ПАВЕЛ ПИКМАН ...

ПАВЕЛ ПИКМАН НЕ ЖЕЛАЮЩИЙ «ПРОГИБАТЬСЯ ПОД ИЗМЕНЧИВЫЙ МИР»

57
0
ПОДЕЛИТЬСЯ

До того, как я познакомился с Павлом Пикманом, я успел всерьез поработать с его отцом – Израилем Цуриелевичем – признанным мэтром, точно знающим, чего он хочет в искусстве. Будучи живым классиком, он очень органично входил в каноны «Беларусьфильма».

Стоит отметить, что семейные династии в кинематографе отнюдь не нонсенс, достаточно вспомнить клан Михалковых. Так что обычно такой фактор сильно помогает молодым режиссерам. Но не в случае с Павлом, который получив диплом ВГИКа, явился в родной Минск «с лицом необщим выраженьем». А это на «Беларусьфильме» встречалось заведомо с раздражением. Белорусский кинематограф, если и пропускал через свои стены некий «оторванный от реальности» талант, то подгоняя под свои рамки. В условиях – «шаг – влево, шаг – вправо, худсовет давит незамедлительно». Разумеется, угодил в это «прокрустово ложе» и П. Пикман, а «статус сына» – только добавлял желчи консерваторам.

Этак я веду к тому, что характер Павла складывался отнюдь не в тепличных условиях. Ему приходилось, и стонать от вопиющей несправедливости, и ощущать на себе неприятный прищур антисемитов. Но это испытание дало закалку, несомненно, пригодившуюся в дальнейшей жизни. К сожалению, уже за пределами родной страны и любимого дела. Да, так бывает. Тем более, на сломе эпох, однако мне искренне жаль, что Павел не успел всесторонне проявить в белорусском кинематографе собственную индивидуальность – в 31 год он уехал в США, не дотерпев до тех времен, когда таковое стало проще. Уверен, пришли бы и ощутимые успехи, хотя, как известно «жизнь нельзя повернуть назад», а «все что делается – делается к лучшему». Поэтому остается вспоминать не то, что могло быть, будь среда менее «кислотной», а то, что реально было.

Деловая жизнь в кинематографе делится на две главные части – киностудия (а то и дом, если речь о сценарии) и экспедиция. И ты можешь годами знать коллегу только по кабинетам и коридорам, но чтобы узнать, достаточно несколько дней разделить с ним гостиничный номер. Я много раз поражался, насколько могут быть разными представления. Делить кров с Павлом было комфортно. И дело не только в том, что оба уклонялись от важнейших киношных скреп – алкоголя и табака. И даже не в том, что сближало киноманство. Прелесть в том, что Паша – потрясающе интересный собеседник, даже если речь ведется о крайне далеких для тебя темах. Именно он открыл для меня такой пласт культуры, религии и истории, как еврейство во всех его проявлениях. Очень много лет прошло, но зачет по тому «курсу лекций» я готов сдавать хоть сегодня. И даже номер брестской гостиницы, в которой это действо происходило – тоже помню. Хотя сколько гостиниц прошло – не перечесть.

Всегда в Павле подкупала и родственная мне самоироничность. Даже кажется, что иногда старшие коллеги из худсоветов его порой гнобили, потому что он, вопреки традициям, не раздувал щеки, придавая всемирно-исторической важности и себе, и своим работам. Но я в худсоветах не просиживал (но, иногда на них присутствовал – поэтому весь их кошмар оценил), поэтому уйду в менее пафосную тему.

А вот что именно мы с Пикманом заносили в историю (снимая на широкую пленку) – уже и не так важно. Уверен, у этого находятся свои зрители. Благо пришли времена YouTube и интереса к прошлому. Мне же больше вспоминается именно то, что мы были молодыми людьми, начинавшими карьеру, и вели жизнь во всех ее проявлениях.

А в юбилейной канве важнее то, что я не припомню, чтобы Павлу какая-нибудь тема фильма была не интересна. Пусть – колхоз, путь – завод, пусть – школа… Всегда в его голове появлялся своеобразный замысел. Хотя и было понятно, что потом ожидает «геморрой» советских худсоветов, но подойти банально, изменив своему творческому «я», казалось Паше таким предательством, после которого не захочется себя уважать. Тем более что он был отнюдь не первым и далеко не последним творческим диссидентом, при том, что изобразить почерк «карманного» режиссера, обладая навыками, полученными в авторитетном ВГИКе – ничего не стоило. Ничего, помимо чести…

Вот и читая газету «Каскад», я вижу того же Павла, решительно не желающего «прогибаться под изменчивый мир». И пусть именно так и будет…

Олег Павлов, член Союза кинематографистов СССР

БЕЗ КОМЕНТАРИЕВ

ОСТАВИТЬ ОТВЕТ