ОКТЯБРЬСКИЙ П...

ОКТЯБРЬСКИЙ ПЕРЕВОРОТ

109
0
ПОДЕЛИТЬСЯ

Когда свершилась Великая Октябрьская Революция? В СССР ответ на этот вопрос знал каждый школьник – в ночь с 7 на 8 ноября 1917 года или с 25 на 26 октября по календарю русской православной церкви. И как нас учили в школе, случилась она именно тогда, как посчитал Ленин, сказав, что 25 рано, а 26 поздно.

Выглядело это, наверно, так:

Сидел он как-то в Финляндии возле шалаша и чайник грел на костре, а рядом с ним сидели «предатели» – Каменев и Зиновьев.

– Когда будем Великую Октябрьскую делать? – спрашивают «предатели».

– Понимаете, товарищи, – отвечает Ленин «предателям дела революции», – делать будем ночью.

– Ночью? – удивились Каменев и Зиновьев.

– Это архиважно, октября скоро последняя неделя. Покажем Америке русский Хэллоувин.

Но 25 – рано, а 26 – поздно.

– А почему 26 – поздно?

– Так 26 все газеты про американский Хэллоувин писать уже начнут, а для русского Хэллоувина места не останется.

Вот тогда, видимо и родился лозунг русских коммунистов: «Перегнать Америку!».

Но есть и другая версия. Революцию готовили как подарок русскому народу на рождество, но «предатели» Каменев и Зиновьев разболтали об этом врагам. Троцкий решил играть на опережение, и начал раньше. Ленин был ещё в шалаше, когда ему сообщили об этом его верные соратники из окружения Троцкого.

– Алё, это шалаш?

– Шалаш.

– Ленина можно?

– Ленин слушает.

– Троцкий, эта как вы его называете, «политическая проститутка», начал революцию без вас.

«Вождь мирового пролетариата» обиделся, напился, побрился и в Петроград заявился.

Он кричал: «Я Ленин, для тех, кто не в курсе – вождь мирового пролетариата! Это я, а не Троцкий, должен руководить революцией!» и всем показывал свой план революционного восстания. Но бритого Ленина никто не узнавал.

Тогда он разозлился и отдал землю крестьянам, фабрики – рабочим, а мир – Германии.

А ещё говорили, что революция началась с залпа крейсера «Авроры». Потом воодушевленные Лениным матросы штурмом взяли Зимний дворец. Показывали кадры кинохроники и фотографии.

Начнем с «кинохроники».

К 10-летию октябрьского переворота большевистская власть решила очередной раз переписать историю. Шла борьба с Троцким. Фильм «Октябрь», который поручили создать гениальному и политически беспринципному режиссеру Сергею Эйзенштейну, должен был исключить участие Троцкого в революции. Кадры из фильма потом казались нам кинохроникой. Но Эйзенштейн не был первым. В первый раз революцию снимали в 1922 году, ещё при жизни Ленина. Тогда началась реставрация Российской империи под видом СССР. К пятой годовщине прихода большевиков к власти взятие Зимнего Дворца сняли на фото.

Уже во время СССР многое казалось лживым, начиная с первого выстрела Авроры. Куда стреляли моряки? По петроградцам? По историческим памятникам? По другим кораблям Балтфлота? И куда попали? А если не попали, то почему? Саботаж? Спьяну? Стрелять не умели? Тема показалась слишком щепетильной и потому решили считать, что с Авроры стреляли холостыми снарядами. Может оттуда и пошла советская традиция салюта на 7 ноября?

Трудно было с «участниками штурма Зимнего», но особо болтливых потихоньку переловили.

И ещё – Ленин никогда не был «Вождем мирового пролетариата». Им был председатель исполкома Коминтерна Григорий Зиновьев с 4 марта 1919 года по 23 июля 1926 года. Ни до, ни после Зиновьева эту должность НИКТО не занимал.

Так что же случилось 100 лет назад в Петрограде?

Есть версия, что революцию совершил Лев Троцкий.

– Если нам повезло в Октябрьской революции, то Октябрьской Революции не повезло в нашей печати. До сих пор еще у нас нет ни одной работы, которая давала бы общую картину Октябрьского переворота, – писал Л. Троцкий 15 сентября 1924 в работе «Уроки Октября».

Далее он пишет, что предшествовало Октябрьской революции, что было после, её значение, но НИЧЕГО о самой Октябрьской Революции.

Почему? Скрывал что-то или его не поставили в известность?

Правда Троцкий приводит план вооруженного восстания, составленный Лениным в дни Демократического Совещания: “Чтобы отнестись к восстанию по-марксистски, т.е. как к искусству, мы в то же время, не теряя ни минуты, должны организовать штаб повстанческих отрядов, распределить силы, двинуть верные полки на самые важные пункты, окружить Александринку, занять Петропавловку, арестовать генеральный штаб и правительство, послать к юнкерам и к дикой дивизии такие отряды, которые способны погибнуть, но не дать неприятелю двинуться к центрам города; мы должны мобилизовать вооруженных рабочих, призвать их к отчаянному последнему бою, занять сразу телеграф и телефон, поместить наш штаб восстания у центральной телефонной станции, связать с ним по телефону все заводы, все полки, все пункты вооруженной борьбы и т. д. Это все примерно, конечно, лишь для иллюстрации того, что нельзя в переживаемый момент остаться верным марксизму, остаться верным революции, не относясь к восстанию, как к искусству”.

Демократическое Совещание длилось с 14-22 сентября (27 сентября – 5 октября) 1917. На нем присутствовало 1582 делегата, из которых только 136 были большевиками. Учитывая такой расклад, «гениальное ленинское прозрение» выглядит фантазиями оторванного от реальности кровожадного мечтателя.

Как сообщает Троцкий, Центральный Комитет не принял ленинского плана немедленного вооруженного восстания. “У нас в Ц.К. и в верхах партии, – пишет Ленин 29 сентября, – есть течение или мнение за ожидание Съезда Советов, против немедленного взятия власти, против немедленного восстания. Надо побороть это течение или мнение”.

О власти Ленин мечтал всегда и рвался к ней, не замечая препятствий. Это его однопартийцы думали, что сначала на 2-м Съезде Советов большевики захватят в Советах большинство, и лишь потом под лозунгом «Вся власть Советам!» совершат переворот.

В начале октября Ленин пишет: “Медлить – преступление, ждать Съезда Советов – ребяческая игра в формальность, вздорная игра в формальность, предательство революции”. В тезисах для Петербургской конференции 8 октября Ленин говорит: “Надо бороться с конституционными иллюзиями и надеждами на Съезд Советов, отказаться от предвзятой мысли непременно дождаться его”.

10 октября (23 октября по новому стилю) на закрытом заседании большевистского ЦК ближайшие соратники Ленина – Каменев и Зиновьев выступили против «гениального ленинского плана» немедленного захвата любой ценной телефона и телеграфа. Не то чтобы они были против, просто считали, что ещё рано.

Ленин негодует: «Каменев и Зиновьев выдали Родзянко и Керенскому решение ЦК своей партии о вооружённом восстании…». Так Каменев и Зиновьев вошли в Советскую историю как предатели дела революции.

24 октября Владимир Ильич Ленин в отчаянии пишет: “Яснее ясного, что теперь уже поистине промедление в восстании смерти подобно”, и далее: “История не простит промедления революционерам, которые могли победить сегодня (и наверняка победят сегодня), рискуя терять многое завтра, рискуя потерять все”.

А что по этому поводу думал Александр Керенский? В полночь на 25 октября он встречается с меньшевистским лидером Фёдором Ильичом Даном. В своем сочинении “Издалека”, на которое ссылается Лев Троцкий, А. Керенский описывает эту встречу:

“Прежде всего, Дан заявил мне, что они осведомлены гораздо лучше меня, и что я преувеличиваю события под влиянием сообщений моего “реакционного штаба”. Затем он сообщил, что неприятная “для самолюбия правительства” резолюция большинства Совета Республики чрезвычайно полезна и существенна для “перелома настроения в массах”; что эффект ее “уже сказывается”, и что теперь влияние большевистской пропаганды будет “быстро падать”. С другой стороны, по его словам, сами большевики в переговорах с лидерами советского большинства изъявили готовность “подчиниться воле большинства Советов”, что они готовы “завтра же” предпринять все меры, чтобы потушить восстание, “вспыхнувшее помимо их желания, без их санкции”. В заключение, Дан, упомянув, что большевики “завтра же” (все завтра!) распустят свой военный штаб, заявил мне, что все принятые мною меры к подавлению восстания только “раздражают массы”, и что, вообще, я своим “вмешательством” лишь “мешаю представителям большинства Советов успешно вести переговоры с большевиками о ликвидации восстания”… Для полноты картины нужно добавить, что как раз в то время, как Дан делал мне это замечательное сообщение, вооруженные отряды “Красной гвардии” занимали одно за другим правительственные здания. А почти сейчас же по отъезде из Зимнего дворца Дана и его товарищей, на Миллионной улице по пути домой с заседания Временного Правительства был арестован министр исповеданий Карташев и отвезен тогда же в Смольный, куда Дан вернулся продолжать мирные беседы с большевиками. Нужно признать, большевики действовали тогда с большой энергией и с не меньшим искусством. В то время, когда восстание было в полном разгаре и “красные войска” действовали по всему городу, некоторые большевистские лидеры, к тому предназначенные, не без успеха старались заставить представителей “революционной демократии” смотреть, но не видеть; слушать, но не слышать. Всю ночь напролет провели эти искусники в бесконечных спорах над различными формулами, которые, якобы, должны были стать фундаментом примирения и ликвидации восстания. Этим методом “переговоров” большевики выиграли в свою пользу огромное количество времени. А боевые силы эсеров и меньшевиков не были вовремя мобилизованы. Что, впрочем, и требовалось доказать!”.

Из чего следует, что и Керенский так до конца и не понял, что и как случилось в Петрограде 100 лет назад в ночь с 7 на 8 ноября 1917 года. А кто знал? Может те «пламенные революционеры», уничтоженные в 30-е годы прошлого века созданной при их участии власти, почему-то названной «советской»?

Как могла кучка маргиналов не только придти к власти, но удержатся в ней?

Как могли большевики победить в вооруженном перевороте, в успех которого большинство из них не верило?

Говорят, что большевиков поддержали левые эсеры, анархисты-синдикалисты и солдаты Петроградского гарнизона, боявшиеся отправки на фронт.

Кто руководил восстанием? Ленин из шалаша по телефону или Троцкий из Смольного? Если Троцкий, то почему он не приводит никаких фактов захвата власти, а в рассказе о революции ссылается на воспоминания Керенского?

Гадать можно много, но если судить по итогам, то становится понятно, что в результате на территории бывшей Российской империи установилась ДИКТАТУРА НОМЕНКЛАТУРЫ. Бюрократия в России, как и в любой империи, была сильна всегда, но только в России после Октябрьского переворота она стала всесильна. Правда, как я недавно узнал из сообщения Би-Би-Си, была ещё одна категория граждан, выигравшая от Великой Октябрьской Революции – гомосексуалисты. В новом уголовном кодексе не было статьи за мужеложство, столь распространенного среди «революционных матросов» Балтфлота. Но уже в 30-е годы прошлого века русские гомосексуалисты станут снова врагами.

А вот номенклатура не пострадала, и, похоже, будет править Россией ВСЕГДА. Но это, в отличие от Октябрьского переворота, личное дело русских.

Октябрьский переворот 1917 года, несмотря на тайную завесу и океан лжи, который его окружает, оказал колоссальное влияние на судьбы народов нашей планеты.

БЕЗ КОМЕНТАРИЕВ

ОСТАВИТЬ ОТВЕТ