ОЛЬГА БАНЧИК ...

ОЛЬГА БАНЧИК – ЕВРЕЙСКАЯ ГЕРОИНЯ ФРАНЦУЗСКОГО СОПРОТИВЛЕНИЯ

186
0
ПОДЕЛИТЬСЯ

105 лет назад появилась на свет Ольга Банчик, еврейская героиня французского антифашистского Сопротивления, чье имя, к великому сожалению, подзабыто.

10 мая 1912 года в семье скромного кишиневского ремесленника Ноиха (Ноаха) Бенциона Банчика (Банчика) и его супруги, домохозяйки Суры-Мирл Готлиб родилась девочка, которой дали обычное еврейское имя Голдэ (или на русский лад – Голда). Семейство, где было шестеро детей, испытывало нужду, и дети с юных лет начинали зарабатывать на хлеб непосильным, порою, трудом. Вот и Голдэ, еще не вступив в еврейское совершеннолетие, уже работала швеей на матрасной фабрике. Молдавия в ту пору входила в состав Румынии. Румыны и были хозяевами предприятия. Они активно использовали детский труд. Когда Голдэ исполнилось 12 лет, на фабрике начались стихийные акции протеста против произвола администрации. За участие в несанкционированных выступлениях, Голдэ в числе других забастовщиков, была арестована. Ее, несмотря на подростковый возраст, бросили за решетку, где продержали три месяца, подвергая унижениям и побоям. Еще через год последовал новый арест, на этот раз – за участие в демонстрации протеста в связи с приходом к власти в Германии национал-социалистов. После освобождения, Голдэ вступила в ряды Румынского Народного Фронта. И опять арест, и приговор суда уже в Бухаресте – два года заключения. Отбыв срок наказания в женской тюрьме, Голдэ вскоре вышла замуж – за соратника по борьбе, убежденного сторонника политических и общественных перемен, румынского писателя Александру Жара (настоящая фамилия Аврам) и молодожены решили эмигрировать во Францию. К слову, по сведениям, в 1927 году Голдэ провела три месяца в Советском Союзе, но новой родиной для нее страна Советов не стала.

Оказавшись во Франции, супруги-интернационалисты продолжили, в новых условиях свою антифашистскую деятельность. Они присоединились к группам поддержки испанских республиканцев, нелегально переправлявшим в соседнюю страну оружие, а когда в семье родилась дочь, ей дали имя Долорес, в честь Долорес Ибаррури, о которой узнал тогда весь мир. Но в Испании установился франкистский режим, а потом в Европе разгорелась Вторая Мировая война и гитлеровские полчища вторглись на французскую землю.

Голдэ, которая стала теперь называться Ольгой, не раздумывая, вступила в движение Сопротивления (под подпольным именем Пьеретт), а свою дочь отдала надежным людям: ее приняла на воспитание французская семья – под именем Долорес Жакоб. Забегая вперед, укажем: у добрых людей, приютивших девочку, она пережила войну. Надо сказать, что антифашистские взгляды разделяла только часть французского общества. А другая, и весьма значительная часть её – симпатизировала немецким оккупантам, встречая их возгласами ликования и бросая в колонны нацистов не гранаты, а цветы. И для подпольщиков коллаборационисты были не менее опасны, чем сами гитлеровцы. Немецкая пропаганда внушала французам, что нападения на солдат фюрера и вывод ими из строя германской техники – дело рук отдельных мелких групп террористов, причем не местных, а проникших в страну иностранцев, по преимуществу, – евреев. На самом же деле, против оккупантов активно действовали интернациональные отряды, и в их составе евреев по происхождению было и вправду немало. Ольга стала связной в группе, которую возглавил бессарабский еврей Борис Голбан (настоящая его фамилия Брухман). Она также вызвалась доставлять взрывчатку – от ее изготовителей партизанам, отправлявшимся на задания. Позже руководство этой группой принял Мишель Манушьян (Мисак Манукян), рабочий-коммунист, поэт и переводчик. Он родился в Турции и волей судьбы стал очевидцем массового истребления армян в 1915 году на территории тогдашней Османской империи. Эта безжалостная расправа унесла жизни его родителей, а сам он, вместе с уцелевшим братом, следуя по маршруту сотен тысяч армянских беженцев, добрался до Сирии, которая в ту пору управлялась Францией по мандату Лиги Наций. А уже оттуда Мисак отправился на жительство в Париж, где и стал зваться Мишелем. В антифашистскую борьбу он включился вместе с женой Мелинэ. Нацисты схватили Мисака и отправили его в концлагерь, но ему удалось совершить побег и присоединиться к партизанам. В августе 1943 года Манукян возглавил три отряда, которые, в общей сложности, насчитывали 50 человек. В один из них и входила Ольга Банчик. А командование всеми партизанскими формированиями в районе французской столицы осуществлял Йозеф Эпштейн, известный, как «полковник Жиль», польский еврей-коммунист, ветеран Гражданской войны в Испании. С августа 1943 года группа Манукяна совершила почти 30 успешных нападений на немецких оккупантов. Особо следует выделить операцию по ликвидации коменданта Парижа генерала фон Шамбурга, ответственного за массовые расстрелы, и штандартенфюрера СС Юлиуса Риттера, организовавшего отправку 600 000 гражданских лиц на принудительные работы в Германию. Оккупационный режим устроил подлинную охоту на бойцов Сопротивления, мобилизовав большие силы. Народным мстителям долгое время удавалось уходить от преследователей. К слову, семье Манукяна прятаться от нацистов помогало, в частности, семейство Шарля Азнавура. Но 16-го ноября 1943 Манукяна, выследив, арестовали на подпольной штаб-квартире в Эври. Не избежала ареста и Ольга Банчик. Схваченных зверски пытали, стараясь установить имена других партизан и места, где они скрываются и складируют боеприпасы. Немецкие фашисты и их подручные – французские вишисты решили устроить показательный суд над отобранными для этой цели 23 обвиняемыми – исключительно не коренными жителями Франции. В пропагандистских целях по всему Парижу были вывешены, так называемые, «красные плакаты», экстренно напечатанные 15-тысячным тиражом. В этих «агитках» мужественные и бесстрашные антифашисты представлялись бандитами, а не борцами за свободу Франции, преступниками, чья деятельность, как указывалось, является ничем иным, как проявлением всемирного еврейского заговора. Кроме того, на улицах прохожим раздавались листовки, посвященные этническому составу «банды»: из 23 подсудимых 10 были евреями. Организаторы судилища не без оснований рассчитывали сыграть на националистических чувствах исконных французов, и надо сказать, что в определенной степени, это им удалось: в зал суда приглашены были многие знаменитости, блиставшие своими улыбками и позировавшие перед объективами репортеров. Ну, как тут не вспомнить известные поэтические строки: «Вот как просто попасть в палачи – промолчи, промолчи, промолчи!». Вердикт суда был встречен с одобрением: к смертной казни приговорили истинных патриотов, которые, по существу, спасли Францию от позора коллаборационизма, по масштабам которого страна эта превзошла другие европейские государства, подмятые Третьим рейхом.

На второй день после суда Мисак Манукян и 22 его товарища по оружию были расстреляны в крепости Форт Мон-Валерьен в парижском предместье Сюрен. А Ольгу Банчик на расстрел не повели. Не добившись на допросах от нее ничего, кроме выражения ненависти и презрения, нацисты уготовили упрямой и дерзкой партизанке «неблагородную», по их понятиям, смерть – ее депортировали в Штутгарт для казни на гильотине. На железнодорожных путях, где проходил состав, который вез героиню, был найден клочок бумаги с просьбой: доставить письмо в Париж и передать его девочке Долорес Жакоб – последнее пожелание матери, которой осталось жить лишь 12 часов:

«Моя любимая дочурка, моя сладкая крохотная любовь! Твоя мама пишет это последнее письмо, моя любимая доченька; завтра в 6 утра, 10 мая, меня больше не будет. Не плачь, моя любовь; твоя мама уже тоже не плачет. Я умираю со спокойной совестью и твёрдым убеждением, что завтра твоя жизнь и твоё будущее будут счастливей, чем у твоей мамы. Ты не будешь страдать. Гордись своей мамой, моя любовь. У меня всегда перед глазами твой образ. Я буду верить, что ты увидишь своего папу, у меня есть надежда, что его постигнет иная судьба, нежели моя. Передай ему, что я всегда думала о нём, как я всегда думала о тебе. Я люблю вас обоих всем сердцем. Вы оба мне дороги. Моё милое дитя, твой папа теперь для тебя и твоя мама. Он тебя сильно любит. Я заканчиваю это письмо с надеждой, что ты будешь счастливой всю жизнь с твоим отцом, со всеми. Целую тебя всем сердцем, много-много. Прощай, моя любовь. Твоя мама».

10 мая 1944 года жизнь Голдэ Банчик трагически оборвалась. У Стефана Цвейга можно прочесть: «Жизнь ничего не дает бесплатно, и всему, что преподносится судьбой, тайно определена своя цена». Вдовец Ольги Александр Жара после окончания войны забрал дочь из семьи, которая спасла жизнь еврейской девочке, и уехал вместе с ней в Румынию. В 1959 году румынским скульптором Александру Чукуренку была создана скульптурная композиция «Ольга Банчик на эшафоте». Изваяние установлено в Национальном музее искусств Румынии. Несколько улиц, а также стадион, университетский кампус, школы, кинотеатр и микрорайон в этой стране носили имя Ольги Банчик, но большинство были переименованы в 1989 году, и в том числе – улица в Бухаресте. Мемориальные таблички в её честь были также Ольга Банчик,сняты со стен. Попытка убрать мемориальную доску на улице Полонэ в Бухаресте в 2005 году вызвала протест со стороны известного литератора Бедроса Хорасанджяна и, благодаря этому, памятный знак удалось сохранить. Акты демонтажа табличек и смена названия улиц, носивших имя Ольги Банчик, произошли в русле попыток некоторых румынских политиков и общественных деятелей переписать заново историю и реабилитировать нацистских преступников периода Второй Мировой войны. А что же во Франции, за которую отдала жизнь Голдэ Банчик? В маленьком городке Витроллес департамента Буш-дю-Рон в память о ней наименовали одну из улочек. В 1955 году Луи Арагон написал стихотворение памяти группы погибших партизан, в которую входила Ольга Банчик. Стихи эти были положены на музыку поэтом, переводчиком, композитором и певцом Лео Ферре. Текст этого стихотворения Арагона выбит на монументе, увековечившем память 23 казненных бойцов Сопротивления на кладбище Пер-Лашез. Эта история стала широко известной во Франции именно благодаря трогающим душу поэтическим строкам:
“…афишы, похожие на пятна крови,
и нам трудно выговорить ваши имена,
в страхе перед прошлым.
Французы афиши как бы не замечали,
днем люди проходили мимо, не поднимая глаз.
Но ночью, в комендантский час, на ваших фото
чьи то пальцы писали – ПОГИБЛИ ЗА ФРАНЦИЮ!”.

В 1976 году режиссёром Франком Кассанти был снят художественный фильм «L’Affiche Rouge» («Красная афиша») об антифашистском движении во Франции. Роль Ольги Банчик исполнила польская актриса Майя Водецка, мужа Ольги сыграл Жан Леско, а их дочь Долорес – Сильвия Бадеску. А знаменитому кинорежиссеру Эмилю Лотяну, который принес в 1969 году на студию сценарий о легендарной соотечественнице, снимать о ней фильм запретили.

 26 октября 1999 года Высший Совет Памяти (Conseil supérieur de la Mémoire) при президенте Франции на специальной церемонии почтил память Ольги Банчик вместе с пятью другими героями-антифашистами. В одном из скверов Парижа была открыта мемориальная плита в честь героини французского сопротивления. На церемонию собралось более 70 известных политиков, депутатов парламента, присутствовали вице-мэр Парижа и посол Республики Молдова во Франции. Это первый случай, когда публичное место во французской столице получило имя человека, родившегося в Республике Молдова. А 21-ое февраля ежегодно отмечается в стране, как День поминовения иностранных участников Французского Сопротивления.

БЕЗ КОМЕНТАРИЕВ

ОСТАВИТЬ ОТВЕТ