О «ЖЕЛТЫХ ЖИЛ...

О «ЖЕЛТЫХ ЖИЛЕТАХ» ЗАМОЛВИТЕ СЛОВО…

29
0
ПОДЕЛИТЬСЯ

Беспорядки во Франции достигли такого накала, что президент страны Эммануэль Макрон был вынужден даже ввести чрезвычайное положение. Сотни тысяч демонстрантов выходят на улицы, во французских городах опять пылают автомобили и бьются витрины магазинов. Кое-кто видит в беспорядках «русский след» – и он, НЕСОМНЕННО, есть, но на самом деле, ситуация гораздо более сложна и комплексна, нежели простая диверсия, направленная на ослабление одной из ключевых стран Евросоюза.

Что же происходит во Франции? На самом деле, история эта – очень поучительна. Она наглядно демонстрирует одну из слабых точек демократии, а именно – давление тупого большинства на властные органы. Кроме того, она в очередной раз раскрывает стандартную схему, по которой в последнее время уже привычно действуют агенты влияния других государств, заинтересованных в ослаблении как Евросоюза в целом, так и его основных членов.

Экология – нашевсё!

Но обо всем по-порядку.

Как говорится в Библии – в начале было слово. Причем слово ругательное: очень громко возмущались коренные жители французских провинций, которых очень обидело центральное правительство. Обидело дважды: сначала, в июле этого года, оно злокозненно ввело ограничение максимальной скорости на французских дорогах – 80 км/ч вместо былых 90. Ну, чтобы, значит, экологию не слишком портить. На самом деле, экологии эта мера совершенно не помогла – вскоре выяснилось, что никаких экологических выгод она не принесла. Но зато вся французская провинция – жители небольших городишек, пригородов, сёл, те, кто на работу добираются автомобилями – очень пострадала. Запрет вышел бессмысленным и привел лишь к потере времени и удорожанию ежедневных поездок.

После этого было объявлено – опять же, все ради экологии и для нее, любимой – о повышении государственных акцизов на дизельное топливо. Ну да, дизель всегда был грязнее бензина, но он же всегда в Европе был и дешевле. Дизель – это топливо для тех, кому приходится накручивать на спидометр много километров пути. Теперь он стал для обычных, небогатых французов дороже бензина. Они лишились возможности экономить свои деньги – лишились по вине правительства. И очень на это обиделись.

Что же они сделали? Они сели в свои автомобили и поехали в них, как говаривал Жванецкий, в Париж, по делу, срочно. Они вытащили из багажников этих автомобилей положенные туда согласно законодательству желтые жилеты, надели их и пешком продефилировали по центральным улицам и площадям французской столицы, блокируя движение и веселя местное население – в самом деле, вначале это выглядело весьма забавно и все их поддерживали. На площадях Республики и Бастилии прошли многотысячные митинги и манифестантам все очень сочувствовали.

«А поговорить?»

В наш век социальных сетей информация о протесте распространилась со скоростью, на какую лишь способен Интернет. К протестующим присоединялись все новые и новые люди и, наконец, их стало так много, что правительство задумалось и решило поговорить с их представителями, для чего пригласило их в Елисейский дворец.

И тут оказалось, что представителей у манифестантов просто нет. Движение возникло и развилось совершенно стихийно, так, что ни одна организация просто не успела заявить на него свои права. Так что на переговоры в Елисейский дворец пошли попросту самые громкие и горластые демонстранты, на ходу громко и бурно формулируя свои требования к власть имущим. Как результат – требования оказались абсолютно противоречивыми и даже кое-где дурацкими. Например: убрать с дорог радары, уменьшить налоги и одновременно – увеличить пенсии, увеличить также размеры минимальной зарплаты (собственно, об акцизах на дизель если и упомянули, то походя, вскользь) и выделить (либо увеличить) государственные бюджеты на всякую всячину…

Пока представители манифестантов изображали из себя «голос нации» и не столько договаривались, сколько вещали в Елисейском дворце – сами манифестанты, большинство из которых даже не догадывалось, что у них есть какие-то представители, вовсю развлекались теперь уже не только в Париже, но и во множестве иных крупных городов страны. Развлекались, следует заметить, вполне мирно и чинно, весело угощая вином полицейских и скандируя французские частушки.

«А вы не ждали нас, а мы приперлися!»

Но, как говорится, свято место пусто не бывает. К мирным демонстрантам очень активно и радостно присоединилось всяческое отребье – хулиганы, клошары (Парижские нищие – прим. ред.) и прочие отбросы общества. Нет, они не стремились на Елисейские поля или на площадь Бастилии – там так или иначе было полно полицейских, которые блокировали все подходы. А вот в пригородах Парижа полиции осталось совсем мало – так что «ночным демонстрантам» было, где поразгуляться на воле. Одевшись тоже в желтые жилеты – а как же, мы не бандиты, мы – благородные манифестанты! – они стали поджигать автомобили, громить магазины и отели, не забывая их при этом грабить.

И вот тут-то и начались весьма интересные и загадочные события. То на видео, записанном неким прохожим со сравнительно безопасного расстояния, видно, как два десятка бандитов, грабящих отель, вдруг получают громкий приказ «Назад, назад!», отданный… на русском языке. Причем все два десятка, услышав его, сразу все понимают и организованно отходят, растворяясь в окрестных переулках. То в толпе грабителей магазина вдруг кто-то кричит «Куда пошел, б…дь, не видишь, что ли?» – тоже по-русски, но с весьма характерным кавказским акцентом… А то уже среди демонстрантов появляются какие-то развеселые личности с музыкальными инструментами, развлекающие окружающих песнями из хорошо знакомого любому выходцу из СССР репертуара. «Вишенкой на торте» стал флаг фейковой «Донецкой народной республики», развернутый на фоне Триумфальной арки двумя «демонстрантами» с бандитскими рожами и тоже в желтых жилетах.

Особенно жаль полицейских. Пока на Елисейских полях их угощали и привечали, на окраинах Парижа в них швыряли камни, палки и даже коктейли Молотова, забрасывали полицейские машины дымовыми шашками и атаковали приехавших на место столкновения пожарных и медиков. Увы – полиция даже не пыталась погнаться за этими уродами, полицейских было слишком мало. А подонки, отлично это понимая и, более того – похоже, обладая некими далеко не гражданскими средствами связи, во многих случаях даже не делали вид, что убегают. Откуда-то они знали, что у полиции был приказ не трогать демонстрантов в желтых жилетах. Так что они использовали момент и развернулись вовсю, перенеся террор из Парижа в другие крупные города. По сути – по всей стране. Тут уж пошли аресты, были задержаны тысячи людей – но вот, сколько из них бандитов, а сколько – тех самых демонстрантов, первоначально протестовавших против повышения акцизов на дизельное топливо – до сих пор непонятно.

«Вон из НАТО – евреи виноваты!»

Параллельно с ублюдками всех мастей, к успешному стартапу «желтых жилетов» поспешили присоединиться теперь уже и политики. После того, как ряд профсоюзов сообщил о своей поддержке демонстрантов, ими был выдвинут новый, дополнительный к первоначальному, список теперь уже собственных требований к правительству. Но их поспешную попытку возглавить новорожденное движение «перекрыли» политики, налетевшие на запах успеха, словно мухи на запах… ну, скажем, мёда.

Экстремисты всех мастей кинулись объявлять себя руководителями протестов. Первым «сориентировался» Жан-Люк Меланшон, самый неудачливый из кандидатов в президенты, крайне левый крикун-коммунист. Он заявил, что протесты есть стихийное движение французского пролетариата, и озвучил требования, сводившиеся, собственно, к знаменитому шариковскому «Все поделить!».

Впрочем, и тут он оказался весьма неудачлив: на него не обратили внимания, так как с крайне правого фланга уже поспешно прискакали Марин Ле Пен и Николя Дюпон-Эньян. Если первая, руководительница неонацистского «Национального фронта» и большая подруга Владимира Путина, в особых представлениях не нуждается, то второй персонаж за пределами Франции не столь известен. Это мэр небольшого городка Йера (он расположен неподалеку от Парижа, в департаменте Эсон), одновременно – внефракционный депутат французского парламента с 20-летним стажем и руководитель крохотной партии с претенциозным названием «Вставай, Франция!». Начиная свою политическую карьеру, как «левый» социалист с уклонном в голлизм (то есть, последователь Шарля де Голля), он в ходе президентской кампании 2017 года заключил так называемое «избирательное соглашение» с Марин Ле Пен, передав ей все собранные им голоса избирателей. С этого момента он стал более-менее известен как французам, так и, по крайней мере, жителям еще одной страны – а именно, России. Российское телевидение объявило его «надеждой Франции», а российские газеты какое-то время пестрели его интервью, в которых он разорялся по поводу российской принадлежности Крыма и необходимости срочно отменить любые санкции против России, так как «этого хочет французский народ».

Теперь эта веселая парочка решила изобразить из себя лидеров протеста. В результате на свет Божий родились требования выхода Франции из Евросоюза (так называемый «фрексит») и из НАТО. А в последние дни было объявлено, что во всем виноваты евреи – ну куда же без них? Собственно, о дизельном топливе и «экологических» ограничениях на скорость уже почти никто не вспоминает: как говаривал все тот же Жванецкий, «причем тут борщ, когда такие дела на кухне?».

Куды бечь?

Что касается французских властей – то тут, похоже, царит разброд и неразбериха. Президент Франции Эммануэль Макрон то объявляет демонстрантов «подонками общества», то вводит чрезвычайное положение, а то обещает, в самом деле, поднять минимальные зарплаты на 100 евро – причем сделать это он решил почему-то с первого апреля 2019 года. Как он это сделает – непонятно, потому что такое повышение должно произойти за счет работодателей, которым за это не было обещано вообще ничего. Полиция то бросается в погоню за погромщиками, а то вдруг, наоборот, вспоминает о приказе «не трогать демонстрантов» и прекращает вообще какие-либо действия.

Именно в этот момент, как-то очень кстати, происходит теракт на старейшем в Европе (существует с 1570 года) рождественском рынке в Страсбурге. Террорист – 29-летний местный уроженец, сын арабских беженцев – вдруг решает, что ему срочно требуется пострелять по прохожим, в результате чего гибнут четверо и двенадцать получают ранения. Самого террориста, не нашедшего ничего лучше, как сбежать в такси, на следующий день находит и убивает на месте полицейский патруль…

Что сказать? В такой ситуации как-то просто язык не поворачивается пожелать французам «веселого Рождества». Уж скорее, стоит попросить у Папы Ноэля (так зовут во Франции Святого Николая) немножко спокойствия и безопасности для страны и ее жителей…

 

БЕЗ КОМЕНТАРИЕВ

ОСТАВИТЬ ОТВЕТ