НЕИСТОВАЯ КОР...

НЕИСТОВАЯ КОРОЛЕВА

430
0
ПОДЕЛИТЬСЯ

Рассказывать о минувших временах или исторических личностях сложно и ответственно, дабы не добавить, таким образом, существующих искаженных версий. Бывает, что и о прошлом месяце отдельные аспекты обсуждать, не попав впросак, объективно сложно. Что есть истина? Чуть сместились акценты, появились новые детали и непредубежденность нарушается. «Время все лечит и расставляет на свои места», – скажите вы. Но как быть с историей и прошедшими событиями почти тысячу лет тому? Так или иначе, получается художественное видение автора, обоснованное на фактах из открытых источников.

Через призму женского счастья я пытаюсь всякий раз, рассказывать вам об удивительных женщинах, и их историях любви и непримиримой борьбе против мужских стандартов.

Сегодня я вам расскажу о немыслимо фантастической женщине, почти мифологической героине множества средневековых хроник и поэм трубадуров. Женщина, которая смогла за одну жизнь властвовать на двух самых блестящих престолах Европы, объединив земли в могучую державу. Через пелену сотен лет я попытаюсь рассмотреть реальную женщину, любимую и любящую, сражающуюся с косностью, социальными и половыми традициями своего времени.

Золотая орлица

Этой невероятной девушке само имя было продиктовано на небесах и предречено прожить необычную жизнь. Когда у Аквитанского герцога Гильома X весной 1122 года родилась дочь, ее назвали Алиенорой в честь матери. Отец последней, виконт Гуго де Шательро, из-за личной незаурядности поэта окрестил дочку вместо Элеоноры Алиенорой от латинского alienus — «другой» или «особенный». В 16 лет она была выдана за герцога Гильома, родила ему троих детей и вскоре умерла.

Единственный ее сын Гильом прожил недолго, да и сам герцог, едва успев жениться вторично, простудился на охоте и отошел в мир иной.

В результате столь печальных (но для Средневековья, банальных) событий Алиенора, старшая дочь покойного, стала богатейшей женщиной Европы. Ей принадлежало герцогство Аквитания, расположенное на обширных территориях на юго-западе Франции с пшеничными полями, золотыми виноградниками, мощными крепостями и процветающими портами. Местные жители не считали себя французами: у них был свой собственный язык, в котором «да» звучало не как французское «ой» (в современном произношении «уи»), а как «ок». Поэтому весь юг страны получил название «Лангедок» (язык «ок»). Южные районы были не только богаче, но и культурнее: здесь сохранились отголоски античных традиций, к которым добавились итальянские, арабские и еврейские влияния. Благодаря этому симбиозу в XI веке возникла изысканная культура трубадуров, которые впервые за сотни лет сочиняли стихи не на латыни, а на родном языке, воспевая, красоту прекрасных дам. Первым из трубадуров считался дед Алиеноры Гильом IX, наплодивший помимо пяти законных детей десяток бастардов. Так что влюбчивость была у Алиеноры в крови. И этому, все благоволило: в пятнадцать лет о ее красоте распевали все придворные поэты. К сожалению, до нас не дошло ни одного ее достоверного портрета. По скупым описаниям современников, можно заключить, что аквитанская наследница была невысокой, стройной, с удлиненным лицом и большими темными глазами. Ее особенно украшали густые медно-рыжие локоны, то собранные в тугой узел под сеткой, то свободно спадающие на плечи. Вот почему трубадуры выводили ее имя от слов aigle en or — «золотая орлица». Искушенные в науке соблазнения придворные дамы научили ее пользоваться косметикой, умащать кожу бальзамами и душистыми маслами, а главное — каждое утро умываться холодной водой, что считалось лучшим средством для поддержания красоты. Возможно, не без оснований, поскольку поэты восхваляли Алиенору не только в юности, но и когда ей было далеко за семьдесят. Не думаю, что произведения штатных поэтов сохранили хотя бы толику объективности. Да и каноническая красота вряд ли связана с обожанием и счастьем. Не сомневаюсь, что дело в уме и харизме. И это подтверждает ниже изложенный рассказ.

Королева Элеонора

Как бы не хотели историки и исследователи Алиеноры, наше время стандартов унифицировало ее имя. Большинство русскоязычных поисковиков идентифицируют более привычное – Элеонора. Точнее – Элеонора Аквитанская.

До нас дошла красивая легенда, связанная с именем Элеоноры. Будто любила она, мужественного рыцаря Ричарда, против брака с которым выступили влиятельные родственники девушки, особенно настаивал сюзерен Герцога Аквитанского Король Людовик VI, так как его владения были не сравнимы с Аквитанскими богатыми землями и городами. Однажды на глазах обезумевшей от горя Элеоноры рыцарь был убит, и её выдали замуж за другого, более подходящего по статусу крови. Подобные обстоятельства брака за исключением мелких деталей распространенны в разных эпохах и странах. Поэтому, весьма вероятно, что эта легенда, скорее непроверенный факт. Так была нанесена первая душевная эмоциональная травма юной девушке. Теперь ей предстояло вступить в брак с сыном Людовика VI Толстого – Людовиком VII. Поразмыслив, южане согласились при условии сохранения вольностей для их дворян и городов. В июле 1137 года в Бордо сыграли веселую свадьбу, на которой невеста, как тогда было принято, впервые встретилась со своим женихом. Людовик был на год старше, но казался совсем мальчишкой — худой, бледный, не по годам серьезный. Говорили, что он часами молится, носит под камзолом жесткую власяницу и мечтает отправиться в Святую Землю, чтобы сражаться за имя Христа.
Прибыв в Париж, Элеонора была поражена скукой и пуританскими нравами, царившими при королевском дворе. Муж и на самом деле оказался очень набожным и замкнутым. Королева начала противостояние и борьбу с косностью и чопорностью парижской знати, чем, без сомнения, нажила серьёзных врагов. Она окружила себя поэтами обожателями и музыкантами. Выросшая своевольной и избалованной, блестяще образованной, она вспоминала атмосферу отцовского замка, где обучалась у известных ученых мужей, теологов и правоведов. Споры о поэзии и философии. Яркие и шумные кавалькады придворной аристократии во время охоты во главе с королем. По всему этому королева тосковала и развлекалась, как получалось при дворе мужа. Людовик, несмотря на разницу взглядов, вынужден был мириться с женой, так как полюбил ее в полном смысле с первого взгляда.

Наконец, в 1147 году судьба послала королеве приключение. Людовик VII, поддавшись уговорам советников, решил организовать крестовый поход в Палестину. Элеонора умолила мужа взять её с собой. И хотя её нынешние заклятые враги высокопоставленные священнослужители Бернард и Одо были против участия женщины в походе, она смогла одержать верх, в чём ей немало помогли аквитанские рыцари, не слишком охотно шедшие на службу в королевское войско. Только личное участие любимой правительницы в предприятии подвигло многих поступить на службу к Людовику.

Чем дольше длился поход, тем чаще Элеонору посещали приступы раздражения и разочарования. Ей приходилось мерзнуть в боевых палатках, питаться пищей, далекой от изысков, неделями не менять одежду…

К тому же, тайные и очевидные недоброжелатели сделали все возможное, чтобы супруги были в дали друг от друга. Встретились они лишь в Антиохии, где правил обаятельный дядя Элеоноры Раймунд Тулузский. Он хорошо принял королеву и её свиту, снабдил их новой одеждой, устроил бал в честь королевы и ее приближенных. После тягот похода королева охотно принимала ухаживания дяди, чем привела мужа в ярость. И в приступе ревности Людовик приказал немедленно выступать в поход на Иерусалим. Напрасно его советники отговаривали, предостерегая Людовика, что армия находится не в боевом состоянии. Муж проявил твёрдость и приказал королеве следовать за ним. Элеонора вполне обоснованно начала сопротивляться, тогда не на шутку разъяренный супруг силой потащил королеву в Иерусалим. Этот город в жизни Элеоноры еще раз вызовет сильные негативные чувства. Позже ее любимый сын Ричард Львиное Сердце попытается очередной раз завоевать Иудейскую столицу.

Как и следовало ожидать, попытка взять город приступом закончилась неудачей, и Людовик навсегда потерял расположение любимой. Она поторопилась вернуться домой в Париж под вполне очевидным предлогом: королева забеременела. У супружеской четы уже росла девочка Мария, и нынче, бесспорно, ждали наследника, но и во второй раз Элеоноре не повезло.

После рождения второй дочери Элеонора и Людовик вовсе отдалились друг от друга. Королеве опостылел мрачный французский двор, а набожность мужа внушала ей бесконечное отвращение. Она выступила с инициативой развода и получила его в 1152 году. Конечно, для типичной женщины XII века это был невероятный поступок, не менее дерзко в глазах света повела себя и Элеонора. Впрочем, покинутый супруг имел право развестись в отсутствие наследников мужского пола. Так или иначе, но нежелание жить с нелюбимым человеком выглядело с точки зрения средневековья – вопиющим. Согласитесь, предлог развестись ввиду утраченных чувств и в нынешнее время для большинства выглядит как блажь. Это поступок Королевы!

Влюбленная и обманутая

Элеонора c радостью вернулась в родную Аквитанию, словно желая взять реванш над унылыми годами подле Людовика VII, она устраивала грандиозные празднества в роскошном дворце. И не сокрушалась по поводу потери высокого титула, она приобрела значительно большее – свободу. Свободу радоваться, влюбляться. Элеонора всячески поощряла рыцарские традиции, культивировавшие возвышенное отношение к даме и поклонение ей, оказывала покровительство поэтам, музыкантам, художникам. Вскоре её двор стал считаться самым великолепным двором тогдашней Европы.

Не заставили себя ждать и поклонники. Один из них, — весёлый, искрометный, страстный, словом, полная противоположность прежнему мужу, — Генрих Плантагенет, герцог Нормандии, граф Анжуйский — зажёг в герцогине ответное чувство. Молодой Генрих соблазнил Элеонору еще и троном Англии, который должен был перейти к нему после смерти его дяди, короля Стефана. Через полгода после свадьбы Элеонора родила первенца, названного в честь деда Вильгельмом. Это событие почти сказочно совпало со смертью английского короля, и 19 декабря 1154 года Элеонора получила второй высочайший титул.

Правление супружеская чета начала с большим энтузиазмом. Генрих посвящал много времени за исправлениями законодательства в стране и вошёл в историю под именем Генриха Законодателя. Большую часть времени он перемещался по графствам Англии, занимаясь подавлением восстаний на границе с Уэльсом, редко бывал дома. Элеонора же занималась воспитанием детей, которых у них уже было семеро. Король и королева с годами заметно охладели друг к другу. Ни королевская кровь, ни высокий титул, не спасли Элеонору от мужского предательства. Какая ирония судьбы! Самая банальная история самой необыкновенной женщины. Когда муж растрачивает силы и энергию на что угодно, кроме жены и дома. Нам, современным женщинам, остается радоваться, что Средневековье давно минуло в Лету, но Элеонора была вынуждена искать собственные приемы борьбы с неверным супругом. Не всегда высокоморальными, но эффективными.

Элеонора обожала третьего сына Ричарда. Вильгельм умер в младенчестве, и королева-мать нередко подумывала, какая несправедливость, что наследник престола не Ричард, а его старший брат Генрих, личность куда более бледная.

Когда дети повзрослели, король наделил их графствами и титулами. Ричарду достался по настоянию матери самый лакомый кусочек — Аквитания. Элеонора с радостью сопровождала своего любимца на родину, а когда она вернулась в Англию, с ужасом узнала, что ее Генрих, завёл себе любовницу. По преданию, Элеонора пожелала встретиться с пассией Генриха — Розамундой Клиффорд, и якобы девушка была настолько красива, что королева приказала её тотчас же отравить. Впрочем, доказательств этому не существует. Достоверно известно лишь то, что Элеонора, узнав о неверности мужа, уехала от него в другой город. А в один прекрасный день Генрих заключил Элеонору в замок, и повел себя по истине «по-королевски»: не отказывая себе ни в чем и продолжая жить с Розамундой. Элеонора уже не мешала его личной жизни и от этой любви-связи появились трое сыновей.

От ревности, уязвленного самолюбия Элеонора не простила мужу ни неверности, ни счастья с другой и настроила всех своих сыновей против отца. Семейная ненависть дошла до того, что Ричард, молодой Генрих и Джеффри заключили с бывшим мужем Элеоноры Людовиком VII союз против отца. Остаток жизни бедный Генрих II провёл в постоянной борьбе с непокорными сыновьями, расплачиваясь за свою супружескую неверность или за новую любовь. Вполне очевидно, что энергия борьбы питала его долгие годы до самой смерти в 1189 году.

Поскольку молодой Генрих тоже уже покинул эту землю, на престол взошёл, как и хотелось этого Элеоноре, Ричард. Не зря мать так восхищалась сыном. Новый король был исключительно храбрым и талантливым воином. В память о многочисленных победах, одержанных им над турками, он получил прозвище Ричарда Львиное Сердце. По окончании третьего крестового похода его постигла неудача: Ричард попал в плен к австрийскому императору, который потребовал за него огромный выкуп. Мать немедля заплатила требуемую сумму. Спустя пять лет баловень Элеоноры в 1199 году, был убит в Нормандии.

Официальным королём Англии стал последний сын Элеоноры — Иоанн. Это был жестокий, коварный правитель, которого королева недолюбливала, впрочем, тот платил ей тем же. Но наряду с ярким рыцарем Ричардом, который прославлялся веками в приключенческих сагах, Иоанн Безземельный, иначе Принц Джон, как бывает часто с историческими личностями, сам невольно повлиял на все мироустройство будущего.

Великая хартия вольностей

15 июня 1215 года группа восставших феодалов и духовенство при поддержке рыцарства и горожан вынудили английского короля Иоанна Безземельного подписать грамоту, получившую название «Великая хартия вольности» (Magna carta). Этот документ гарантировал королевским подданным определенные привилегии и права, и сохраняет в Великобритании законную силу и по сей день.

По сути, великая хартия вольностей представляла собой договор короля с оппозицией.

И по-прежнему, несмотря на различные времена, страны и уровень развития общества с оппозицией поступают неизменно: редко прислушиваясь и не беря в расчет. Вот и Великая хартия вольностей была аннулирована королем Иоанном уже в том же году, что и была подписана, однако в последующем подтверждалась королями Генрихом III, Эдуардом I , Эдуардом II за исключением принижающих престиж короны так называемых конституционных статей. Конечно, документ сыграл свою роль в области демократии и юридического права, но с моей точки зрения – это самая первая в истории Великая политическая уловка. Такая непременная декорация равенства. Кстати Великая хартия вольностей была почти забыта в XV и XVI веках, однако в дальнейшем сыграла значительную роль в Английской революции, будучи использованной парламентской оппозицией для обоснования права контролировать действия королевской власти и критиками Палаты лордов для пропаганды общедемократических требований.

Грамота составлена на латыни, состоит из преамбулы и 63 статьи и содержит гарантии тех привилегий и свобод, которые составили фундамент британской системы управления. Из 63 параграфов хартии наиболее известны 12-й, запрещающий королю вводить налоги без согласия налогоплательщиков, и 39-й, лишающий короля права арестовывать граждан и изымать их имущество без законного приговора суда.
Через 300 лет после 1215 года «Великая хартия вольностей» сделалась символом ограничения королевской власти, а со временем стала рассматриваться как основополагающий закон страны.
Историки и государственные деятели XIX века рассматривали Хартию как великую гарантию английских свобод. В таком понимании она повлияла на политические и правовые идеи в Америке и сыграла главную роль в колониальный период ее истории, и в ходе Американской революции – при составлении конституции США.

Но Элеонора Аквитанская не могла предугадать столь разительные перемены, да и к лучшему. Перед смертью ее ожидали суровые испытания. На несколько лет ее старость была чередой бесконечных междоусобных и в прямом смысле кровных войн. И как водится, нелюбимый сын остается верным защитником и опорой матери до конца, и вызволяет восьмидесятилетнюю королеву-мать. В последний год жизни, она, не желая этого, совершает, уникальный для истории поступок. На нее пошел войной четырнадцатилетний внук и держит с чувством самообладания оборону башни замка с горсткой рыцарей. Примчавшийся Принц Джон не пощадил маленького мерзавца. Огорченная смертью внука, хотя и нелюбимого, Элеонора становилась все печальнее. В 1204 году она умерла в возрасте восьмидесяти двух лет, немыслимом для того времени в аббатстве Фонтевро и была погребена рядом с мужем Генрихом и сыном Ричардом. До последних дней жизни она была значительной политической фигурой, и ее современники называли Элеонору бабушкой Европы.

* * *

«Женщины творят историю, хотя история запоминает их реже, чем имена мужчин».

Вот и сыновей Элеоноры вспоминают чаще – Ричард Львиное Сердце был, есть и останется символом рыцарства. А Принц Джон скрепил своею печатью бессмертный первый в истории документ, ограничивающий безраздельную власть тирана. Она же осталась в памяти потомков, прежде всего женщиной и – матерью.

БЕЗ КОМЕНТАРИЕВ

ОСТАВИТЬ ОТВЕТ