НЕРАЗГАДАННЫЕ...

НЕРАЗГАДАННЫЕ ТАЙНЫ СОВЕТСКОЙ ЭПОХИ

466
0
ПОДЕЛИТЬСЯ

Размышления о книге Вячеслава Кебича «Искушение властью: из жизни премьер-министра»

В: КебичВ аннотации к этой книге отмечается, что её автору довелось быть не только свидетелем, но и участником событий, которые с полным правом можно назвать историческими. С 1990 по 1994 г. он занимал должность Председателя Совета Министров Белоруссии. Но и после этого много лет не сидел без дела, активно участвовал в общественно-политической, экономической жизни Республики Беларусь. Кебич присутствовал во время подписания документов о ликвидации СССР и создании СНГ, неоднократно встречался с представителями ельцинского окружения. Со многими из них был весьма близок. Белорусского премьера знали во многих странах мира. Естественно, ему было известно многое из того, о чём мы и не догадывались до сей поры. Он – один из тех, кто приложил все свои силы и энергию, чтобы спасти Беларусь от разрухи и разорения в постсоветский период. И делал это небезуспешно. Теперь, видимо, настало время рассказать о том, о чем раньше говорить было просто небезопасно. И он поведал нам многие тайны той эпохи, которую называют советской. Не забудем, что в 1990-1991 г. он был и членом ЦК КПСС и не понаслышке знал о том, что происходило за стенами Кремля в то смутное время. О самых интересных (естественно, на мой взгляд) местах в книге Кебича и пойдет речь.

Борьба за власть

Борьба за власть в советском руководстве в послесталинский период шла непрерывно. Заговор следовал за заговором. Если нужно было устранить соперника, то не останавливались ни перед чем. Но особенно умело плёл интриги незабвенный Леонид Ильич Брежнев. О том, как он организовал смещение Никиты Сергеевича Хрущёва, подробнейшим образом описывал бывший руководитель Украины, член Политбюро ЦК КПСС П. Е. Шелест. Рассказывая о неожиданном устранении со своего поста Председателя КГБ В. С. Семичастного, он отмечает, что «Единственная причина… освобождения Семичастного то, что он много знал о всей «кухне» смещения Хрущёва (как я значительно позже узнал от самого Семичастного, Брежнев предлагал ему физическое уничтожение Н. С. Хрущёва, что Семичастный категорически отверг). Он всегда мог высказать своё мнение». Бывший руководитель Украины был просто потрясен тем, какая существовала система слежки, если сам председатель КГБ попал под «колпак подозрения». «Мне стало страшно, – писал он, – и мелькнула мысль, что такая участь ждёт каждого, кто в какой-то степени был причастен к приходу к власти Брежнева… Так оно впоследствии и получилось со многими…». К книге П. Шелеста. «…Да не судимы будете» нам ещё предстоит обратиться не раз. Но это – потом. А пока вернёмся к Кебичу. Так вот, устранив Хрущёва, Брежнев постепенно убрал всех своих соратников по заговору, кто хоть малейшим образом мог претендовать на пост главы партии и государства. Но среди всех предполагаемых конкурентов, особое место занимал руководитель Белоруссии Пётр Миронович Машеров. Звание Героя Советского Союза он получил в период войны как один из вожаков партизанского движения в республике. Был отменным руководителем, имел высочайший авторитет в стране и партии. «По одной из версий, – пишет Кебич, – большинство членов Политбюро склонялось к мысли о необходимости назначить его председателем Совета Министров СССР. Под их давлением Брежнев, якобы, вынужден был согласиться с этим, но искал возможность предотвратить возвышение более молодого и популярного политика. Рядом с ним слишком убогой выглядела бы его собственная фигура…». Следует отметить, что автор книги фактически являлся соратником Машерова и был одним из последних, с кем он общался за несколько часов до своей загадочной гибели. Кебич провёл своего рода неофициальное расследование этой истории. Беседовал со следователем, с дочерью Машерова Натальей. Они считали, что авария, в результате которой погиб руководитель республики, не была случайной. «Есть целый ряд обстоятельств, которые позволяют предполагать, что гибель Машерова стала результатом тщательно подготовленной операции по его устранению. О некоторых из них в массовой печати не сообщалось, и я, насколько осведомлен, хочу о них сказать», – пишет автор. Вот какие факты приводятся автором по этому поводу. Прежде всего, Петр Миронович чувствовал, что над ним нависла какая-то угроза. Накануне аварии он провёл ночь на своей даче и сжигал какие-то бумаги. Факт это достоверный. Но что это были за документы – никто не знал. Итак, Машеров к чему-то готовился. Во-вторых, у него, по всей видимости, состоялся накануне секретный разговор с председателем КГБ Ю. В. Андроповым, который весьма высоко ценил белорусского руководителя. Он знал о грозящей тому опасности и сообщил, что направляет из своего ведомства для охраны Машерова трех полковников. Они вылетели в Минск в спешном порядке, но опоздали всего на два часа. В-третьих, Пётр Миронович последнее время ездил на бронированной машине «ЗИЛ». Но в день катастрофы ему сказали, что машина неисправна и он поехал на «Чайке». Охрана ничего не предприняла, чтобы задержать его до устранения неполадок. Дальше – больше. За руль «Чайки» сел бывший водитель Машерова, который с ним партизанил. Он находился уже на пенсии и не имел права по возрасту выполнять столь ответственную работу, хотя и числился в сотрудниках правительственного гаража. «В-четвёртых, – отмечает Кебич, – Машеров садился в автомобиль, держа в руках дипломат. Никогда он раньше не брал его собой. Необходимые документы всегда везла охрана. Во время осмотра места происшествия дипломат не нашли… куда он исчез – неизвестно». Опустив все другие детали, явно свидетельствовавшие о том, что катастрофа была умело подготовлена, Кебич сообщает, что узнав о гибели Машерова, Брежнев категорически запретил всем первым секретарям ЦК республик ехать на похороны.

Ослушался генсека только первый секретарь ЦК Литвы. Естественно, что и сам Брежнев на похороны не прибыл. Завершая сюжет о Машерове и других первых лицах Беларуси, Кебич отмечает: «Обделив нашу страну плодородием земель и полезными ископаемыми, господь Бог, наверное, компенсировал это, наделив белорусский народ особым трудолюбием, дав ему в качестве поводырей умных, талантливых и высоконравственных руководителей». Вот какие тайны нам раскрыл автор столь интересной книги. Но ему пришлось быть и непосредственным участником событий, круто изменивших судьбы народов гигантской страны и его родной Беларуси. По этому поводу у него своё собственное мнение, основанное на фактах, которые просто невозможно опровергнуть.

Заговор. Трагедия

Прежде всего, автор убеждён, что «Попытка модернизировать общественно-политический строй СССР была своевременной, но эта задача оказалась Михаилу Горбачёву не под силу». Именно так названа ключевая глава повествования о том времени. Собственно говоря, возразить автору трудно. Именно этот лидер загнал свой народ в тупик. Но затем Кебич сообщает нечто необычное. Прежде всего, у него нет сомнений в том, что вдохновителем и, возможно, даже автором сценария ГКЧП был сам Михаил Горбачёв. «Кстати, – пишет он, – в интервью, которое Борис Ельцин дал российскому телевидению в канун своего 75-летия, он тоже подтвердил это. Отсюда и бездарность и фарсовый оттенок тех драматических событий. Всё, за что ни брался этот человек, получалось у него, как говорят в народе, через пень-колоду, шло вразрез с первоначальным замыслом». Далее он сообщает, что от людей, которые стояли у истоков тех событий, он слышал, что, отправляясь в Форос, Михаил Горбачёв сказал своим сообщникам нечто в таком роде: мол, действуйте, как задумано! Теперь всё зависит от вас. Получится – честь вам и хвала! Не получится, – пеняйте на себя. Я временно выхожу из игры. И ни при каких обстоятельствах на меня не ссылайтесь! Исключается ли подобный вариант? Думаю, что нет. И один из основных аргументов – это уход в отпуск президента страны в столь тревожное время, когда судьба государства уже висела на волоске. Имеет ли право главнокомандующий покинуть армию, когда идёт сражение и страна ввергнута в войну? Думаю, что читатель сам даст ответ на этот вопрос. Далее идут не менее интересные сведения. И касаются они «золота партии». До сего времени об этом молчали. Просто свидетелей не было. Кебич сообщает, что средств у партии было более чем достаточно. Это и партийные взносы, и издательская, хозяйственная и предпринимательская деятельность. «Термин «золото», конечно же, не следует понимать только в буквальном смысле, – отмечает автор. – Наверняка существовали где-то и партийные клады в натуральных золотых слитках. Но, прежде всего речь идёт о финансовых авуарах, разбросанных по всему миру». А далее – самое важное! «Мне предлагали стать одним из хранителей части этой глубокой тайны», – сообщает он. По этому поводу с ним вела разговор племянница бывшего первого секретаря Московского горкома КПСС Гришина на одной из частных квартир в условиях повышенной секретности. Размеры этого своеобразного «золотого запаса» оценивались в «400-500 миллиардов американских долларов»!!! Гигантская сумма даже по нынешним временам. Опуская все подробности, отметим, что автор отказался от подобной миссии. И правильно сделал. Все, причастные к этой великой тайне, или «скоропостижно» скончались, или «покончили» самоубийством. Наиболее яркий тому пример – смерть главного финансиста партии Кручины. «Он слишком много знал и потому был опасен для тех, кто хотел спрятать концы в воду, так и для тех, кто их искал, чтобы предать партию суду. Остаться в живых у Кручины не было никакого шанса. Именно потому, что «золото партии» всё-таки существовало», – сообщает автор. И далее он отвечает на вопрос: что стало с «золотом партии»? «Значительная его доля, оказавшаяся уже тогда раздробленной на части, так и не была востребована его хозяевами, перейдя в собственность зарубежных банков и предприимчивых людей, знавших о его существовании. Остальные средства послужили стартовым капиталом для крупных российских банков и финансовых корпораций. Кто-то хорошо нагрел на них руки». Хочу подчеркнуть, что до этого я не встречал признаний людей, причастных к этим делам. Кебич – первый из высокопоставленных советских деятелей, который рассказал об этом. Впрочем, рассказал он и о другом: о Беловежской пуще и событиях, происшедших там. Он рассматривает их как хорошо организованный заговор группы лиц, направленный на разрушение существовавшего тогда государства и захват власти во вновь созданных государственных образованьях. «…Борис Ельцин за спиной делегаций, трудившихся в Ново-Огарёве над новым союзным договором, вёл сепаратные переговоры о ликвидации СССР как союзного государства…». Естественно, что союзников он нашёл быстро. В Беловежской Пуще Кебич присутствовал лично. И он подчеркивает, что его версия событий весьма существенно расходится с версиями других участников встречи. Прежде всего, он отмечает, что Ельцин под любым предлогом отказывался подписать новый союзный договор. Его поддерживали Шушкевич. В Украине в то время готовился референдум по вопросу о независимости и президентских выборах. Естественно, что Кравчук тоже был на стороне президента России. «В Минск, – сообщает автор книги, – Борис Ельцин прибыл 7 декабря. Прибыл с большой свитой. Помимо министра иностранных дел России Андрея Козырева, чье участие в неофициальной встрече было уже оговорено, прилетели государственный секретарь Геннадий Бурбулис, который в отсутствие в составе Совета Министров России поста премьер-министра, фактически исполнял его обязанности, вице-премьеры Сергей Шахрай и Егор Гайдар…». Во время встреч в Минске Ельцин и Шушкевич неоднократно подчеркивали, что ближайшие дни должны стать историческими. О том, что должно произойти, не знал даже президент СССР Горбачёв, хотя несколько позже он стал догадываться, что замышляется некое действо, весьма напоминающее заговор.

Встречу в Вискулях (Беловежская Пуща) предложил Станислав Шушкевич, которого автор книги считает заговорщиком. Кебич, который был включён в состав белорусской делегации, ничего не знал о предстоящих событиях, и предполагает, что Шушкевич ему не доверял, а поэтому ничего не сообщил. Украинскую делегацию возглавлял Леонид Кравчук. Далее автор отмечает, что когда работа над соглашением была завершена, Геннадий Бурбулис заявил, что с «юридической точки зрения в нём не хватает одной статьи». Ельцин задал вопрос: «что ты имеешь в виду?». Вот ответ Бурбулиса: «В результате достигнутого между тремя республиками соглашения появляется новый субъект международного права. Но прежде мы должны денонсировать Союзный договор 1922 года. Только тогда наши договорённости, с правовой точки зрения, будут абсолютно корректными». Ельцин, Шушкевич и Кравчук восприняли это предложение с восторгом. Но Кебич считает всё это фарсом, так как, по его мнению, текст соглашения был привезен Ельциным уже подготовленным заранее. Далее начинается самое загадочное. Присутствовавший на встрече председатель КГБ Белоруссии Эдуард Шарковский подошёл во время застолья к Кебичу, которому он был непосредственно подчинён, и сказал ему: «Вячеслав Францевич, это же самый настоящий государственный переворот! Я доложил обо всём в Москву, в Комитет… Жду команды Горбачёва…». Но Москва и сам Горбачёв молчали. «И это ещё одна загадка», – подчёркивает автор. Руководитель страны знал, что задумали «Беловежские зубры», и не предпринял никаких мер для спасения государства. Но это загадка не последняя. После подписания всех документов началась элементарная пьянка. Придя немного в себя, Борис Ельцин, по свидетельству автора книги, заявил: «Надо, понимаешь, звонить Джорджу Бушу, поставить его в известность, что Советский Союз прекратил своё существование…». Кто-то из присутствующих спросил его: «Может быть, всё же сначала СССР больше не существуетсвязаться с Горбачёвым?». Борис Николаевич категорически заявил: «Ни в коем случае! Во-первых, СССР больше не существует, Горбачёв больше не президент и нам не указ. А во-вторых, во избежание всяких неожиданностей лучше пусть узнает об этом как о свершившемся факте, который уже нельзя отменить». Ельцина поддержал Шушкевич. Кравчук промолчал. В Белоруссии была полночь с 8 на 9 декабря 1991 года. В США было раннее утро. «Команда Ельцина, – сообщает Кебич, – привезла на этот случай телефонную станцию прямой связи; видно, что продумали всё тщательно. К аппарату Буш подошёл подозрительно быстро; не исключено, ожидал этого звонка». Сообщив Бушу о юридической ликвидации Советского Союза и, видимо, сразу услышав вопрос о том, кто контролирует ядерное оружие, Борис Ельцин поспешил успокоить американского президента сообщив ему, что «чемоданчик с кнопкой у меня», что было чистейшей ложью. Обманул Ельцин Буша и тогда, когда сказал, что всё происшедшее в Вискулях согласовано с Назарбаевым. А ведь его на встречу не пригласили, опасаясь, что он мог выступить против такого решения. Узнав о происшедшем, «он пережил шок. Аналогичная реакция была у руководителя Узбекистана Каримова… Среднеазиатские республики не были готовы к государственному суверенитету ни политически, ни экономически, ни психологически», – отмечает Кебич. Он же подчеркивает, что вершиной лицемерия Ельцина в разговоре с Бушем стало заверение, что СНГ создано с ведома и согласия М. Горбачёва, что он ждёт подписанные документы, чтобы ознакомиться с ними и озвучить свою официальную позицию. На деле же было так. Немного отрезвев, всё-таки решили сообщить и Горбачёву. И поручили это сделать Шушкевичу. «О реакции Горбачёва на звонок Шушкевича, – сообщает автор воспоминаний, – я знаю по рассказу тогдашнего министра обороны СССР Евгения Шапошникова. В это позднее время (была уже глубокая ночь) он находился в Кремле в кабинете у президента, готовый исполнить любой его приказ…». Маршал авиации Шапошников предлагал арестовать заговорщиков. Но приказа президента не последовало даже после того, как Шушкевич ему рассказал о роспуске СССР и о том, что Буш об этом проинформирован. Затем трубку взял Ельцин и подтвердил сказанное руководителем Белоруссии. Никаких особых мер со стороны президента СССР не последовало. Это тоже относится к разряду загадок. Вывод автора книги весьма оригинален: «По прошествии длительного времени понимаешь, что подлинный смертный приговор Советскому Союзу был вынесен не в Вискулях, а в Москве, в тот момент, когда Генеральным секретарём ЦК КПСС избрали Михаила Горбачёва… руководитель страны знал, что под носом у него совершается преступление века, и даже палец о палец не ударил, чтобы предотвратить его». Впрочем, и Буш тоже не обо всём знал. Вячеслав Кебич в связи с этим рассуждает, что если бы президент США узнал о возможности такого сценария, он наверняка предостерёг бы Ельцина от поспешных и непродуманных действий. Государственный переворот даже в какой-нибудь банановой республике создаёт для мирового сообщества массу проблем. «А тут многонациональное государство, буквально нашпигованное ядерным оружием, и более двухсот миллионов жителей! Его хаотичный распад мог стать настоящим апокалипсисом…». Но не стал.

БЕЗ КОМЕНТАРИЕВ

ОСТАВИТЬ ОТВЕТ