ПОЧЕМУ МАРТИН...

ПОЧЕМУ МАРТИН ЛЮТЕР КИНГ НЕ ПОЕХАЛ В ИЗРАИЛЬ

44
0
ПОДЕЛИТЬСЯ

«Я испытываю глубокое сожаление в связи с тем, что вынужден отменить мое предполагавшееся паломничество на Святую Землю в этом году, однако отсутствие спокойствия на Ближнем Востоке в этом году чрезвычайно осложняет проведение религиозного паломничества, свободного как от политических подтекстов, так и от страха за безопасность самих участников.

На самом деле я понимаю, что опасности почти нет, но для обычного гражданина, который редко выезжает за границу, ежедневные заголовки газет о столкновениях на границе и пропагандистские заявления порождают эффект страха перед опасностью, который непреодолим здесь в Америке».

Это отрывок из письма Мартина Лютера Кинга, которое было направлено 26 сентября 1967 года президенту израильской авиакомпании El Al Мордехаю Бен-Ами. В нем лидер движения за гражданские права американских чернокожих формально аннулировал согласованную еще до Шестидневной войны поездку на Ближний Восток.

Какова же была истинная мотивация отказа Кинга? Ответ на этот вопрос стремится дать известный американо-израильский ученый (преподающий в иерусалимском Shalem College и работающий в качестве визитирующего исследователя в Washington Institute for Near East Policy) Мартин Крамер. В недавно вышедшей антологии своих работ «Война с ошибкой: Израиль, ислам и Ближний Восток» (War on Error: Israel, Islam and the Middle East. By Martin Kramer / Transaction Publishers, New Jersey) он публикует большую статью под названием «Словами Мартина Лютера Кинга», в которой останавливается на недостаточно изученных моментах отношения знаменитого негритянского лидера к еврейскому государству. «Как израильтяне, так и палестинцы (включая сторонников обоих), – говорит Крамер, – энергично стараются привлечь Кинга на свою сторону, исходя из того что сказанное им более полувека назад оправдывает что-то из их сегодняшней политики. Этот процесс развивается фрагментарно, потому, видимо, что всеобъемлющего исследования взглядов Кинга на Ближний Восток не существует. В результате многочисленные ошибки и фактические упущения дискредитируют большинство попыток зачислить призрак Кинга на действительную службу».

В Государственном архиве Израиля существует целая коллекция документов, начиная с довоенного периода, связанных с несостоявшимся визитом Кинга. Директор Архива Яаков Лозовик выразил их содержательную суть следующим образом: «Израильтяне думали, что принять МЛК в Израиле – это отличная идея, и чем более возрастала его значимость, тем более крепла их убежденность в том, что им было необходимо это осуществить. Кинг, со своей стороны, продолжал произносить все правильные слова, но не приезжал. Таковы факты. Что они означают? Трудно сказать». Крамер комментирует: «На самом деле сказать это нетрудно. Просто ответ находится далеко от израильского архива, а именно в прослушках ФБР».

Идея паломничества Кинга на Святую Землю возникла в 1966 году. Вместе с ним туда должен был отправиться пастор Сэнди Рэй из Бруклина. Помощник Кинга Эндрю Янг предварительно съездил в Израиль и Иорданию и получил благожелательное согласие от властей этих стран. 16 мая 1967 года Кинг сделал публичное объявление о паломничестве, которое должно было состояться в ноябре того же года и в котором должны были принять участие пять тысяч человек. Сам Кинг должен был выступить с проповедью на Масличной горе (оккупированный Иорданией Восточный Иерусалим) и в специально построенном амфитеатре возле Капернаума (Кфар Нахум) на Галилейском море (озеро Кинерет) в Израиле. Ничего политического, по словам Кинга, в этом паломничестве не было.

Но тут случилась Шестидневная война, Иерусалим перестал быть разделенным, и то, что не было политическим, стало таковым. Вот цитаты из расшифровки записи разговора, состоявшегося между Кингом и его помощниками 24 июля 1967 года. Если я поеду, говорит Кинг, то «окажусь в положении, когда меня будут проклинать, если я скажу это, и меня будут проклинать, если я скажу то, независимо от того, что я вообще скажу, и на меня уже вылили достаточно критики, в том числе и сторонники арабов… Я просто думаю, что если я поеду, то арабский мир и, конечно, Африка с Азией за компанию истолкуют это как одобрение всего, что сделал Израиль… В основном все это должно происходить в Иерусалиме, а они (израильтяне) его аннексировали и, что ни говори, не планируют его оставить… Я должен откровенно признать, что мои инстинкты, а когда я, так сказать, следую своим инстинктам, то обычно оказываюсь прав… Я только думаю, что это было бы огромной ошибкой. Я не думаю, что смог бы выйти из этого невредимым».

Естественный вопрос: а как относился Кинг к самой Шестидневной войне? Поддерживал ли он Израиль, на что надеялись американские евреи, активно участвовавшие в борьбе за гражданские права? Считается, что поддерживал. Обычно ссылаются на коллективное заявление ведущих христианских теологов «Моральная ответственность на Ближнем Востоке», которое на правах рекламы было опубликовано 4 июня 1967 года в The New York Times, когда, по словам Крамера, «администрация Джонсона, похоже, оставила Израиль наедине с его врагами». «Египетский президент Насер, – говорилось в заявлении, – инициировал блокаду международных вод, Тиранского пролива, морского пути Израиля в Африку и Азию. Эта блокада может привести к огромному пожару… Вспомним, что Израиль – это молодое государство, народ которого до сих пор восстанавливается после ужасов и децимации европейского Холокоста… Мы призываем правительство Соединенных Штатов уважать свои обязательства в отношении свободы международных вод. Мы призываем наших соотечественников-американцев всех убеждений и объединений, равно как и администрацию поддержать независимость, целостность и свободу Израиля. Люди совести во всем мире несут моральную ответственность за право Израиля на проход через Тиранский пролив». Среди подписавших заявление были видные теологи Рейнхольд Нибур, Джон Беннет и многие другие. Но наиболее говорящим был подзаголовок к публикации: «Среди подписавших д-р Кинг».

Все, казалось бы, ясно. Есть, правда, одно “но”. Это опять же данные прослушек ФБР, которое «вело» бывшего коммуниста Стэнли Левисона, советника Кинга. 6 июня, когда война уже шла, Кинг сказал своим помощникам: «Видели рекламу в воскресной Times? Это то, что они заставили меня подписать вместе с Беннетом и прочими? Я ведь это заявление вообще не видел. А увидев, я почувствовал, что оно не вполне сбалансированное и что оно произраильское. Это ставит нас в ситуацию, когда мы превращаемся почти что в ястребов на Ближнем Востоке, оставаясь голубями в отношении Вьетнама, и я вообще такого типа заявление делать бы не стал». Левисон, не вдаваясь в то, каким тогда образом подпись Кинга появилась в газете, стал убеждать его «сохранить дружбу и с арабами, и с израильтянами в одно и то же время». Если бы Кинг, рассуждал Левисон, призвал к переговорам, признавая при этом «неоспоримое» право израильтян на родину и ее территориальную целостность, то этого было бы достаточно для сторонников Израиля.

Через два дня Кинг опять говорил на эту тему со своими помощниками. От него, жаловался он, все настойчивее требуют высказать свое отношение к обстановке на Ближнем Востоке. (Во внутренней справке American Jewish Committee было отмечено, что за неделю войны он дважды выступал в Вашингтоне, однако не обмолвился о ней и словом.) «Заявление, которое я подписал для N.Y.Times, как вы знаете, было поддержано многими в еврейской общине. Но в негритянской общине есть разочарованные им. SNCC, например, отреагировал очень резко. (Student Nonviolent Coordinating Committee – радикальная негритянская организация, настроенная проарабски и антиизраильски.) Я не могу теперь отступить от этого заявления, моя проблема заключается в том, должен ли я делать еще одно заявление или вообще избегать любых заявлений».

Высказаться Кингу, конечно, пришлось. 18 июня он принимал участие в программе телеканала ABC, и один из вопросов звучал так: «Должен ли Израиль, по вашему мнению, возвратить землю, которую он захватил во время конфликта, без определенных гарантий, например в сфере безопасности?» Кинг ответил: «Я думаю, что эти гарантии должны быть выработаны Объединенными Нациями. Я хотел бы надеяться, что все государства, и в особенности Советский Союз и Соединенные Штаты, и я бы сказал, Франция и Великобритания, эти четыре державы могут определить, как все будет дальше. Я думаю, что израильтяне должны получить доступ к Акабскому заливу. Я подразумеваю, что само выживание Израиля может напрямую зависеть от доступа не только к Суэцкому каналу, но и Тиранскому проливу. Это очень важные вещи. Но я полагаю, что для конечного мира и безопасности Израилю, вероятно, необходимо будет оставить завоеванную территорию, так как удерживание ее только усугубит напряженность и обострит арабскую неприязнь».

Стремлением «не обострять» продиктованы как суждения, так и поступки Кинга в отношении ближневосточного конфликта. И те, и другие сбалансированы, чтобы не растерять еврейскую поддержку, авторитет в афроамериканской общине, благожелательность третьего мира. Он знал, пишет Мартин Крамер, что его слова ждут миллионы и пытался найти решение конфликта, а не разжигать его. У нас нет повода предполагать, что он вел бы себя по-иному, если бы прожил дольше, чем до 4 апреля 1968 года.

БЕЗ КОМЕНТАРИЕВ

ОСТАВИТЬ ОТВЕТ