НЕКУКОЛЬНАЯ О...

НЕКУКОЛЬНАЯ ОПЕРА

172
0
ПОДЕЛИТЬСЯ

Новый спектакль Оперного кукольного театра

Что-то в последние годы “муза” стала редко нас посещать. Я не имею в виду отдельных индивидуумов, страдающих от отсутствия творческих мыслей и идей. Я имею в виду заезжих “муз”, которые приезжают с концертами и спектаклями в нашу страну. Балтимор уже давно «вычеркнут из списка». Но в последние годы и Вашингтон становится все менее желанным для “муз”. Как всегда, ищем «Кто виноват?» и «Что делать?»

Виноваты, судя по всему, мы сами. Вот взяли и перестали покупать билеты на предлагаемые нам здесь недалеко от дома спектакли и концерты больших и менее больших артистов. Те, в ответ сначала начали отменять намечаемые гастроли, а потом уже и не намечать оные. Кому от этого плохо? Конечно, гастролерам тоже плохо. Но прежде всего, плохо нам. Однако мы, увы, это не всегда понимаем. Изменилось в нас что-то за 15-20-25-30 лет жизни в этой стране. Дом есть, достаток есть, за границу ездим… Так зачем куда-то идти, когда все приходит в дом? По телику, по компу, по ай поду-паду? Хватит, набегались в той стране за лишними билетиками, настоялись в очередях за не лишними. И детей уже приобщать и водить не надо, они лучше нас знают, к чему приобщаться и куда водиться. А, впрочем, думается, дети наши что-то теряют. Только они этого не знают и не понимают (дай бог, пока!) И мы этого не понимаем (к сожалению, уже)…

Но, к счастью, есть те, которые знают, что делать. Понимают, что делать. Даже не просто знают – делают.

О творчестве последних лет нашего теперешнего земляка Бориса Казинца, о его моноспектаклях я уже писал. Включая последний (не дай Бог) «Милый лжец». От которого вашингтонцы были в восторге, а балтиморцы не видели (полагаю, ЕЩЁ не видели). А вот о творчестве другого коллектива, тоже рожденного на нашей мерилендской земле, пишу впервые.

Этим людям вовсе не безразлично, что мы духовно обделяемся. Им очень обидно, что никто к нам не хочет ехать. К тому же, оказалось, они знают, что делать. И создали свой творческий коллектив. Коллектив необычный, не только для наших мест, но и для мирового искусства вообще. Не пугайтесь этой громкости. Это действительно редкий жанр, как для любителей, так и для профессионалов. Но тех, кто это сделал, любителями уже не назовешь.

Короче, они создали Оперный кукольный театр! Да, да. Отдельно кукольный – это очень не просто. Отдельно оперный – это очень-очень сложно. А уж вместе!!! Инициатором выступила хорошо нам известная Нонна Каллер-Слуцкая.

Начали они в прошлом году небольшой оперой А. Маркова «Эсфирь» на тему еврейского праздника Пурим. Начали весьма успешно. И замахнулись на значительно большее. На оперу М. Глинки «Руслан и Людмила».

Давайте вдумаемся, что значит представить кукольную оперу. Прежде всего, надо создать кукол, точнее придумать и создать: конструкцию, внешний вид, костюм. Затем создать для них сцену действия с декорациями. Все придумали и создали! Тут большая удача нового театра – Леонид Степанов – старый опытный кукольник. Десятки лет в профессии: строил сцены, «водил» кукол, ставил спектакли. Он и в этом спектакле сконструировал все. Ему активно помогали художник Изя Шлосберг, который создал все декорации и участвовал в создании кукол; Мила Степанова – создатель костюмов; Алла Фридман – тоже работала над куклами; и инженер спектакля (да, да, инженер) Станислав Далтон. Но куклы же надо водить. Это мастерски умеют делать тот же Леонид Степанов и его «невидимые миру» коллеги Радмила Яшнык, Галина Лангер и Реббека Камински. Это одна проблема, успешно решенная.

Вторая проблема – музыкальная. Прежде всего, сама музыка. Понятно, что представить оперу Глинки в полном объеме для молодого небольшого коллектива было невозможно, ни физически, ни материально, ни творчески. Ведь опера состоит из 5 довольно продолжительных актов. Пришлось урезать. До 45 минут, до сохранения основной фабулы и возможности представления квинтэссенции самой музыки. Им это удалось! Сочетанием оркестровых фрагментов, в том числе знаменитой увертюры и грандиозного финала с исполнением основной музыкальной части на фортепиано (Нонна Каллер-Слуцкая) и кларнете-флейте (Сергей Ершов). Все это «урезание» было сделано весьма удачно и профессионально.

Далее – певцы-исполнители. На мой взгляд, главные сюрпризы были здесь. Баритона Петра Слуцкого мы знаем давно по его многочисленным вокальным выступлениям. В опере «Руслан и Людмила» он исполнил партию Руслана и роль декламатора. И то, и другое было хорошо сработано! Исполнительница партии Людмилы Алина Антоненко – для меня лично – открытие и потрясение. Замечательная профессиональная пианистка чувствует все оттенки музыки. Она начала выступать на сцене в возрасте 4 лет и «дошла» до вокальной программы в нью-йоркском Карнеги-Холле. Ее чистый хрустальный голос с удивительной дикцией буквально завораживает. Тенор Альберт Нидель, исполнитель партии Баяна (Финна) – профессиональный певец, участник и победитель многих конкурсов, успешно выступавший во многих странах мира. Эти трое составили отдельную группу, певших за кукол. «Тяжелая это работа». И для певцов, и для кукол. Помимо всех индивидуальных задач для тех и других, нужна полная синхронность движения действующих лиц и исполнения их вокальных исполнителей. И это получилось! Да, получилось!

Еще два артиста не только исполняли свои вокальные партии, но играли «вживую» свои роли. Как в «большой» опере. Бас Владимир Экзархов, исполнитель партии Фарлафа – тоже профессионал, выступавший в разных странах. Вот как писала о нем газета Washington Post: «…настоящий русский бас, то звучащий глубоким темным тоном, то невероятно комически, то страстно, то экспрессивно; его движения оправданы, его знания и контроль материала образцовы». А Заслуженная артистка России меццо-сопрано Лидия Кутикова, исполнительница партии Наины – это уже целый сценический образ, пусть эпизодический. И немудрено: она много лет проработала в знаменитом Детском оперном театре Натальи Сац. Вместе с театром объездила весь мир.

Два Пажа, в роли которых выступили совсем юные исполнители Мишел Далтон и Яша Слуцкий, прекрасно дополнили творческий ансамбль, расставив в спектакле нужные «запятые и точки».

Несмотря на значительные урезания, основные арии и многоголосые номера оперы остались. Мы, зрители-слушатели наслаждались. Часть – знакомыми мелодиями, часть – новой для них, но не менее чарующей музыкой. Взрослые, знакомые с музыкой, возможно, сравнивали с другими исполнителями. Начиная с 27 ноября 1842 г. «Руслан и Людмила» ставилась довольно регулярно, как у себя на родине, так и за ее пределами. За этот долгий срок ее жизни ведущие партии в ней исполняли такие корифеи оперной сцены, как Шаляпин, Собинов, Гмыря, Нестеренко, Фирсова, Синявская, Рейзен, Нелепп, Козловский, Лемешев, Михайлов… Мне кажется, «наши» были на уровне. А дети, судя по всему, не разделяли кукол от певцов, они все воспринимали целиком. Хотя, для многих из них это было первое знакомство с оперой.

В общем, получилось впечатляющее действо. На всех спектаклях и в Бетезде, и в Балтиморе залы были полны. И маленькие зрители, и большие не отрывали глаз от сцен действия. Маленьких, как будто, околдовали, оно сидели, не двигаясь. Это – важный показатель успеха спектакля.

Следует отметить титры на английском языке, которые сопровождали спектакль, исполняемый, как и положено сегодня, на языке оригинала, т.е. на русском. И афишу, созданную Борисом Маром, как оказалось весьма действенную при продаже билетов на спектакли. И еще красочную программку, очень информативную.

Конечно, были и шероховатости. Все-таки, в кукольном театре особенно иногда видно то, что не должно быть видно. Но в такой грандиозной и сложной работе все эти шероховатости – мелочи, легко устраняемые. Так что, поздравляем с успехом! И ждем новых работ Оперного кукольного театра.

 

БЕЗ КОМЕНТАРИЕВ

ОСТАВИТЬ ОТВЕТ