ОТНОШЕНИЯ С П...

ОТНОШЕНИЯ С ПОЛЬШЕЙ

30
0
ПОДЕЛИТЬСЯ

Отношения с Польшей, похоже, обостряются день ото дня. В ответ на требования официального Иерусалима внести поправки в закон о наказании за обвинения поляков в причастности к Холокосту, Сейм ответил обсуждением законов о запрете на кошерный убой скота и объявлением нерелевантными претензий наследников евреев на возвращение недвижимости, а также призывом сообщать правительству о случаях «клеветы на поляков». В Израиле тем временем растет количество людей, утверждающих, что их родители или деды и бабки стали в годы Катастрофы жертвами именно поляков, а не немцев. В этом номере я познакомлю читателей с несколькими из таких историй.

– До войны у моего отца была фабрика в городе Островец, – рассказывает Лея Балинт (86). – У него был хороший друг, на которого он, как и многие евреи, переписал все свое имущество, так как немцы запрещали евреям иметь какие-то бизнесы и недвижимость. В те страшные дни многие евреи доверили этому поляку все, что у них было, включая деньги и драгоценности. В обмен он помогал им укрыться в польских семьях. Мой отец с братьями в итоге оказался в концлагере, но меня «друг» отца отдал в монастырь, а мою мать спрятал у одной семьи.

Однако в 1944 году, когда в войне наступил перелом, многие поняли, что немцы терпят поражение. Этот человек, видимо, задумался над тем, что в случае такого исхода войны он должен будет вернуть большую часть попавшего в его руки имущества. И тогда он начал сдавать в руки гестапо тех самых евреев, которым до того помог спрятаться. В числе прочих он сдал и мою маму, которая погибла в концлагере. Отец вернулся из лагеря инвалидом, он передвигался на костылях, и его больше не интересовали ни фабрика, ни что-то другое. Все, что он хотел – это найти маму, детей и уехать в Палестину. Но когда он пришел к дому своего знакомого, чтобы спросить, где я и мама, тот вышел на крыльцо дома с топором и сказал: «Слушай! Или ты сейчас уйдешь подобру-поздорову, или я раскрою тебе голову!».

И я знаю, что история моей семьи – далеко не единственная. Никто никогда не говорил, что концлагеря в Польше создали поляки, но то, что они участвовали в уничтожении евреев – это факт. И после этого у них хватает совести принять столь подлый закон!

– Поляки были ничем не лучше, а порой и хуже немцев, – утверждает Ривка Моноголовник (88), живущая в мошаве Гат-Римон.

В годы войны Ривка была угнана нацистами из Венгрии в польский трудовой лагерь Плашов, а затем попала в Освенцим. В итоге она оказалась единственной выжившей из своей большой семьи.

– В Плашове я познакомилась со многими еврейскими девушками из Польши, которые рассказывали мне, сколько они натерпелись от поляков, – сказала Ривка мне по телефону. – По их словам, почти повсюду именно поляки помогали немцам собирать евреев для отправки в лагеря, выдавая тех, кто пытался спрятаться.

В Плашове большинство капо были поляки. Однажды после обеда я ненадолго задержалась за столом, чтобы урвать еще несколько минут отдыха, что было категорически запрещено. И тут вдруг появился немецкий офицер на лошади. Увидев его, поляк-капо, чтобы продемонстрировать свое рвение, схватил кнут и стал меня избивать. Из-за этих страшных побоев я несколько дней не могла выйти на работу, и все эти дни пряталась, чтобы не обнаружили, что я не работаю.

Еще одно свидетельство – доктора Шмуэля Ротберга (85):

– Я родился в Кракове в благополучной еврейской семье. Мой старший брат был слепым от рождения, и когда пришли немцы, понимая, что в гетто у него нет никаких шансов выжить, отец заплатил огромные деньги соседу-поляку, который пообещал спрятать брата до конца войны. Однако спустя два дня тот выгнал брата на улицу. Буквально через несколько минут после этого брат столкнулся с немецким патрулем, и его тут же расстреляли. Из всей нашей семьи выжили в Катастрофе я, мама и две мои сестры.

Доктор Ротберг замолкает, а затем добавляет:

– Я не понимаю, как можно отрицать то, что общеизвестно. Да, были поляки, которые укрывали евреев, и были те, кто их преследовал и выдавал, и последних было значительно больше. На польском языке, кстати, есть не так уж мало книг, где признается эта правда. Если бы вы читали по-польски, я бы порекомендовал вам книгу Мирослава Тричика «Город смерти», которая содержит свидетельства и, в том числе, и фотодокументы убийств евреев, совершенных поляками в 1943-45 гг. в 128 городах и деревнях Польши. Но должен заметить, что поляки выдавали и убивали евреев в не меньшей степени, чем литовцы, украинцы, французы, голландцы и все прочие народы. Все они были хороши!

– Все на самом деле было далеко не однозначно, – считает Мирьям Равид (90), также уроженка Кракова. – К примеру, я училась в польской школе, кроме меня в классе было еще несколько евреек, и мы никогда не чувствовали антисемитизма. Но когда пришли немцы, все переменилось. Было страшно обнаружить, что многие из тех, кого ты считал хорошими друзьями или добрыми знакомыми, на самом деле ненавидят евреев и готовы выдать нас немцам. Так повели себя многие мои одноклассницы и наши соседи по дому. Но мы оставили все ценное, что у нас было одной из соседских семей, и после войны они вернули нам все оставленное до последней мелочи. Я до сих пор поддерживаю связь с этой семьей.

Г-жа Равид действительно права: всё в Польше военных лет было неоднозначно, и нельзя забывать о тех тысячах и тысячах случаев, когда поляки спасали евреев.

Мне, к примеру, до сих пор памятна история, услышанная на встрече с Яникой Акер, которой в момент, когда началась война, было 7 лет. Родителям Яники принадлежал в городе четырехэтажный дом – на последнем этаже жили они сами с детьми, а остальные сдавали в аренду.

После начала войны отца и одного из братьев Яники перевели в гетто, а она с матерью и еще одним братом какое-то время жили в своей квартире. К ним подселили польскую проститутку, которая обслуживала немецких офицеров, а мать Яники должна была стирать и перестилать простыни и вообще прислуживать этой проститутке.

Когда евреев Кракова начали сгонять для отправки в лагеря, мать Яники написала записку бездетной польской паре, снимавшей квартиру на первом этаже их доходного дома «Придите и заберите мой бриллиант!», – было написано в записке, а когда поляки пришли, вручила им Янику. Как выяснилось, эта польская пара и в самом деле думала, что еврейка собирается передать им свои драгоценности, и были ошеломлены, получив девочку.

И вот дальше начинается совершенно особая история: сначала Яника слышит, как супруги клянут на чем свет стоит ее мать, затем обдумывают, не стоит ли передать ее немцам. Больше месяца они почти не разговаривают с ребенком и даже не спрашивают, как ее зовут, но… постепенно привязываются к девочке и начинают считать ее дочерью.

Трижды по доносу соседей к ним приходят немцы, и каждый раз поляки убеждают нацистов, что это – их родная племянница. Когда один раз вместе с немцами пришел поляк, и он усомнился в том, что девочка – полька, приемная мать Яники сунула ему в руку золотое колье – самое ценное, что у нее было.

Узнав о том, что мать Яники находится в трудовом лагере Плашов, супруги добиваются с ней свидания и просят написать расписку о том, что никто, кроме родителей (даже братья!) не могут забрать у них девочку.

Мать Яники после войны осталась жива, и начался известный судебный процесс о том, в какой семье девочка должна расти дальше. Яника Акер до сих пор помнит, как бурно спорили между собой все жильцы их дома о том, кого следует считать настоящими родителями. Но сама она всегда говорила, что у нее есть две мамы – еврейская и польская.

В заключение заметим, что в последнее время появилось немало исследований, посвященных истории спасения евреев поляками и другими народами, и пытающимися установить мотивы, которыми руководствовались спасители.

Все эти исследования можно найти в интернете.

Во многих из них отмечается, что нередко спасители издевались над своими жертвами, реализуя с их помощью садистские наклонности или сексуальные фантазии. Многих детей и подростков такие «спасители» сначала превращали в сексуальных рабов, а потом сдавали гестапо.

Но были случаи, когда те же поляки спасали евреев именно потому, что симпатизировали им и еврейскому народу в целом. Нередко немалую роль играло и личное чувство.

Наконец, известны случаи спасения евреев… поляками-антисемитами. Эти люди не скрывали своей антипатии к евреям, но когда узнавали, что те подлежат уничтожению, готовы были рискнуть жизнью ради их спасения – человеческое начало брало верх над национальными предрассудками.

Это и есть правда. Та самая правда, в которой нет места ни однозначным обвинениям, ни однозначному осуждению. И хотя у орла на гербе Польши только одна голова, такое ощущение, что, когда мы говорим о войне, она раздваивается.

* * *

Очередной скандал вокруг «польского закона» произошел 17 февраля на пресс-конференции, проходившей в рамках Мюнхенской конференции по безопасности. Известный израильский журналист Ронен Бергман рассказал о своей матери, родившейся в Польше и пережившей Холокост, а затем спросил премьер-министра Польши Тадеуша Моравецкого, становится ли он, рассказавши эту историю, преступником, согласно новому закону?

Журналист также подчеркнул, что смысл закона ему не понятен, так как он лишь привлекает внимание к тому, о чем Польша хотела бы забыть. Его выступление было встречено аплодисментами.

Тадеуш Моравецкий ответил, что закон не предусматривает уголовной ответственности за утверждения о причастности отдельных поляков к Холокосту. Кроме того, польский премьер заметил, что среди тех, кто был причастен к преступлениям Холокоста, были не только поляки, но и… евреи, а также русские и украинцы.

Моравецкий заявил, что именно поляки больше других пострадали за попытки помочь евреям. Однако Бергман считает, что прямого ответа он так и не получил.

Слова польского премьера вызвали новый взрыв негодования в Израиле. Первым на их неприемлемость указал Биньямин Нетаниягу, а затем последовали гневные реакции и других политиков.

“Трудно поверить, что премьер-министр Польши сделал недопустимое и неприемлемое сравнение между евреями и поляками в годы Второй мировой войны, между евреями, которых уничтожали, и поляками, среди которых было немало тех, кто активно помогал палачам”, – заявила по этому поводу Ципи Ливни.

БЕЗ КОМЕНТАРИЕВ

ОСТАВИТЬ ОТВЕТ