НАКАНУНЕ АФГА...

НАКАНУНЕ АФГАНСКИХ ВЫБОРОВ

58
0
ПОДЕЛИТЬСЯ

На фоне мировых потрясений и конфликтов на Ближнем Востоке, тихо и сравнительно незаметно приближаются президентские выборы в Афганистане. На самом деле, с точки зрения привычного нам распорядка, они еще далековато – лишь в апреле будущего года. Однако регистрация кандидатов началась – и она может о многом рассказать аналитику, интересующемуся возможным «лицом» этой страны, когда там начнется «жизнь после Карзая».

Выборы в Афганистане – ключевое событие не только для самой этой страны, но и для целого центрально-азиатского региона, а то и для всего мира. Не то, чтобы это не столь уж большое, истерзанное беспрерывными войнами, переворотами и кровавыми «разборками» воинственных кланов государство само по себе обладало каким-либо весом на геополитической карте мира, однако многие факторы, связанные с ним, имеют огромное значение, так как уже долгие годы оказывают дестабилизирующее влияние на соседние страны и на Центральную Азию в целом.

Выборы во время чумы?

Многие из тех, кто знает ситуацию, сложившуюся в Афганистане на данный момент, вообще задаются вопросом – а могут ли состояться в этой стране выборы? Демократические, открытые, да хоть какие-нибудь – посреди насилия, неуверенности не то, что в завтрашнем, а даже в сегодняшнем дне, посреди вывода из страны американских и европейских войск – вывода, который лишь титаническими усилиями командиров на местах и западных «политпиарщиков» не напоминает пока еще повальное бегство? На фоне каждодневного, зримого усиления талибов, только и ждущих, пока последний солдат ISAF покинет страну, чтобы силой проложить себе путь во власть, отобранную у них силой же без малого полтора десятка лет назад?

Каждая жертва взрыва, каждый раненый и погибший в результате теракта солдат, полицейский и гражданский уничтожает доверие афганцев к своему государству и к тому политическому процессу, который должен установить и поддержать в Афганистане демократический порядок. Количество этих жертв, после некоторого затишья в прошлом году, вновь увеличивается с тревожной скоростью – об этом предостерегает ООН, по чьим данным, только в первом полугодии 2013 года в стране погибли более 1300 человек и более 2500 получили ранения. Тенденция к росту числа жертв весьма неутешительная. Американцы могут сколько угодно вести переговоры с так называемыми «умеренными талибами» (словосочетание, само по себе являющееся для слуха многих экспертов противоречием в себе), но это не отменяет того факта, что в афганских городах и провинциях все чаще гремят взрывы – дело рук «неумеренных», а точнее – совершенно непримиримых боевиков «Талибана».

И, тем не менее, один из наиболее известных в мире экспертов по Афганистану, первый после изгнания талибов министр иностранных дел Афганистана, а ныне – советник президента Хамида Карзая по вопросам национальной безопасности Ранджин Дадфар Спанта считает, что как бы ни было тяжело – а выборы должны быть проведены, альтернативы этому нет. «Мы должны провести выборы уже хотя бы потому, что в противном случае мы потеряем все. Процесс демократизации не может быть дискретным, он должен продолжаться непрерывно. Именно в этом и заключается стратегия талибов, «Аль-Каиды» и их заграничных спонсоров – как-нибудь, любыми средствами если не сорвать, то перенести выборы и похоронить таким образом легитимность афганского правительства».

Увы, Ранджин Дадфар Спанта, один из известнейших в Европе политологов-специалистов по Афганистану, в данном случае не учитывает одного простого обстоятельства: может оказаться так, что у талибов попросту нет никакой стратегии. Конечно, бывший профессор политологии Аахенского университета вряд ли может представить себе, что против его правительства (и против него самого в том числе) с оружием в руках выступают люди, попросту привыкшие силой брать все, что им вздумается, и не заморачивающиеся на стратегические соображения и на то, что будет потом, – так случается с людьми умными, априорно предполагающими, что даже их противники – тоже люди хоть и злые, но более-менее сообразительные. Похоже, не в данном случае. Тем не менее, его утверждение также обладает весьма высокой степенью достоверности: у нынешнего афганского правительства попросту нет иной альтернативы, – выборы должны быть проведены.

Карзаи должен уйти

При этом бессменный до сих пор президент Афганистана Хамид Карзаи вряд ли может рассчитывать на то, чтобы остаться во главе страны на третий срок. Он стоит у руля афганского руководства с самой осени 2001 года, когда американо-британский экспедиционный корпус вышвырнул из Кабула правительство «Талибана». Сначала, таким образом, его «установили» американцы, потом он был дважды избран президентом – причем во второй раз это избрание оказалось более чем сомнительным, так как сопровождалось массивными подтасовками и фальсификациями. В тот раз Запад попросту закрыл глаза на манипуляции афганского президента, руководствуясь очевидно, известным американским принципом, сформулированным еще президентом Франклином Делано Рузвельтом в 1939 году в отношении никарагуанского диктатора Анастасио Сомосы Гарсии (правда, иные историки утверждают, что оно относилось к диктатору из Доминиканской республики Рафаэлю Трухильо): «Он, может быть, и сукин сын, но это наш сукин сын».

Тем не менее, вторые выборы изрядно подмочили репутацию Карзая на том же Западе, не говоря уже о самом Афганистане – пределы его власти на данный момент весьма расплывчаты и влияние его не слишком велико. Недаром одно из прозвищ, которым наградили афганцы своего президента – «мэр Кабула», имея в виду, что за пределами столицы его власть попросту заканчивается. Может быть, он и желал бы остаться президентом на третий срок, однако Конституция страны это запрещает, а изменить ее за оставшееся до апреля будущего года время у него уже не получится. Кроме того, регистрация кандидатов уже началась и продлится всего лишь до 6 октября. Вряд ли в их списке окажется имя кандидата в президенты Хамида Карзаи.

Таким образом, намеченные на апрель выборы должны стать первой в истории страны демократической, легитимной и мирной передачей власти из рук в руки. Даже учитывая сложнейшую ситуацию, можно утверждать вслед за профессором Спантой, что это – важнейшая веха в становлении демократии в Афганистане. Поэтому большинство афганских политиков также считает, что ни переносить, ни отменять их нельзя – так, к примеру, утверждает Сима Самар, председательница комиссии по правам человека в Афганистане. «Мы двенадцать лет подряд читаем афганцам проповеди о демократии, – говорит она, – но что такое демократия в данном случае? Я не утверждаю, что предстоящие выборы гарантируют демократию в стране, но они должны стать первым шагом к ней. В конце концов, право выбора – это одно из основополагающих человеческих прав. Поэтому я прошу граждан Афганистана – поддержите выборы всеми силами, поддержите, кто как сможет. Не дайте себя запугать или сбить с толку. Если вы продемонстрируете мужество и готовность защищать ваши собственные права – это окажет влияние, как на вашу безопасность, так и на прозрачность выборов. Власть принадлежит народу. Если тысяча человек в деревне пойдет и проголосует, и так произойдет в каждой деревне – никто не сможет эту тысячу убить, и никто не сможет ее обмануть».

Опять же, – слова, конечно, хорошие, да и афганцы – люди, как известно, весьма стойкие и мужественные, их просто так не запугать, даже если угрозы талибов – это, как можно видеть, не простое сотрясение воздуха. Тем не менее, следует понимать, что не только террор и не только насилие являются помехой для проведения третьих президентских выборов в стране с момента свержения режима талибов. «Демократическая эйфория» давным-давно развеялась. По данным Центральной избирательной комиссии в Кабуле регистрация избирателей проходит ни шатко ни валко, в первую очередь – среди женщин, вот уже 12 лет как наделенных избирательными правами. Вместо сплоченных и имеющих определенные программы партий, в стране формируются некие аморфные, весьма хрупкие временные политические союзы «по интересам», причем формируются, в основном, по этническому признаку: пуштуны с пуштунами, узбеки с узбеками и т.д. Подобные избирательные объединения отражают, по сути, старые межнациональные и межтерриториальные противоречия времен так и не завершившейся толком гражданской войны – причем частично они возглавляются старыми, жадными до власти «полевыми командирами» и влиятельными «удельными князьями».

В целом, политический процесс протекает параллельно продолжающемуся уходу международного воинского контингента. Афганистан давным-давно перестал быть центром интернационального интереса, вокруг него больше не ведутся бесконечные дебаты. Дает себя знать своеобразная «политическая усталость», мир проявляет интерес к иным конфликтам. Тем важнее, подчеркивает спецпредставитель ООН по Афганистану Ян Кубис, становится проведение будущих президентских выборов. В данном случае успехом может считаться уже хотя бы меньший размах подтасовок и фальсификаций, чем на выборах предыдущих. Впрочем, на полную прозрачность и честность Кубис не рассчитывает вовсе: «Для страны решающим фактором является обладание сильной и устраивающей большинство афганцев властной структурой, политическим руководством, которое бы позаботилось о единстве государства и пресекало бы этническое размежевание, – подчеркивает он, – Это – критическое послание, которое я пытаюсь отправить нашим афганским партнерам: выборы важны для вас, потому что вы нуждаетесь в выработке устойчивой политической системы на будущее. Но они важны и для нас, чтобы мы могли и далее вас поддерживать. Пожалуйста, не играйтесь с ними, не проявляйте безответственность по отношению к себе самим!».

Таким образом, население Афганистана в который раз, после 30 лет непрерывной войны, опять оказалось на распутье, разрываемое местными «исполнителями главных ролей», а заодно – и между иностранными «сочувствующими». У него уже сейчас появился выбор: либо пойти на выборы, что может оказаться опасно, либо не пойти – что в перспективе – еще опаснее. Нелегкая задача, решения которой афганцам не преподнесет никто.

БЕЗ КОМЕНТАРИЕВ

ОСТАВИТЬ ОТВЕТ