НАРКОМ ВАННИК...

НАРКОМ ВАННИКОВ

930
0
ПОДЕЛИТЬСЯ

К 110-летию со дня рождения

Борис Львович Ванников родился 26 августа 1897 года в поселке нефтяников Биб-Эйлат, в пригороде Баку, в бедной еврейской семье рабочего нефтяных промыслов. Окончив семь классов, работал на тех же промыслах помощником слесаря, потом слесарем. В 1918 году добровольно вступил в Красную армию, участвовал в боях на Кавказе. Через год стал членом партии большевиков. Был на подпольной работе в Баку и Тифлисе. В Тифлисе окончил два курса политехнического института. Переехав в Москву, работал в наркомате рабоче-крестьянской инспекции и одновременно по вечерам учился в МВТУ. После окончания училища получил назначение на пост директора завода в подмосковные Люберцы.

В 1926 году Ванников был назначен на очень ответственную должность директора Тульского оружейного завода. Это один из старейших оружейных заводов России, выпускающий очень ответственную продукцию. Затем его переводят директором не менее значимого Пермского машиностроительного (бывшего Мотовилихинского) завода. Это был артиллерийский завод, Ванникову удалось наладить массовое производство оружия. Потом Ванникова переводят в Москву начальником Главвоенпрома Наркомтяжмаша. Вскоре его Главное управление переходит в Наркомат оборонной промышленности (нарком Рухимович Мойсей Львович расстрелян в 1938 году). Он становится в 1937году заместителем наркома, руководит артиллерийскими, оружейными заводами.

После разукрупнения Наркомата оборонной промышленности Ванников назначается наркомом вооружения (февраль 1939 – июнь 1941). Это было сложное и тяжелое время. В широких масштабах строились новые и расширялись действующие артиллерийские заводы. Очень правильным было решение новое строительство вести на востоке страны. Наркому пришлось идти на обострение взаимоотношений с Совнаркомом и Сталиным, защищая свои позиции. Например, он считал, что артиллерийский завод – это комплекс машиностроительного и металлургического производства и поэтому не может быть подчинен двум наркоматам. Он отказался передать строительные организации наркомата вновь создаваемому Наркомату строительства. Он создал собственную станко-инструментальную базу. Опыт военных лет и необходимость передислокации заводов на восток показал, что в то время ив тех условиях он оказался прав.

Тоже касалось номенклатуры и конструкции выпускаемой продукции. Из его воспоминаний Ванникова (“Записки наркома“, в книге «Война. Народ. Победа». Кн.3, М, 1983) встает картина того времени.

1939 год. Идет спор о том, какую самозарядную винтовку взять на вооружение. Ванников один противостоит всем членам комиссии. Сталин внимательно выслушивает его и…принимает противоположное решение:

– Почему? – спрашивает Ванников.

– Так хотят все, – отвечает Сталин.

Освоение шло тяжело, но выпуск налажен. И посыпались жалобы: винтовка тяжела, сложна в эксплуатации и т.д. Снова вызов к Сталину: ”Почему приняли на вооружение токаревскую винтовку, а не симоновскую?” Ванников напомнил историю вопроса. Сталин ответил: ”Вы виноваты. Вы должны были доказать, какая винтовка лучше”. И распорядился снять с производства токаревскую. И срочно готовить производство симоновской.

Начало 1941года. Наркомат обороны требует в пять раз увеличить выпуск самозарядных винтовок и готов отказаться от обычных. Ванников докладывает о возможностях промышленности, о сроках переоснащения. Председатель комиссии Молотов заключает: “Нам не нужны Ваши устаревшие винтовки“. Но Ванников понимает, что армия может остаться и без того, и без другого. Обращается к Сталину. Сталин ответил: ”Ваши доводы серьезны, мы обсудим их в ЦК и через четыре часа дадим ответ”. Ровно через четыре часа он позвонил и сообщил, что решение комиссии Молотова отменено.

Весна 1941 года. Маршал Кулик предлагает снять с производства пушки малых калибров и заменить их большими. По его данным, немцы оснащают свои танки такими орудиями и увеличивают толщину брони. Ванников сомневается, возражает. В кабинете Сталина Жданов бросает реплику: ”Ванников всегда всему сопротивляется, это стиль его работы”. Принимается решение немедленно прекратить производство пушек 45 и 75 калибров. Решение было выполнено, но скоро выяснилось, что у немцев таких танков нет, а у нас нужных пушек не оказалось. Потребовались огромные усилия, чтобы восстановить и увеличить их производство.

В это время создается широкая сеть заводских и самостоятельных КБ и научных центров для разработки конструкций нового и модернизации выпускаемого оружия – стрелкового и артиллерийского – различных систем и калибров для разных родов войск.

Ванников добился в Совнаркоме решения, по которому работникам артиллерийских и оружейных заводов были установлены некоторые социальные, бытовые и финансовые льготы и компенсации. Добился также согласия Сталина на то, что отстранять от должности и подвергать аресту руководителя предприятия можно было только с согласия Совнаркома. В результате этого решения артиллерийские и оружейные заводы пострадали в предвоенные годы от репрессий меньше, чем предприятия других отраслей.

Он часто выезжал на военные заводы, вникал в вопросы организации и технологии производства, добивался резкого повышения производительности труда. Так, на Приволжском артиллерийском заводе благодаря его предложениям по перестройке системы конвейеров и подвоза деталей вдвое была повышена производительность и в годы войны выпущено 100,000 орудий.

Это было время пика сталинских репрессий и надо было спасать людей.

Через Орджоникидзе он отстоял и спас директора Горьковского артиллерийского завода Мирзаханова, которого в дальнейшем выдвинул на должность начальника Главного артиллерийского управления своего Наркомата.

В своих воспоминаниях Ванников пишет, что от него как наркома настойчиво добивались санкции на арест единственного конструктора минометов Шавырина. Нарком решительно отказал, ареста не последовало, и его минометы лучшим образом показали себя во время войны.

За две недели до начала войны, 7 июня 1941 года Ванников был арестован. Его обвинили в том, что он участник военного заговора и немецкий шпион. Его нещадно били. Что с ним было в застенках НКВД, в 1953 году при допросах сказал Берия: ”C Ванниковым была мясорубка…“.

17 июля 1941 года в одиночную камеру на Лубянке вошел следователь, и впервые обращаясь к Ванникову по имени-отчеству, сказал:

– Борис Львович, если бы вдруг началась война с Германией, и немцы на первых порах имели бы большой успех, куда бы мы смогли эвакуировать военные заводы?

После небольшой паузы ответил:

– Сразу я ответить не смогу, но отлично знаю каждый из военных заводов, и дня за два мог бы написать, как все это сделать.

– Прекрасно, – ответил следователь. – Я прошу Вас все написать сюда. Он протянул Ванникову довольно толстую тетрадь в сером переплете и несколько заточенных карандашей (существуют несколько версий этого разговора, эта представляется наиболее достоверной).

20 июля с тщательно перевязанными ранами, переодетый в новый костюм, прямо из тюрьмы Ванников был доставлен к Сталину. В кабинете находились Молотов и Маленков (по другой версии – Берия). Перед Сталиным лежала записка Ванникова, было видно, что он над ней поработал. Сталин сказал: ”Ваша записка – прекрасный документ. Вы во многом были правы. Мы ошиблись… А подлецы вас оклеветали“. Потом добавил: ”Этот план надо осуществить… Вам, товарищ Ванников. Не теряйте времени, приступайте“.

Ванников возразил: ”Я объявлен врагом народа. Кто будет выполнять мои распоряжения?“ Сталин вызвал Поскребышева и продиктовал текст следующего удостоверения, которое вручил Ванникову:

“Государственный Комитет Обороны. 20 июля 1941 года. №1021.

Удостоверение.

Государственный Комитет Обороны удостоверяет, что тов. ВАННИКОВ Борис Львович был временно подвергнут аресту органами НКГБ, как это выяснено теперь, по недоразумению и, что тов. ВАННИКОВ Б.Л. считается в настоящее время полностью реабилитированным.

Тов. ВАННИКОВ Б.Л. постановлением ЦК ВКП(б) и СНК СССР назначен заместителем наркома вооружения и, по распоряжению Государственного Комитета Обороны должен немедленно приступить к работе в качестве заместителя НаркомаВооружения.

Председатель Государственного Комитета Обороны И.Cталин”.

Вручая Ванникову это удостоверение, Сталин сказал: ”Случаются недоразумения, к сожалению. Я ведь тоже сидел в тюрьме, товарищ Ванников“. Ванников ответил: ”Вы сидели у врагов, а я у своих“. Сталину реплика не понравилась: ”Сейчас не время держать обиды, надо работать“.

Прямо из Кремля Ванников поехал в Наркомат вооружения, вручил Устинову Удостоверение, узнал от него обстановку на фронте и приступил к работе. Затем сразу стал отдавать распоряжения директорам заводов. Одновременно он – специальный представитель Совнаркома по организации эвакуации и размещения на новых местах оборонных предприятий. Как известно, эвакуация военных предприятий на восток была осуществлена весьма успешно.

12 февраля 1942 года Ванников Б.Л. назначается наркомом боеприпасов. В начальный период войны производство боеприпасов было самым слабым местом советской военной промышленности. В 1941году выпуск их увеличился в два раза по сравнению с 1940 годом. С приходом Ванникова были приняты меры для расширения сырьевых ресурсов и их максимального использования, внедрения новых технологий и совершенствования организации производства. Много внимания уделяется внедрению поточного производства. В результате выпуск боеприпасов в 1942 году увеличился по сравнению с 1940 годам в 3 раза, в 1943 году – в 4 раза, в 1944 году – в 4,26 раза и за 9 месяцев 1945 года – в 2,7 раза.

8 июня 1942 года ”за исключительные заслуги перед государством в деле организации производства, освоения новых видов вооружения и умелое руководство заводами“ ряду директоров заводов, в том числе бывшему наркому вооружений Ванникову Борису Львовичу присвоено звание Героя Социалистического труда. Одновременно ему было присвоено воинское звание генерал-майора. За большие заслуги в организации выпуска все возрастающего количества необходимых фронту боеприпасов Ванникову 24 января 1944 года было присвоено звание генерал-лейтенанта, а уже 18 ноября того же года – генерал-полковника инженерно-артиллерийской службы.

После окончания войны стране нужна была сельскохозяйственная техника, и в январе1946 года был создан Наркомат сельскохозяйственного машиностроения, наркомом назначен Ванников. Но уже в июле он ”освобождается от занимаемой должности в связи с переходом на другую работу“. Он назначается начальником Первого Главного управления при Совете Министров СССР, которому подчинили все принимавшие в Урановом проекте участие министерства, институты, конструкторские бюро. Ванников мог действовать совершенно самостоятельно, не обращаясь по конкретным вопросам к правительству. Он возглавлял Совет ПГУ. Заместителями Ванникова были такие крупные организаторы промышленности, как А.П.Заневягин и М.Г.Первухин, по научной части – И.Курчатов. Фактически ПГУ оказался не при, а над Советом Министров. Затем Ванников назначается министром среднего машиностроения. Он руководил созданием атомной, а потом и водородной бомбы.

За организацию и успешное выполнение атомного проекта Ванников первым в СССР в 1949 году был награжден второй Золотой Звездой Героя Социалистического труда. Прошло пять лет и в 1954 году, после успешного испытания водородной бомбы, за укрепление обороны страны Ванникову опять первому в стране присваивается звание трижды Героя Социалистического труда. В 1951 и 1953 годах ему присуждаются Сталинские премии 1-й степени. Как человек, обеспечивший Советскую армию необходимым для Победы вооружением и боеприпасами, награжден полководческими орденами Суворова и Кутузова 1-й степени. И шестью орденами Ленина.

Сказались арест, перегрузки и в 1958 году Ванников по состоянию здоровья уходит в отставку. 22 февраля 1962 года Борис Львович скоропостижно скончался. Похоронен в Кремлевской стене.

Заместитель Председателя Совета Министров СССР В.Н.Новиков писал: ”Из людей его ранга и положения, кого я знал, он был, пожалуй, одной из самых значительных фигур: он оставил большой след и в делах, с которыми был связан, и в сердцах людей, с кем довелось ему работать”.

У Ванникова были два брата: Лазарь Львович (инженер ЦАГИ) и Вениамин Львович (парторг одного из заводов). В 1941 году оба добровольно вступили в Московское ополчение и погибли. Сын Рафаил в 1982 году работал директором Курчатовского музея.

В мае 1982 года в Баку состоялось открытие бюста-памятника трижды Героя Социалистического Труда Бориса Львовича Ванникова. На постаменте начертано: “…награжден второй золотой медалью ”Серп и молот“. А на мундире их три. Оказывается был проект другой надписи, но какой-то высокий чиновник из Президиума Верховного Совета СССР возразил – нет такого статуса. Памятник на родине полагается дважды Герою. А про мундир он ничего не сказал, на нем все три звезды остались.

Прошло 15 лет. Со своего постамента свергнута фигура Кирова, разрушен памятник 26 Бакинским комиссарам. Памятник Ванникову устоял.

БЕЗ КОМЕНТАРИЕВ

ОСТАВИТЬ ОТВЕТ