новейшей техникой. Самолеты, о которых идет речь, явились предшественниками машин нового типа – “Mystere-Etendard”. Стоит отметить: “Мystere II” вошел в историю, как первый французский самолет, преодолевший звуковой барьер, а улучшенная и продвинутая модель “Mystere IV” в количестве 225 единиц была заказана Соединенными Штатами в рамках договора о сотрудничестве с Организацией Североатлантического договора – так переводится на русский язык с английского аббревиатура НАТО. Самолеты фирмы Дассо “Etendard IVМ” и его преемник, “Super-Etendard”, были выбраны для оснащения авианосцев “Foch” и “Clemenceau”, и тоже, разумеется, не случайно, особенно, если принимать во внимание острую конкурентную борьбу за заказы со стоимостью, выражаемой цифрами со многими нулями, на том рынке, где предметами продажи и купли являются современные вооружения.

Тогда же, в 50-х годах, фирма Марселя Дассо начала разработку проекта серии самолетов “Мираж”, которые позднее и вполне справедливо были названы “бестселлерами” французской авиационной промышленности. Во время Синайской кампании в 1956 году и в период Шестидневной войны в 1967 году боевые самолеты конструкции Дассо “Мистер” и “Мираж” отлично зарекомендовали себя в деле, подтвердив высокую репутацию производителей. Надо сказать, что события 1956 года в зоне Суэцкого канала послужили сближению Франции и Израиля на пути взаимовыгодного военно-технического сотрудничества. Его продолжением явилось подписание в 1963 году контракта между корпорацией Марселя Дассо и израильским оборонным ведомством в сфере развития ракетостроения. Одним из главных результатов стали успешные испытания в 1965 году оперативно-тактической ракеты “Иерихон-1”, поступившей затем на вооружение Армии Обороны Израиля.

Каждую покоренную вершину ослабевавший физически, но по-прежнему сильный духом Блох-Дассо рассматривал не иначе, как опорную точку для дальнейшего восхождения. Ну, прямо, как в известной песне Владимира Высоцкого: “Лучше гор могут быть только горы, на которых еще не бывал”. Под руководством Дассо были развернуты исследования по разработке летательных аппаратов с вертикальным взлетом и с крыльями изменяемой стреловидности. Достижения в этих направлениях можно называть выдающимися – для компании, работавшей, практически, в одиночку и демонстрировавшей, при этом, способность сплоченного руководителем коллектива единомышленников находить оригинальные и эффективные технические решения. Самолет модификации “Мираж F-1” со стреловидным крылом был принят на вооружение Военно-Воздушными Силами одиннадцати государств!

Но военная отрасль – это одно, а гражданская авиация – другое. И в этой, интенсивно развивавшейся (как и предвидел Дассо) сфере спрос порождал предложение. Удивительное чутье подсказало Марселю еще одно направление творческих поисков – бизнес-авиацию. В этой сфере Европа в начале шестидесятых годов прошлого века отставала от США. Местных заказчиков почти не было, а конкурировать на американском рынке рисковали немногие. Но одним из этих немногих стал Марсель Дассо. Он решил в своем новом проекте использовать двигатели “General Electric CF-700” с задним расположением вентилятора – первые компактные турбовентиляторные двигатели, сертифицированные Федеральным авиационным агентством США.

Встала задача: соорудить небольшой, по своим размерам, “бизнес-джет”, но, чтобы, при этом, пассажиры в салоне могли, поднимаясь с кресел, стоять в полный рост. Марсель Дассо поставил цель: подарить пассажирам “un beau petit avion” – изящный и красивый самолет. Эта идея воплотились в конструкции “Falcon 20”. Одного взгляда было достаточно, чтобы понять: замысел в полной мере удался. Эксклюзивное остекление пилотской кабины, стремительные линии фюзеляжа, резко очерченный профиль крыла, овальные иллюминаторы и большой киль, – не спутать ни с чем. А уж если посмотреть на эту машину в полете – и вовсе истребитель. Но самолет-то сугубо мирный, гражданский! Не удивительно, что он пришелся по вкусу многим. Компания “Pan American” закупила сразу 160 машин. С тех пор было продано более 1600 самолетов типа “Falcon”. Увенчал эту серию “Falcon 7X”, продажи которого начались уже на стадии его разработки. Заказчики готовы были ждать 3 года до начала поставки. “Линейка” бизнес-джетов компании “Dassault Aviation” в наши дни достаточно широка. Два и три двигателя, вертикальные законцовки крыла, электродистанционная система управления… Множество вариантов для нескольких основных моделей, хорошо зарекомендовавших себя на международном рынке. А в истоке их успеха – ставшая легендарной, фигура Марселя Блоха-Дассо.

Но для большинства людей – и французов, и не французов, личность этого человека оставалась загадочной, и прозвище “месье Мираж”, придуманное, если говорить честно, автором этой публикации, очень ему подошло бы. Многие с нетерпением ожидали в 1970 году анонсированного в прессе выхода в свет книги таинственной знаменитости, надеясь найти в ней ответы на свои вопросы, касающиеся жизни и деятельности Марселя Дассо. Книжка эта под названием “Талисман”, ожиданий, однако, не оправдала. Автор не пожелал рассказать, как он стал сказочно богатым, поведать наконец о своих политических и военных связях, а также и о другом, о чем он хранил молчание долгие десятилетия. Парижская газета “Экспресс” иронически высказалась о книге в рецензии на нее: “Дассо рассказывает читателям детские новогодние сказочки. Он рекомендует хорошо учиться в школе, много работать, быть честным и упорным. И если человек найдет на лугу еще и клевер с четырьмя листками в качестве талисмана, тогда ему уже ничто не помешает сделаться богатейшим человеком Франции”. На самом же деле, для этого нужно много больше, чем клевер с четырьмя листками, хотя и нельзя отрицать, что и талант предпринимателя, и прочие способности необходимы. Дассо прошел сложный, в какой-то части, даже авантюристический жизненный путь, прежде чем достиг того, что, по словам одного из вице-председателей французского парламента, “его приемная сделалась самой важной в стране”.

Из жизни замечательный человек этот ушел 18 апреля 1986 года, прожив 94 года. Семейные традиции нашли свое продолжение. Сын Марселя, Серж продолжил разработку и производство самолётов, и даже сам испытывал их. В семьдесят с лишним лет он поднимал в воздух один из “Миражей” своей фирмы на авиасалоне в Сингапуре. Корпорация “Dassault Aviation Group” занимает четвертое место в рейтинге производителей бизнес-джетов, контролируя около 17% мирового рынка. До 1999 года Серж Дассо был президентом компании, но затем ушел с этого поста по возрасту: в уставе фирмы сказано, что ее главой может быть человек не старше 75 лет. Впрочем, Серж стал почётным председателем и советником руководства, и к его рекомендациям привыкли прислушиваться, но быть просто консультантом миллиардеру показалось мало. Он решил податься в политику – стать парламентарием от консервативной партии, баллотировался в Национальную ассамблею и продолжил начатую отцом (о чем мы не упомянули выше) практику скупки региональных газет. Семейным бизнесом на данный момент занимается сын Сержа и внук Марселя – Лоран. Но этот, молодой еще мужчина, решил спуститься “с небес на землю”. Он взял на себя осуществление проекта по созданию электромобиля. Специально для этого была создана компания SECVE.

“Я уверен, – говорит Лоран Дассо, – что ситуация с загрязненностью атмосферы в городах рано или поздно приведет к необходимости массового перехода на “чистые” автомобили. Рынок, как нам кажется, для этого созрел, имея в виду и государственные учреждения, и профессиональных водителей и автолюбителей. Если не считать небольшой группы привилегированных лиц, граждане хотят получить настоящий электромобиль, приспособленный как для поездок в городе, так и по загородным шоссе, по разумной цене. Нам придется потрудиться, чтобы производить и продавать нашу будущую модель по стоимости обычных автомобилей благодаря государственным дотациям. После того, как мы продемонстрируем преимущества нашего автомобиля, мы обратимся к крупной автомобильной компании для организации промышленного выпуска. Мы хотим создать четырехместный электромобиль, практичный, эстетичный, который можно будет использовать всю неделю для поездок на работу и в выходные для выезда за город. Он сможет развивать скорость до 130 км/час и преодолевать до 300 км с одной зарядкой”.

Возвращаясь к фигуре Марселя Блоха-Дассо, добавим ко всему тому, что уже было сказано: монетный двор Франции 26 июня 2010 года выпустил монету, ему посвященную. На аверсе изображен портрет выдающегося деятеля, отчеканены годы его жизни “1892–1986” и нанесена надпись: “Marcel DASSAULT”. Реверс монеты украшает изображение истребителя “Mirage III”. Монета номиналом 100 евро отчеканена из серебра 950-й пробы, она имеет вес 31 грамм, а ее диаметр – 65 мм. Монета была выпущена тиражом 500 штук, и понятное дело, стала нумизматической ценностью. В 1988 году французская почтовая служба “La Poste” увековечила память великого авиаконструктора почтовой маркой с изображением Марселя Дассо, как бы воспарившего в небеса, в окружении созданных им самолетов.

… Выходит так, что о замечательных людях, живших в древности мы порою знаем больше, чем о тех, кто являлись и являются ныне нашими современниками. Но в этом не следует усматривать парадокса. Точно подмечено: большое лучше видится на расстоянии.

БЕЗ КОМЕНТАРИЕВ

ОСТАВИТЬ ОТВЕТ