МОЙШЕ ЛЕГРОЙС...

МОЙШЕ ЛЕГРОЙСЕР

89
0
ПОДЕЛИТЬСЯ

И снова «русский люд» собрался вместе. Собрался послушать музыку. Собрался в огромном престижном зале. Втором по престижности в районе Вашингтона, после Кеннеди-центра. Если в прошлый раз на открытии сезона Национального симфонического оркестра с участием Евгения Кисина в Кеннеди-центре было много нашего брата, то на этот раз, в зале, в котором порядка 2000 мест, на мой взгляд, половина была русскоговорящая. Они приехали из Вашингтона и окрестностей, из Виржинии, из Балтимора и окрестностей. Я лично давно не видел столько приехавших на концерт или спектакль в район Вашингтона любителей искусства, живущих в районе Балтимора. А ведь выступали, отнюдь, не русскоговорящие артисты, не представители той страны, где мы родились и откуда приехали.

Достаточно томить уважаемую публику. «Русский люд» собрался в концертном зале Strathmore, что в Бетезде, на концерт Мишеля Леграна. «Виртуозного пианиста, композитора, аранжировщика, дирижера, и певца», – как было написано в программке. Всемирно известного музыканта, 13-кратного номинанта на «Оскар», 3-кратного обладателя этого приза, 5-кратного победителя «Гремми», номинанта на «Золотой Глобус» и Томми, получившего в октябре 2009 г. приз «Фелик»с за лучший джазовый альбом. А еще автор музыки к более чем 100 фильмам, сделанным во Франции и Голливуде.

Конечно, высокое искусство выше всяких денег. И все-таки, прежде чем мы будем говорить об искусстве, поговорим о деньгах. Самый дорогой билет на концерт этой мировой знаменитости в зале, аренда которого стоит бешеные деньги, стоил всего лишь $70. Не задолго до этого в Балтиморе, в зале далеко не самом престижном даже для этого города выступала Верка Сердючка. Не знаю ее регалий, званий и почетных призов, но однозначно могу утверждать, что она не такая знаменитость, как Мишель Легран. Так вот, билет на ее концерт стоил более $100. Впрочем, возможно, Верка Сердючка более нуждается.

Но вернемся в зал Strathmore. Часть огромной сцены, рассчитанной на состав большого симфонического оркестра, занавесили черным, чтобы сделать ее более уютной, более интимной, более приспособленной для джазового состава. Посередине стоял черный Steinway & Sons, сзади расположились контрабас, ударные, гитара и… арфа. Вот это уже было не понятно: состав-то джазовый.

И вот вышли три музыканта в черном, а затем сам Мишель Легран, тоже в черном. Я вначале своим глазам не поверил. Я был уверен, что 77-летняя легенда является только приманкой для зрителя, он, конечно, выйдет в конце, «на закуску», может, что-то сыграет, а может и споет, если еще есть, чем петь. Он действительно вышел «на закуску», в русском обычае этого выражения и неотрывно находился на сцене в течение всего концерта, более двух часов, т.е. и на первое, и на второе, и на третье.

Поклонившись, всмотревшись в зал, помахав кому-то в ложе и еще кому-то на верхнем этаже, он сел за рояль, придвинул микрофон и заговорил. На английском, безукоризненном английском. «Меня зовут Мишель Легран. Это на французском. На английском меня называют Мишель Легранд (Michel Legrand). Когда я приезжаю в Израиль, там меня называют Мойше Легройсер». В такой легкой манере он сыпал шутками и историями весь вечер. Понятное дело, в промежутках между музыкой. А музыка последовала тут же. Это была джазовая композиция. Я знаком с творчеством Леграна довольно давно, но даже не представлял себе, что он такой классный джазист. Закончив композицию, он встал, смущенно поклонился, а все лицо его светилось радостью: вот я какой, вот как умею. Из зала грохотали аплодисменты и неслось русское «Браво!» Тогда он обратился к музыкантам, сказав о каждом доброе слово и также по-доброму улыбаясь каждому. Как бы объясняя залу, что аплодисменты он обязан разделить и с ними. Музыканты в ответ светились не менее счастливыми улыбками. Потом последовала песня. В исполнении Леграна. И снова джазовая композиция, и снова песня. Разумеется, в смеси с байками и шутками. И каждый раз, закончив номер, он смотрел в зал, смущенно и добро улыбался, всем своим видом демонстрируя, что «есть еще порох…».

Потом он вспомнил очень теплыми словами свою любимицу и коллегу по Голливуду Барбару Срейнзанд и ее фильм «Ентл», музыку к которому написал. И пригласил на сцену Катрин Мишель, арфистку-солистку парижской оперы. Композиция Леграна на темы мелодий из «Ентл», исполненная ею в партнерстве с маэстро и другими музыкантами, повергла присутствующих одновременно в шок и восторг: никто не ожидал такого от арфы! От арфистки ждали. Она, признанная одной из лучших арфисток Европы, была концертмейстером арф в оркестре, обладатель многих престижных наград и призов, профессор Цюрихской консерватории, недавно вышел ее совместно с Мишелем Леграном диск: музыка для симфонического оркестра и соло арфы.

Во время перерыва во всех фойе звучала в основном русская речь. К слову, там можно было увидеть русскоговорящих представителей всех национальностей, живущих в нашей округе. Объединил не только язык, но и музыка.

И снова джазовая композиция, и снова песня. И снова джазовые композиции, только теперь с участием Катрин Мишель и ее арфы. Это уже, что называется, был «удар ниже пояса». Арфу в качестве джазового инструмента по-моему, не представлял никто! А Легран продолжал «наносить удары». Он пригласил на сцену Марио Пелгата – певца из французского Квебека. Тоже, не с улицы. Обладатель многих призов, пел почти везде в мире, с оркестрами таких стран, как Франция, Бельгия, Швейцария, Монако, Ливан, Италия, Алжир. В октябре 2009 г. тоже, вместе с Леграном, получил Феликса как лучший джазовый вокалист. Собирается с Леграном в мировое турне в следующем году с остановками, среди прочего, в Париже и в России. Он пел один, в дуэте с Леграном, в трио с Леграном и арфой. Когда пел один, Легран, положив руки на колени, любовно смотрел на своего младшего коллегу, он был весь внимание, словно слышал этого певца впервые. Впрочем, также любовно он слушал джазовые соло своих коллег по квинтету. Правда, его лицо отражало мучения в первом номере концерта, когда выяснилось, что контрабас плохо слышно. Он мужественно продолжал, делая все, чтобы на общем звучании это не отразилось, пока неполадку не исправили, и контрабас не зазвучал в полную силу. Тогда он ободряюще улыбнулся и кивнул басисту Грегори Моренси, в ответ получил такую же благодарную. А как внимательно с истинным наслаждением он слушал арфистку в ее первом номере на темы «Ентел». Говорят, чем человек знаменитее и известен миру, тем он проще и человечнее. К Леграну это относится более чем в полной мере. Заключительный номер концерта – знаменитый дуэт из кинофильма «Шербургские зонтики». Разумеется, эту мелодию знали все. Зал буквально стонал от удовольствия. А когда они кончили, все вскочили, как все равно, кто-то отдал заранее подготовленную команду, и чуть не взорвали зал аплодисментами, криками «Браво!!!» и какими-то восторгами на русском. А Легран стоял на сцене, поочередно приветствовал тех, кто сидел в первых рядах. Потом тех, кто подальше, потом тех, кто повыше справа, потом тех, кто повыше слева, потом певца (без бурных объятий), потом арфистку (без длинных поцелуев), потом остальных музыкантов (без крепких рукопожатий), потом… все по новому кругу, много раз.

Остается только продолжать постанывать от испытанного неописуемого удовольствия и благодарить тех, кто позаботился, чтобы «русские» заполнили шикарный зал Strathmore, Анну Рыжову и Александра Грайновского. Им огромное спасибо и горячие поцелуи, осмелюсь сказать, от всех нас, кто там был!

БЕЗ КОМЕНТАРИЕВ

ОСТАВИТЬ ОТВЕТ