ПОВОРОТЫ СУДЬ...

ПОВОРОТЫ СУДЬБЫ Как большевик Владимир Войтинский стал советником президента США

ПОДЕЛИТЬСЯ

Владимир Савельевич Войтинский родился 12 ноября 1885 года в Петербурге в семье преподавателя математики реального училища (позже его отец стал профессором Лесного института). Домашняя атмосфера, разносторонние интересы родителей – принявших христианство евреев, либерально мысливших разночинных интеллигентов второй половины позапрошлого века – обусловили острое внимание юного Владимира, его братьев Иосифа и Николая, сестры Надежды к русской и мировой литературе, истории и особенно к проблемам экономического и социально- политического развития общества. Родители привили детям не только разносторонние интересы, но и высокие нравственные требования и нормы. Младший брат Владимира Николай скончался в детстве. Старший брат Иосиф и младшая сестра Надежда стали в СССР сравнительно известными в своей среде личностями.
Родившийся в 1884 году Иосиф уже в молодом возрасте приобрел репутацию видного юриста. Первые книги ”Стачка и рабочий договор по трудовому праву” и ”Коллективные соглашения об условиях труда” он издал в 1911 году, когда ему было 27 лет. В советское время Иосиф выпустил первый краткий учебник ”Основы советского права” (1927), многочисленные исследования по трудовому праву, был блестящим лектором Ленинградского университета. Но во время ”большого террора” Иосифу Войтинскому припомнили и ”юридический объективизм” (страшно подумать, в своих книгах он обсуждал возможность забастовки в советских условиях!), и политический путь младшего брата. В середине 30-х годов имя Иосифа Войтинского перестало появляться в печати, а вскоре после этого он был арестован и расстрелян по приговору ”особого совещания”.
В 1886 г. на свет появилась Надежда, ставшая художником и искусствоведом, юношеским писателем и переводчиком. И она не избежала сталинской дубинки, – в 1938 году была арестована за ”антисоветскую агитацию”, твердо держалась на допросах и через год, во время бериевской псевдооттепели, когда была освобождена незначительная часть политзаключенных, также вышла из тюрьмы, хотя реабилитировали ее только через 15 лет. Надежда скончалась в 1965 г. В наши дни выставки ее работ прошли в Русском Музее и в других художественных галереях.
Девятнадцати лет Владимир Войтинский поступил на юридический факультет Петербургского университета. Он добросовестно штудировал правовые и экономические курсы (экономика изучалась именно на этом факультете), но наибольший интерес вызывали у него проблемы теоретической экономии, к изучению которых юноша пытался применить математические методы – благо, способности к математике были им унаследованы от отца. Знакомство с историком и экономистом М.И.Туган-Барановским – видным либералом и сторонником так называемого ”легального марксизма” (приверженцы этого течения использовали марксову аргументацию для обоснования неизбежности капиталистического развития России и необходимости введения демократических свобод) привлекло внимание Владимира к спорам в среде русских последователей Маркса и к взглядам других западных экономистов, которые полемизировали с Марксом.
Поначалу теория стоимости, разработанная в ”Капитале”, воспринималась им сугубо критически, и за выступления на студенческих семинарах с ее нелицеприятным анализом Владимир даже получил прозвище ”марксоеда”. Более последовательной и логичной студент считал теорию предельной полезности австрийца Ойгена Бем-Баверка, которая разрабатывалась и другими обществоведами на Западе. Эта теория, противопоставляема я прибавочной стоимости, исходила из того, что ценность благ определяется соотношением оценок покупателя и продавца. Она подкупала большей жизненностью, чем абстрактные построения ”отца научного социализма”. Ей Войтинский посвятил свою первую книгу ”Рынок и цены. Теория потребления и рыночных цен”, написанную в основном еще тогда, когда автор оканчивал гимназию, и опубликованную в 1906 году с предисловием Туган-Барановского (почти через 60 лет эта работа была переиздана в США).
Но еще до этого бурные события 1905 года повернули жизнь Войтинского в совершенно ином направлении: 20- летний студент был охвачен стихией начавшейся революции, и его смелости, боевитости, энергии более импонировала большевистская тактика революционного напора на царизм с перспективой ”перерастания” революции в социалистическую (именно так формулировал существо своей тактики большевистский лидер Ленин), чем более осторожная линия меньшевиков и тем более мирно- конституционные планы либералов.
Вскоре Владимир Войтинский, вчерашний ”марксоед”, так и не ставший последовательным марксистом, по крайней мере, в ленинском истолковании термина (впрочем, этого от него никто и не требовал, прагматические соображения были куда важнее), начал сотрудничать в большевистской печати. Юношу среднего роста с огненно-рыжими всклокоченными волосами охотно слушали на студенческих собраниях и рабочих митингах. У Войтинского была сильная близорукость, но, выступая, он не страдал от этого, так как очень быстро привык произносить свои речи не только без текста, но даже без конспектов или заметок. Известный в то время в социал-демократических кругах под псевдонимом Сергей Петров, Владимир проявил инициативу в создании профсоюза приказчиков, а вслед за этим стал руководителем Совета безработных Петербурга (сам он безработным не был, но над этим никто тогда не задумывался). Он развернул кампанию, в результате которой столичная Городская Дума выделила Совету безработных средства для организации общественных работ и раздачи бесплатных обедов.
К 1906 году относятся и первые контакты молодого социал-демократа с воинскими частями – результатом стал написанный им наказ подразделений гарнизона, адресованный социал-демократической фракции Второй Государственной Думы.
В ноябре 1905 и в январе 1906 годов Войтинский подвергался арестам, но в условиях продолжавшегося еще бурного общественного подъема его вскоре освобождали.
Наш герой не раз встречался с Лениным. Вначале он был очарован лидером крайне революционный социал-демократической фракции. Но постепенно авторитарные повадки ”старшего товарища”, непререкаемость его суждений, их злобный тон, истеричность, многократные повторения одних и тех же утверждений, которые Ильич как бы стремился вколотить в головы своих слушателей, начинали вызывать раздражение, а затем и неприязнь. Однако Войтинский в то время относил это чувство еще только к личности человека, который волею истории возглавил революционно- экстремистское течение в более или менее единой тогда еще социал- демократической партии, но не к большевистской программе и тактике по существу. Политическое прозрение придет позже.
В начале 1907 года Войтинский отказался принять предложение Ленина бежать за границу, чтобы стать там руководителем большевистского журнала, и в третий раз он был арестован уже после государственного переворота, организованного главой правительства Столыпиным летом 1907 года. Жандармы взяли Владимира 15 октября 1907 года, но он смог бежать из арестного дома на Васильевском острове, перешел на нелегальное положение и по заданию большевистского центра уехал в Екатеринослав, где примерно месяц возглавлял партийную организацию большевиков.
Здесь в январе 1908 года его застал четвертый и последний арест. Два года – до суда в мае 1909 г., вынесшего приговор (четыре года и восемь месяцев каторжных работ) и непосредственно после него – Войтинский провел в Екатеринославской тюрьме.
По сравнению с другими тюрьмами тогдашней империи Екатеринославский централ отличался особо тяжкими условиями. Переполненные камеры, грязь, эпидемии, избиения и даже убийства заключенных – таковы были ее реалии. Для Войтинского они стали источником нового опыта, который был положен в основу меморандума, нелегально переданного в социал-демократическую фракцию Третей Государственной Думы и использованного ею в парламентских выступлениях. Вскоре Войтинский написал серию ярких очерков о тюремных порядках, печатавшихся в журнале ”Русское богатство” и других перворазрядных периодических изданиях.
Попытка бежать из тюрьмы, точнее из сыпнотифозного барака, куда он был переведен, симулировав болезнь, оказалась неудачной. Из Екатеринославского централа в 1910 году Войтинского перевели по этапу в Александровскую каторжную тюрьму, находившуюся рядом с Иркутском, где он и провел оставшуюся часть заключения (срок пребывания в тюрьме включал и предварительный арест).
С конца 1912 года Войтинский находился в ссылке вначале в селе Илкино, а затем в Иркутске. Этот город был в то время центром общественно- политической и культурной жизни Восточной Сибири. Здесь Владимир участвовал в попытках создания социал-демократической печати. В 1914-1915 гг. ему вместе с единомышленникам и удалось выпустить всего лишь два номера журнала, носившие разные названия: первый – ”Сибирский журнал”, второй – ”Сибирское обозрение”. Он активно занимался журналистикой. В 1913-1916 гг. одна за другой в местных издательствах вышли его книги ”Призраки” (о жизни заключенных), ”Безработица и локауты”, ”Вне жизни: Очерки тюрьмы и каторги” (частично в этой книге были использованы материалы работы ”Призраки”), ” Евреи в Иркутске”, ”В тайге”. Статьи Войтинского публиковались не только в иркутских журналах ”Сибирское слово” и ”Новая Сибирь”, но также в столичных периодических изданиях и в западной социалистической печати.

БЕЗ КОМЕНТАРИЕВ

ОСТАВИТЬ ОТВЕТ